Эксперты об АЭС в Казахстане: Есть плохой вариант и ещё хуже

Дискуссия о путях решения энергетической проблемы в Казахстане выявила множество острых углов

ФОТО: ©Сергей Александров

Во время обсуждения на тему «Экономические аспекты строительства АЭС в Казахстане. Вопросы энергобезопасности», прошедшего 24 мая в Алматы, прозвучало много цифр. Но самой значимой, пожалуй, была одна, названная модератором Сергеем Пономаревым: 60% казахстанцев против строительства атомной электростанции. Однако есть ли у государства другие варианты справиться с дефицитом электроэнергии? И как сторонники строительства АЭС намерены склонить на свою сторону противников?

Розетка без электричества

Основные показатели назвал Тимур Жантикин, глава ТОО «Казахстанские атомные электрические станции» – организации, которая была создана фондом «Самрук-Казына» для работы над проектом строительства АЭС.

– По оценке компании Energy Systems Researches, в единой электроэнергетической системе Казахстана максимальная нагрузка вырастет с текущих 15,8 до 23 ГВт в 2035 году, потребление – со 113,9 до 153 ТВт·ч. Доля оборудования с износом более 75% составляет 52%. До 2035 года могут быть выведены из эксплуатации электростанции мощностью до 8,1 ГВт. При этом до 2028 года ожидается модернизация и перевооружение в объеме 0,75 ГВт и расширение существующих гидроэлектростанций до 1,63 ГВт, – перечислил он данные.

В результате стране грозит дефицит 3,2 ГВт к 2035 году. Если сюда добавить обязательство Казахстана достичь к 2030 году 30% выработки энергии на альтернативных источниках, то, сделал вывод Жантикин, «необходимо строительство атомной станции как минимум двумя блоками от 1000 до 1400 МВт».

Тимур Жантикин
ФОТО: ©Сергей Александров
Тимур Жантикин

Предполагаемые места для строительства — поселок Улькен на юге и город Курчатов на севере страны — были исследованы на предмет обеспечения безопасности, в том числе на случай природного (землетрясения, ураганы и т. д.), антропогенного (например, падение воздушного судна) и радиационного воздействия.

– Оба варианта практически равнозначны, но у Улькена есть ряд преимуществ: готовая площадка, котлован, водозабор, подъездные пути и т. д., – объяснил эксперт.

Также в 2019 году были собраны «необязывающие», как выразился Тимур Жантикин, предложения по поводу исполнения проекта АЭС. Свои реакторы представили компании из Китая, Кореи, США, Франции и России. Всего было представлено 13 проектов, все они относятся к типу 3+, рассчитаны на 60 лет эксплуатации и имеют действующие модели. Подготовка к строительству займет пять лет, само строительство — до шести лет.

– Если в следующем году определимся с поставщиком реактора, то ввод в эксплуатацию будет в 2035 году, – добавил спикер.

Финансирование строительства возможно по нескольким схемам, стандартная — это 20% собственные средства (акционерный капитал, бюджет или Нацфонд ) и 80% заемные. Есть схема «проектирую, строю, владею, эксплуатирую» на основе концессионного соглашения.

Еще один важный фактор — наличие собственной сырьевой и производственной базы: Казахстан — номер один по добыче урана в мире.

– Строительство АЭС в Казахстане открывает возможности для развития атомной индустрии и в целом для всей экономики. Работа станции на 1000 МВт снижает выбросы на 4 млн тонн. Появляются новые рабочие места. Важный фактор – устойчивая низкая стоимость генерации плюс обеспечение стабильного энергоснабжения в течение более 60 лет, – привел свои аргументы Жантикин.

АЭС будет лишней

Почти на все доводы главы ТОО у участников дискуссии нашлись контраргументы или по крайней мере вопросы. Один из них касался водной проблемы: хватит ли воды для АЭС?

– Невосполнимые потери воды будут около 63 млн кубометров в год, – ответил Жантикин. – Прогнозов по воде пока нет, если выяснится, что не хватит, тогда придется применять технологию сухих градирен, там расход воды нулевой. Но такой вариант дороже и расход энергии на собственные нужны станции увеличивается на 3–5 МВт.

Еще больше проблемных тем поднял энергетик Асет Наурызбаев, и главная из них — цена. По его подсчетам, оптовая стоимость электричества с будущей АЭС составит 60 тенге за кВт·ч (сейчас казахстанцы платят меньше 20 тенге за кВт·ч). Электричество, полученное на солнечных станциях, государство покупает за 14 тенге за кВт·ч. При этом если стоимость получения энергии из возобновляемых источников и стоимость ее хранения в аккумуляторных батареях «драматически» падает, то затраты на строительство атомных станций, напротив, растут за счет обеспечения более высокого уровня безопасности.

– Любая АЭС будет дороже, чем стоимость хранения энергии в «батарейках» Илона Маска, – уверен Наурызбаев.

Эксперт считает, что если предлагать за ВИЭ не 14, а 30 тенге за кВт·ч. То можно получить искомые 3 ГВт без всяких проблем. А при разумном регулировании выработки энергии из возобновляемых источников стабильная базовая мощность вовсе не понадобится.

Закончил Наурызбаев вопросом, который видит «экзистенциальным», – это ядерные отходы.

– Существует миф о безотходном цикле — безотходного цикла не бывает, радиоактивные изотопы никуда не деваются, они хранятся тысячи лет, и их надо охранять вооруженным людям. Человечество изобрело более дешевые, быстрые и безопасные способы получения электроэнергии. Атомная энергетика — это тупиковая ветвь развития цивилизации, связанная с ядерной бомбой. Не надо создавать путь, который ведет в тупик! – призвал спикер.

В ходе дальнейшего разговора участники как поддерживали точку зрения Асета Наурызбаева, так и возражали ему. В частности, указывая на то, что выработка электричества из ВИЭ тоже имеет свои минусы: короткий (10–15 лет) срок службы оборудования, дороговизна производства и утилизации ионно-литиевых батарей, нестабильность выработки энергии.

– При расчете экономических показателей нужно учитывать, что ядерная энергетика — это не только электричество. В первую очередь это производство радиофармпрепаратов для ранней диагностики и лечения онкологических заболеваний и еще множество способов применения промышленных радиоизотопов, – отметил Сергей Кислицын, завотделом Института ядерной физики.

Скооперироваться с Китаем

Назвать вещи своими именами решился экономист Алмас Чукин.

– У нас население опасается, что АЭС может взорваться. Безусловно, да. Но в десятки, если не в сотни больше людей погибло на тепловых станциях, чем на атомных, и в миллионы раз больше людей погибают от того, что дышат тем, что выбрасывают угольные станции, чем те, кто получил дозу радиации, – сказал он.

Чукин, по его словам, «за АЭС с очень большими оговорками».

– Уже наступила эпоха дефицита, самой молодой станции под 20 лет. Если мы говорим о 2,4 ГВт — одна восьмая часть от 20 ГВт, которые нужны, – то это не решит судьбу энергетики Казахстана. Надо строить сразу три АЭС на 7–8 ГВт. Я большой сторонник возобновляемой энергетики, но именно поэтому я за АЭС или глубокую модернизацию угольных станций, потому что без базовых мощностей, которые предоставляют эти две технологии, нам нельзя сделать 100% ВИЭ в  ближайшем будущем. Второе: АЭС — достаточно чистая технология, отходов от силы один вагон в год. И третье — наличие собственного сырья, – отметил экономист и перешел к другой стороне. – Почему против: во-первых, по стоимости единицы продукта АЭС – одна их самых дорогих технологий. Во-вторых, в нашем случае АЭС будет стоить, я думаю, 15 млрд долларов — где взять эти 15 миллиардов?

Алмас Чукин
ФОТО: ©Сергей Александров
Алмас Чукин

Алмас Чукин обратил внимание на то, что электричество, которое доходит до потребителя, «смешивается» из разных источников. И здесь может быть решение проблемы, однако, как он выразился, «политически к нему никто не готов».

– Очень простое решение: соединить энергосистему Казахстана с Китаем, потому что у нас энергоизбыточный Китай рядом и энергоизбыточная Россия. Плюс вложиться в одну гидростанцию Кыргызстана, построить самим для себя. И мы все проблемы балансирования сняли бы, – подал Чукин идею. – А у нас энергетическая независимость в голове какая-то островная. Это неразумно.

ФОТО: ©Сергей Александров

...Вывод, который напрашивался у неспециалиста после дискуссии, – в энергетике нет «чистых» и «полезных» решений. Это подтвердил экономист Магбат Спанов:

– Нам нужна собственная энергетическая безопасность, иначе не сможем развивать экономику. Вопрос в том — выбрать плохой вариант или еще хуже. Я за плохой.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
26051 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить