Почему казахстанские власти продают Усть-Каменогорскую и Шульбинскую ГЭС

О подводных камнях в сделке по продаже двух ГЭС на востоке Казахстана рассказали эксперты

ФОТО: inform.kz

В феврале этого года правительство Казахстана опубликовало постановление, в котором говорится о продаже государственных долей Усть-Каменогорской и Шульбинской гидроэлектростанций (ГЭС), сообщает Sputnik.

Премьер-министр Аскар Мамин поручил провести двухэтапный конкурс по продаже 100% государственных долей участия в уставных капиталах товариществ с ограниченной ответственностью "АЭС Усть-Каменогорская ГЭС" и "АЭС Шульбинская ГЭС". 9 февраля он подписал соответствующее постановление.

Постановление вводится в действие со дня его подписания. Данные объекты вошли в комплексный план приватизации на 2021-2025. Работы по оценке объектов начались 11 марта 2021. Определиться со стартовой стоимостью намечено к 25 марта. Торги будут проводиться 4 мая, 17 мая будет заключен договор купли-продажи, сообщается на сайте privatization.gosreestr.kz.

В Минэнерго подтвердили, что государство владеет 100% долей в Усть-Каменогорской и Шульбинской ГЭС. На вопрос о причинах продажи там пояснили, что было поручение о передаче подобных активов в конкурентную среду. Данный вопрос курирует Минфин.

Отметим, что Усть-Каменогорская и Шульбинская ГЭС 20 лет - с 1997 по 2017 - находились в концессии у американской компании AES Corporation. Об этом говорится на сайте обеих ГЭС.

С 1 октября 2017 Комитет госимущества передал права владения и пользования государственными долями участия в "АЭС Усть-Каменогорская ГЭС" в Министерство энергетики, так как завершился срок действия договора между Казахстаном и американской компанией AES Corporation от 23 июля 1997.

Sputnik Казахстан также запросил у Комитета госимущества информацию о причинах продажи гидроэлектростанций и просил предоставить государственных экспертов по энергетике. Однако нам сообщили, что нужно отправить запрос курьерской почтой.

Поэтому мы решили обратиться к независимым экспертам, чтобы они объяснили, почему казахстанское правительство продает Усть-Каменогорскую и Шульбинскую ГЭС.

Причины продажи ГЭС

Консультант по развитию активов и повышению энергоэффективности предприятий в сфере энергетики компании ТОО "ENERGY ON TRACK" Ельдар Баданов назвал предполагаемые причины продажи Усть-Каменогорской и Шульбинской ГЭС:

- выполнение комплексного плана приватизации 2021-25 годов, так как эти ГЭС принадлежат Минэнерго и входят в перечень крупных организаций республиканской собственности, подлежащих приватизации в приоритетном порядке;

- необходимость развития рыночных отношений, передача этих компаний в конкурентную среду.

Баданов пояснил, что государственная или квазигосударственная компания с кучей проблем или невыполненными обязательствами перед потребителями всегда рассчитывает на поддержку (субсидии) от государства.

- Эти деньги выделяются из бюджета и непонятно, когда они окупятся. В случае с частными компаниями владелец напрямую заинтересован в надежности работы предприятия, так как от этого зависит его прибыль. В условиях рыночной экономики частные компании, чтобы заполучить клиента, будут внедрять новые способы повышения качества работы, - говорит эксперт.

- Необходимость снижения затрат на содержание энергетических активов государства. Затраты на содержание, эксплуатацию и ремонт будет нести частная компания, и государство на этом сэкономит немало средств.

- Повышение инвестиционной привлекательности региона за счет развития частного бизнеса - привлечение частных и иностранных инвестиций для модернизации энергетического оборудования.

- Увеличение доли частных компаний на рынке торговли электроэнергией, так как ГЭС являются участниками оптового рынка торговли электроэнергии, где она покупается и продается.

- Повышение надежности работы энергосистемы. ГЭС является наиболее подходящим объектом для выдачи маневренных мощностей в пиковые часы нагрузки энергосистемы. Она сможет быстрее реагировать на скачки.

Какие могут быть риски у этой сделки

Есберген Абитаев, в прошлом управляющий директор по производственно-техническим вопросам "Самрук-Энерго", считает, что энергетика – это не та отрасль, где можно делать бизнес.

- Казахстан пока не готов к этому. Наши думают, что сейчас инвестор придет и будет вкладывать деньги, а он будет делать бизнес. Население не потянет увеличения тарифов на электроэнергию. Сейчас тарифы сдерживает государство. Сложно сказать, чем может обернуться эта продажа. Не понимаю, зачем продавать энергетику, - выразил мнение эксперт.

Бывший глава KEGOС Асет Наурызбаев напомнил, что в Казахстане действует принцип "желтых страниц", который рекомендует правительству продавать все, что находится в рыночной сфере. С точки зрения рыночной экономики, полезно, чтобы станции были в рыночном поле, но, как говорится, дьявол кроется в деталях, считает эксперт.

- Это большие ГЭС, они стоят на большой реке и всегда строятся за счет напряжения многих ресурсов – это не только прямые капитальные затраты, но еще и освобождение земель, которые будут затоплены, возможное переселение сел. Это большие затраты, которые были исторически проведены, и они спрятаны в стоимости станций, которая сейчас никак с бухгалтерской стоимостью не связана. Они значительно превышают текущую бухгалтерскую стоимость ГЭС, - сказал Наурызбаев.

Он добавил, что управление ГЭС – это не просто построить сооружение и начать производить электроэнергию. Это большой проект, который очень сложно создать, именно поэтому ГЭС очень дорогие.

Кроме того, ГЭС являются основными поставщиками регулирующей мощности, особенно с точки зрения первичного (мгновенного) регулирования. Автоматика следит за балансом производства и потребления, и, если где-то пропадает генерация электроэнергии, на такую же величину должны быть отключены потребители.

- Когда у нас происходит дисбаланс электроэнергии, к примеру, в Узбекистане отключается какая-нибудь электростанция и у потребителей начинает пропадать свет, первыми на защиту потребителя в такой ситуации встают гидростанции, они могут быстрее всех на короткое время поднять свою мощность. Это и называется первичным регулированием. В этом смысле они важнейшие и уникальные. Это делается на ГЭС и газотурбинных станциях, которых у нас пока не хватает. Эти станции должны продолжать работать в этой логике, - отметил бывший глава KEGOС.

При этом он не видит особых причин, зачем нужно приватизировать данные объекты именно сейчас.

- Мы сейчас находимся не в пике рыночного цикла, ближе к яме. Я эту сделку специально не изучал и не могу комментировать причины, но в целом я пока не вижу предпосылок для выгодной продажи, четко сформулированных правил продажи и наличия рынка, - поделился эксперт.

Потенциальные покупатели и от чего зависит стоимость ГЭС

Ельдар Баданов отметил, что пока рано говорить о том, кто будет владельцем активов, так как обе ГЭС являются стратегическими энергообъектами Иртышского каскада как для Восточного Казахстана, так и для страны в целом.

Он сказал, что потенциальный покупатель должен соответствовать всем требованиям нормативно-правовой базы в сфере управления ГЭС, а также иметь достаточно средств для содержания объекта, так как действующий штат и сфера деятельности компании должны быть сохранены. Кроме того, должны будут выполняться инвестиционная программа и программа модернизации.

- Опыт управления в сфере ГЭС также важен. Самое главное, я считаю, чтобы новый владелец компании сохранил и улучшил существующие показатели производства электроэнергии, а также обеспечивал бесперебойность работы ГЭС, - считает эксперт.

Асет Наурызбаев выразил мнение, что инвесторы мало заинтересованы в этих объектах, так как отпускные цены на электроэнергию регулирует государство.

- У нас нет рынка такого рода услуг. Последнюю Нобелевскую премию получили экономисты, которые рассказали о том, как нужно правильно продавать такие сложные объекты. То есть это целая наука. Но не нужно быть нобелевским лауреатом, чтобы понимать, что если у нас нет рынка в стране, а есть только прямое регулирование отпускных цен ГЭС со стороны государства, здесь интерес потенциального инвестора состоит в том, чтобы договориться с министром, который эту цену утверждает. То есть стоимость станции зависит от умения ее владельцев договориться с министром, - уверен эксперт.

Ельдар Баданов отметил, что ГЭС, скорее всего, продадут казахстанским компаниям, чтобы повысить долю местного содержания. Кроме того, зарубежные инвесторы, перед тем как вложить деньги, смотрят инвестиционный портфель и проводят большой анализ. А частные казахстанские компании больше заинтересованы в прибыли и развитии региона. Однако "кому попало" такие объекты не продадут, уверен Баданов.

- Существует специальный отбор, и кому попало такие компании не продают, это стратегически важно. К тому же, если случится какая-нибудь катастрофа, к примеру, прорвет плотину, то это сильно скажется на экологии данного региона. Поэтому для государства важно выбрать надежного и добросовестного владельца, - подчеркнул он.

Бывший глава KEGOС уверен, что не стоит ожидать хорошего игрока на рынке электроэнергии.

- Если бы мы проводили хороший правильный конкурс с понятными правилами рынка, то пришли бы хорошие игроки. В текущей ситуации продажа за хорошие деньги не может быть осуществлена именно в силу того, что у потенциальных покупателей нет никаких рыночных индикаторов, а есть представление о том, сумеют они договориться с министром или нет, - говорит Асет Наурызбаев.

Он считает, что в этих условиях из конкуренции будут исключены крупные международные компании, которым нужна прозрачность, останутся лишь местные игроки.

- Получается, что правительство продолжает свою игру в интересах какого-то класса игроков. Они идут в сторону тех покупателей, которые знают, как будет формироваться цена на электроэнергию и услуги по регулированию. Поэтому я думаю, что цена на торгах будет не очень высокая именно в силу того, что потенциальным инвесторам непонятно, по какой цене будет продаваться электроэнергия, - сказал Асет Наурызбаев.

Есберген Абитаев, в свою очередь, вспомнил случай, когда задавал вопрос бельгийцам и американцам, почему они не вкладывают инвестиции в эту сферу.

- Они говорят, поднимайте тариф, а мы этого сделать не можем. Инвесторы хотят заработать, а тут не получится особо заработать. Государство от этого тоже не выиграет, - поделился он.

Как лучше всего приватизировать ГЭС

Асет Наурызбаев предложил приватизировать ГЭС через концессию, когда объект на много лет отдают инвестору, при этом определяют ряд условий.

- В случае с Шульбинской ГЭС это могло бы быть строительство Шульбинского контррегулятора. Это бы позволило увеличить диапазон регулирования самой Шульбинской станции, увеличило бы производство электроэнергии на чистых источниках и приблизило бы Казахстан к реализации целей устойчивого развития и прочих обязательств по чистой энергетике. Это должно быть прописано в условиях тендера, - указывает Наурызбаев.

К примеру, в случае с американской компанией AES, напоминает он, у государства и инвестора были взаимные обязательства.

- Но обязательства в полной мере никто не исполнил. Там были судебные разбирательства по этому поводу. Чтобы такого не повторилось, должен быть разработан предельно понятный механизм, включающий банковские гарантии, чтобы это не превращалось каждый раз в судебный процесс, - заключил бывший глава KEGOC.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9732 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
12 июня родились
Вячеслав Ким
председатель совета директоров АО «Kaspi.kz», №2 в рейтинге 50 богатейших бизнесменов Казахстана - 2021
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Оксана Чусовитина: Любое поражение – это первый шаг к победе Смотреть на Youtube