Да будет свет за $60 млрд!

9,5 трлн тенге инвестиций потребует электроэнергетика Казахстана до 2030 года, сообщила пресс-служба Министерства индустрии и новых технологий РК в ходе четвертого дня Недели индустриализации, темой которого стала «Энергетическая и транспортная инфраструктура – каркас экономики»

Фото: life24.kz

«Необходимый объем инвестиций в электроэнергетику в период с 2012 до 2030 года оценивается не менее чем в 9,5 триллиона тенге. Источниками финансирования проектов станут кредиты и собственные средства инвесторов, возмещаемые за счет предельных тарифов и механизмов создаваемого рынка мощности, а также за счет инвестиционной составляющей тарифов на услуги электросетевых компаний. По некоторым проектам предполагается задействовать бюджетные средства», - сообщила пресс-служба.

Арифметика: 500 млрд тенге в год

Этот информационный повод заставляет нас только усилить уже сделанное предупреждение о назревающем в Казахстане тарифном скандале, способном затмить даже пенсионный. С той только разницей, что вместо колоритной фигуры председателя Нацбанка к тарифному кризису страну неброско ведет Министерство индустрии и новых технологий, отвечающее у нас за всё, в том числе как бы и за электроэнергетику.

Так вот, речь даже не о совершенно потрясающей сумме в 9,5 трлн тенге (примерно $60 млрд по текущему курсу). Энергетики уже давно высчитали именно такую свою потребность, стоят на ней, и эти громадные деньги действительно необходимы. В расчете на год это будет 500 млрд тенге. А за все четыре года (2009-2012) действия «предельных» тарифов энергетики собрали с потребителей 514 млрд тенге.

Такие вот расклады: при том, что с 2009 года ежегодное повышение цен на электроэнергию примерно в полтора раза опережает средние темпы роста всех других цен в стране и является одним из основных мультипликаторов инфляции, «предельные» надбавки по планам Мининдустрии, оказывается, надо еще увеличивать вчетверо!

Нет, это не значит, что нам предстоит четырехкратный рост тарифов. Тут надо кое-что пояснить. 

Идеология: расчёт на мифического Инвестора

Если оставить в стороне арифметику, то в саму идеологию «предельного» тарифа входит сознательное включение в него, сверх всех необходимых эксплуатационных затрат (включая, конечно, ремонты и модернизацию действующих мощностей), еще и «инвестиционной» надбавки – на ввод мощностей новых.

Расчет сделан, во-первых, на саму электростанцию, которая, получая через установленный для нее сразу на 7 лет вперед (с заранее заложенным ежегодным ростом) тариф дополнительные к эксплуатации «инвестиционные» деньги, пустит их не куда-нибудь, а на прирост собственной мощности.

И, во-вторых, на некоего Инвестора, который, наблюдая со стороны такой инвестиционный пир (гарантируемый правительством на долгие годы вперед), не утерпит и тоже начнет строить новые блоки и электростанции на свои средства.

Средняя температура по энергорынку

Что же касается подложенной под такую идеологию арифметики, то разобраться в ней совершенно невозможно. Нет, не нам, не допущенным к расчетной цифири, - самим расчетчикам тоже. Дело в том, что сделанное при переходе к «предельным» тарифам разнесение по 13 тарифным группам 63 совершенно разных по всем своим основным характеристикам электростанций Казахстана (к тому же входящих в состав 40 «энергопроизводящих организаций») - дело заведомо «среднепотолочное». Здесь работают связи, «вхожесть» и аффилированность, ну и кое-какие сходства по видам оборудования, топлива, расстояниям доставки - все поневоле приблизительно. А уж как и какой ГРЭС, ТЭЦ или ГЭС внутри каждой группы была высчитана ее собственная инвестиционная потребность, как можно было это все сложить, разделить и высчитать общий «предельный» тариф – это уже совсем не арифметика, а наука гораздо более тонкая и гибкая…

Поэтому и мы, не сильно рискуя быть перепроверенными, можем смело оценить «инвестиционную» дозагрузку тарифа на электроэнергию величиной от 5-7% до 15-20% от его эксплуатационной базы. Вилка – она как раз и определяется той самой «вхожестью». Хотя, конечно, острота нужды в реальной модернизации тоже как-то учитывалась.

Какие каноны – такие и тарифы

Ну вот, управившись с арифметикой, мы теперь можем уже без паники оценить инвестиционные планы МИНТ – их реализация потребует повышения нынешних тарифов всего-то наполовину. Или, может быть, в два-три раза против тех, что уже утверждены до 2015 года.

Стенания потребителей насчет и так уже запредельных поборов за электроэнергию в расчет можно не принимать. Ответственные за электроэнергетику специалисты в недрах Мининдустрии (есть, например, Центр развития электроэнергетики Казахстанского института развития индустрии) смотрят на дело прямо и трезво: тарифы в Казахстане пока существенно ниже европейских, а ведь мы строим свой электрорынок по канонам самых развитых стран.

Я вам больше скажу: эти специалисты намерены продвинуть наш энергорынок даже дальше, чем в Европе, введя на нем такие инновационные способы дополнительного привлечения инвестиций, на какие и там пока замахиваются только теоретически. А именно, помимо устроенного у нас (еще в бытность Мухтара Аблязова министром энергетики) «оптового рынка» электроэнергии, Мининдустрии готовится ввести и «рынок мощности». А это не что иное, как дополнение сделок по купле-продаже «только электроэнергии» еще и обязательным закупом лимитов перспективной электрической мощности. То есть текущий тариф догружается еще и такой дополнительной составляющей - на ввод новых генераций на сколько-то лет вперед.

Схема настолько по-рыночному смелая, что опробована пока только в Латинской Америке (Панама, Никарагуа, Гватемала) и еще тестируется (с 2008 года) в нескольких штатах США. Вот где наш шанс опередить весь развитый мир!

Кто кому подарил Мойнакскую ГЭС?

Другое дело, какова отдача от всех таких «инвестиционных» дозагрузок тарифа. В прошлом материале мы как раз и говорили об этом: ситуация ну совершенно скандальная!

Заложенный в «Программу развития электроэнергетики на 2010-2014 годы» дополнительный «инвестиционный» тарифный сбор уже к началу 2013 года был превышен, однако все собранные 514 млрд тенге по большей части «растворились» на электростанциях. Подверстанный же к этим «инвестициям» ввод 1250 МВт представил собой восстановление старых и аварийных турбин, к тому же обеспеченный по большей части дополнительными источниками финансирования. В любом случае, удвоенная (даже по сравнению со строительством «с нуля») стоимость восстановления мощностей – это очень плохая реклама «предельным» тарифам.

Но это, так сказать, арифметика. Если же обратиться к идеологии, то картина еще печальнее. Инвестора, в надежде на привлечение которого и затеяны «предельные» тарифы, – нет вовсе!

За исключением, пожалуй, единственной вновь введенной за годы независимости немаленькой электростанции - Мойнакской ГЭС. Ее (запланированную еще в советское время) с удовольствием построили, укомплектовали и профинансировали (при небольшом участии Банка развития Казахстана) китайцы. Еще бы - готовый природный каньон реки Чарын, уникально низкая стоимость (всего-то чуть больше $1000/кВт) строительства и почти беззатратная гидроэлектроэнергия. Такие инвестиции стремительно отбились бы и без всяких «предельных» тарифов!

И – всё. Кроме этого дружественного подарка Китая (хотя скорее это наш подарок Китаю), никакой Инвестор в казахстанской энергетике не объявился!

Правительство решило – перечить ему некому

Впрочем, в необъявленном виде он все же имеется – это казахстанский Потребитель. Не только население, но и весь бизнес, вся экономика. За исключением тех нескольких корпораций, в пользу которых были приватизированы самые крупные и экономичные электростанции Казахстана. Вот они-то находятся по другую сторону «предельной» тарифной арифметики-идеологии – не несут дополнительного тарифного обременения, а пользуются им.

Хотя Инвестором казахстанского Потребителя назвать тоже нельзя: никакой  инициативы на этот счет он проявлял, никакого положенного по закону инвестиционного договора с ним никто не заключал, и никаких прав и выгод от невольного инвестирования он не имеет.

Конечно, это все поперек и законов рынка и национального законодательства. Ну и что? Если правительство так решило – перечить ему некому.

Другой вопрос, куда с такой «инвестиционной» политикой оно заведет и энергетику, и всю экономику. И сколько еще можно «грузить» тарифным ростом население и бизнес?

Примечание. Автор является членом экспертного совета по тарифообразованию НЭПК «Союз «Атамекен».

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


экономист, кандидат технических наук

 

Статистика

5720
просмотров
 
 
Загрузка...