10-й форум Kazenergy: Казахстанской энергетике нужна подзарядка

Юбилейный форум Kazenergy, который пройдёт в Астане с 29 сентября по 1 октября, открывается в условиях серьёзных проблем прежде лидировавшей нефтегазовой отрасли. Девальвационная подпитка их маскирует, но не снимает

Меняем плюс на минус

Десятый, юбилейный, форум Kazenergy пройдет с невиданным размахом. Присутствие среди заявленных участников генсека Международного газового союза Пола Расмуссена, президента Всемирного нефтяного совета Йозефа Тота, главы Форума стран-экспортёров газа Сайеда Мохаммеда Хусейна Адели и международная повестка дня призваны подчеркнуть как статус Kazenergy в качестве глобальной дискуссионной площадки, так и статус Казахстана как весомого игрока на глобальном энергетическом рынке. Наверное, для укрепления имиджа и привлечения инвестиций это важно. Однако для решения жизненно важных проблем отрасли, которая является критической для отечественной экономики (78% экспорта  по итогам первого полугодия 2015), было бы правильнее сфокусироваться всё же на поиске тех вызовов, с которыми столкнулась отечественная энергетика. А их не в состоянии скрыть юбилейный блеск.

Дело вовсе не в падении цен на углеводороды, которое лишь обнажило накопившееся проблемы, а в том, что прежняя модель развития себя исчерпала. На первом этапе в энергетике стояла задача привлечения инвестиций, расширения производства. Затем она сменилась другим приоритетом  усилением защиты государственных интересов. Сейчас налицо новая задача – повысить экономическую эффективность отрасли. 

Десять лет назад, когда создавалась ассоциация Kazenergy, голову кружили прогнозы о становлении Казахстана как энергетической сверхдержавы. Звучали цифры ежегодной нефтедобычи уже к 2015 до 150 млн и даже 180 млн тонн. Теперь они выглядят гиперболической фантастикой и не фигурируют даже в долгосрочных прогнозах. Добыча нефти застряла на отметке 80 млн тонн (плюс-минус), и стагнация рискует смениться трендом падения. 

«Цена на нефть уже другая. Поэтому затраты другие. При $40 [за баррель] на следующий год прогноз - 77 млн тонн. При $50-$79 -80 млн тонн, при $30 - уже 73 млн тонн», - сообщил первый вице-министр энергетики Узакбай Карабалин. Понятно, что это совсем не отвечает амбициям энергетической державы. Но, что ещё важнее, замедление нефтедобычи снижает возможности структурной перестройки экономики, а также уменьшает шансы для развития отечественного нефтесервиса и нефтегазового машиностроения: при скромном уровне добычи они теряют смысл.

Девальвацией технологии не заменишь

Именно в 2005 был пройден поворотный пункт, когда в силу вступили поправки в законодательство о недропользовании, усилившие роль государства и позволившие ему контролировать все сделки по передаче активов.

В этом же году новые полномочия были использованы – для смены собственника компании «Петроказахстан». Тогда был взят курс, который сейчас рассматривается исключительно через призму так называемого «ресурсного патриотизма», - на возвращение позиций государственного сектора не только в нефтегазовой сфере, но и во всей энергетике в целом.

Но был сделан ещё и экономический выбор. Зарубежные игроки получили отчётливый сигнал о том, кто в доме хозяин. Поэтому стимул к серьёзным вложениям в качественное преобразование энергетики у них ослабел. Тогда как сам хозяин сосредоточил усилия на расширении своих активов, пожертвовав вложениями в новые технологии разведки, добычи и переработки энергоресурсов. Такая модель и привела к нынешней стагнации, которая наступила вне зависимости от цен на энергоресурсы.

Сейчас, говоря о глобальном кризисе в энергетической отрасли, следует понимать, что кризис – понятие достаточно условное. В действительности происходят глубокие структурные и технологические изменения.  Добыча сланцевой нефти и газа, новые технологии извлечения ресурсов из старых и ранее считавшихся нерентабельными месторождений кардинально меняют соотношение сил. США уже вышли в лидеры по добыче нефти и газа, для американских производителей снижение цен является шансом для дальнейшего укрепления позиций на рынке.

Для Казахстана, как и других стран, где энергетика пребывает на отсталом технологическом уровне, падение цен является синонимом провала. Правительство предпринимает действия по улучшения условий для производителей нефти и газа - в их числе налоговое стимулирование и девальвация, которая должна вывести, по информации Узакбая Карабалина, около полусотни нефтяных компаний из зоны нерентабельности. Девальвация, при которой обесценившийся тенге выталкивает компании из убытков в прибыль, стало для отечественных нефтяников своего рода аналогом закачки воды, которая выталкивает нефть.  

Но следует признать, что это лишь тактические меры, способные дать временный эффект. Тогда как стратегический результат лежит только в плоскости внедрения новых технологий, сокращающих издержки на добычу (недевальвационным путем) и расширяющих ресурсную базу. Государство эту проблему признаёт, сейчас объявлен курс на либерализацию доступа к недрам и инвестиции в геологоразведку, но осязаемых действий пока нет. Они возможны, безусловно, только при объединении усилий правительства и участников рынка в лице той же Kazenergy.

Кашаганский вопрос

Нужно подумать и о смене содержательных приоритетов. Раньше отечественная энергетика подразумевала главным образом нефтянку, а нефтянка – Кашаган. Именно десять лет назад (и вновь совпадение с датой создания Kazenergy!) Казахстан стал участником Северо-Каспийского проекта, впоследствии удвоив свою долю. В итоге из этого месторождения пока не удалось выкачать нефть, зато оно выкачало из национальной компании финансовые ресурсы.

Минувшим летом мы услышали сначала намерение «КазМунайГаза» продать «Самрук-Казыне» половину его «дочки», владеющей долей в Кашагане, а затем увидели продажу «Самрук-Казыной» 10% акций КМГ Национальному банку. Эта комбинация стала определённым жестом отчаяния.

Последовавший переход к плавающему курсу тенге облегчил финансовое положение КМГ, но, если стоимость нефти продолжит оставаться на нынешнем уровне еще год-два, вновь встанет вопрос о необходимости что-то делать с Кашаганом. И этот вопрос будет связан не только с тем, где взять деньги для финансирования нашей доли затрат по проекту. Он будет касаться того, возможен ли вообще данный проект при таком уровне цен. И если раньше мы говорили о Кашагане как о главной надежде, то теперь это – главная проблема отечественной энергетики, на которую завязаны перспективы и добычи, и транспортировки, и переработки углеводородного сырья. 

Форум Kazenergy скорее всего не обойдёт вниманием ни новую модель развития казахстанской энергетики, ни кашаганскую проблему. Другое дело, станут ли они центральными пунктами повестки дня или окажутся лишь предметом кулуарного обсуждения без принятия решений. Это во многом продемонстрирует готовность отечественных «капитанов энергетики» встретить реальные вызовы времени и даст сигнал о том, будет ли отрасль идти к качественным преобразованиям либо продолжит полагаться на государственную поддержку.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

6315
просмотров
 
 
Загрузка...