Сколько зарабатывают на кино в Казахстане

«Стоимость нашей услуги – это две пачки сигарет или половина билета в кино. Совсем недорого!» – высказался недавно о своем продукте один известный бизнесмен. Действительно, кино сегодня является едва ли не самым доступным развлечением для каждого

Олегом Головашкиным — основатель, владелец и генеральный директор международной группы компаний Interfilm, соучредителем ее казахстанского подразделения Sulpak Cinema
Фото: Андрей Лунин
Олег Головашкин — основатель, владелец и генеральный директор международной группы компаний Interfilm, соучредитель ее казахстанского подразделения Sulpak Cinema

Такова ситуация с точки зрения зрителя: за тысячу с небольшим тенге вас займут на два-три часа. Дешевле только бесплатная прогулка в парке. Однако, с позиции производителей, прокатчиков и других участников рынка, кинопроизводство – сложный и капиталоемкий бизнес, с множеством подводных камней.

В то же время казахстанский рынок кинопроката постепенно меняется: решаются вопросы по теневому прокату картин, поднимаются вопросы модернизации налогообложения, активизируются местные продюсеры. Об этом Forbes Kazakhstan побеседовал с основателем, владельцем и генеральным директором международной группы компаний Interfilm (штаб-квартира в Одессе, Украина), соучредителем ее казахстанского подразделения Sulpak Cinema Олегом Головашкиным.

Действующие лица

- В кинодистрибуции мы с 2005. Первым нашим фильмом был “Бой с тенью”, выпущенный совместно с Рубеном Дишдишяном и режиссером Алексеем Сидоровым, для которого это был первый полный метр после “Бригады”, – вспоминает Головашкин. – В Казахстане работаем с 2002, когда завели сюда первый прямой мейджоровский контракт по прокату кинопродукции Sony, а в 2003 – Warner Bros. В 2012 совместно с Алмасом Султангазиным (№42 рейтинга самых влиятельных бизнесменов Forbes Kazakhstan) мы организовали компанию Sulpak Cinema, которая представила на местном рынке продукцию Universal Pictures и Warner Bros. На сегодня Interfilm работает в 11 странах, осуществляя дистрибуцию картин Warner Brothers, Universal Pictures, 20 Century Fox, независимых американских и европейских студий.

Предприниматель оценивает казахстанский рынок кинопроката в $70–80 млн в 2016. Из них около трети – выручка Sulpak Cinema. Другим основным игроком считается компания «Меломан», которая имеет в портфеле Disney, Sony и российские студии – ее доля около 30%. Fox ведет дистрибуцию здесь через свой российский офис, занимая 10% рынка. Также небольшой процент – 3–5% – у «Централ Партнершип». Остальное приходится на мелких дистрибьюторов.

По данным собеседника, в Казахстане насчитывается 73 кинотеатра и 260 залов.

Это хороший показатель. К примеру, на Украине, где население почти в 3 раза больше 120 кинотеатров и 400 залов; в Белоруссии – 71 кинотеатр, но всего 100 залов, – отмечает он. – Соотношение числа залов на количество зрителей тоже очень высокое, кинотеатры современные. Несмотря на это, считаю, что здесь устойчивая, но недостаточная аудитория. Мне кажется, кинотеатры слабо работают со своим зрителем. Например, не ведут сотрудничества с вузами, хотя могли бы предлагать скидки или коллективные показы для студентов.

Вместе с тем Головашкин уверен, что в Казахстане присутствуют все три элемента стабильности рынка кинопроката: кинотеатры, контент и зритель. Нестабильность связана только с девальвацией тенге: цены на билеты не были пересмотрены, хотя студии и кинотеатры многие платежи производят в долларах. Негативную роль играют и проблемы с учетом сборов в кинотеатрах.

Бой с тенью

Заработки кинопрокатчиков, по словам Головашкина, серьезно отличаются от тех бокс-офисов, которые публикуются в СМИ. Часто можно услышать, что тот или иной фильм собрал сотни миллионов долларов. Однако прокатчики получают лишь 3–5%, остальное распределяется между мейджорами, кинотеатрами и другими участниками рынка. Как водится, когда задействовано много сторон, есть слабые моменты в финансовых вопросах.

- Если студия доверила нам свой контент, мы должны обеспечить ей максимальный возврат денег, – поясняет бизнесмен. – Но часто у нас не соблюдаются правила.

Кинотеатр арендует площадь в торговом центре, делает там ремонт, берет оборудование и нанимает сотрудников. Затем он получает контент. Если кинотеатр честный, то он оставляет себе 50%, а остальное отдает дистрибьютору для последующего перечисления в студию или продюсеру. Средняя заполняемость зала в Казахстане – 20–25%. При таком показателе точка окупаемости наступает примерно через три года, в зависимости от местоположения и других факторов. Недобросовестный кинотеатр, желая окупиться быстрее, начинает обманывать дистрибьютора и вместо 100 человек в зале отчитывается, например, 50. Некоторые идут на занижение отчетной цены билета.

Фото: архив пресс-службы

- Бывает, что при рейтинге 16+ кинотеатр нам заявляет, что 90% зрителей – дети, цена билета для которых значительно ниже. Есть такие, которые в зависимости от популярности фильма могут перекидывать просмотр в другие залы или увеличивать число сеансов. Это нормально, если не забывать отчитываться, – усмехается Головашкин. – Иногда мы подаем в суд, иногда студия сама предлагает не работать с этими кинотеатрами. Для крупных студий Казахстан приносит совсем небольшую часть выручки, но для национального производителя очень чувствительно сталкиваться с подобными фактами.

Чтобы бороться с воровством билетов кинотеатрами, необходимо вводить автоматизированные системы контроля, такие, например, как Rentrak, действующая по миру.

- Во многих странах государство помогает студиям, в Казахстане, к сожалению, нет, – констатирует собеседник. – Наша компания соединяет в себе три вещи – мейджоры, дистрибуция независимого и национального кино, производство. Мы за национальное кино, потому что российские фильмы для Казахстана в большинстве случаев не подходят ввиду иной ментальности. В стране сейчас действуют семь основных независимых продюсерских центров. Каждый снимает свои картины. Эти люди рискуют своими деньгами.

Головашкин, по сведениям которого готовится к принятию новый закон о кино, считает, что задача государства в лице Министерства культуры – поддерживать отечественный кинематограф. По его словам, производители не просят прямых денег из бюджета, а предлагают другую схему, которая могла бы серьезно поддержать отрасль. Сегодня кинотеатр платит 12% НДС, которые можно заменить 10-процентным налогом на развитие нацио­нального кино. Для Казахстана 10% это $7–10 млн в год, на которые можно снять 20 качественных картин.

- Выдавайте эти деньги тем, чьи сценарии будут соответствовать государственным запросам в плане воспитания патриотизма и так далее, – скажем, по $500 тыс. Станьте заказчиками индустрии! – советует бизнесмен. – Продюсер при этом согласно идее тоже должен будет вложить в проект $500 тыс. Это даст развитие рынку, поднимет гонорары актеров и улучшит конкурентоспособность национального кино.

Своя рубашка

Россия пытается довести долю собственных фильмов до 25% от общего объема проката, в Азербайджане эта цифра достигает 40%, а в Грузии и вовсе половины, утверждает собеседник:

- Здесь ситуация пока другая. Хотя 12 картин, которые были выпущены в Казахстане в прошлом году, меня радуют – их общий бокс-офис составил более $5,5 млн. Скажу больше: уже в 2017 произошло нечто необыкновенное, несколько уик-эндов национальное кино лидировало в прокате – благодаря таким картинам, как “Бизнес по-казахски”, “Келинка тоже человек” “Все из-за мужиков” и “В поисках мамы”. Считаю, это здорово.

Головашкин и Султангазин тоже недавно инвестировали в местное кинопроизводство – выступили генеральными продюсерами комедии «Наурыз», режиссером которой стал Аскар Бисембин. Он же с Николаем Паком и Василием Земзюлиным написали сценарий. Общие затраты на съемки и продвижение картины составили около $500 тыс.

- В Казахстане уже был успех “Келинки Сабины”, “Побега из аула”. Есть достаточное количество драм, например недавние “Тараз” и “Районы”. В прошлом году вышли военные “Дорога к матери” и “28 панфиловцев”. Мы выбрали непростой жанр народной комедии, построенной по типу новеллы. Аналогом в России можно назвать, пожалуй, только “Елки”, – говорит бизнесмен. Народная комедия, в его понимании, это продукт, который близок по ментальности всему населению, живущему в стране, объединяет разные регионы и поколения. В «Наурызе» играют и семилетние, и 70-летние актеры. Съемки проходили в Астане, Алматы, Шымкенте, в сельской местности.

- После долгих раздумий мы выбрали большой праздник Наурыз, который отмечают более 160 млн представителей тюркских народов в мире, – поясняет Головашкин. – Сложность заключалась в том, что в фильме несколько главных героев, истории которых развиваются на фоне разных локаций, переплетаясь в один сюжет. Если у нас в итоге получилось достигнуть целостности – фильм станет народным.

Ожидания по бокс-офису у создателей «Наурыза» осторожно-оптимистичные, что основывается на определенных подсчетах. Фильм категории «В» в Казахстане собирает в среднем $400–500 тыс. и 100 тыс. зрителей при средней стоимости билета $3–5 – это люди, которые каждые выходные ходят в кино. Если аудитория картины расширяется и она становится интересна не только молодежи 15–25 лет, а и 25–35-летним, то прибавляется еще 100 тыс. человек, бокс-офис достигает $800 тыс. – $1 млн. Такие фильмы уже относят к категории «А», это уровень «Мстителей», «Отряда самоубийц», «Фантастических тварей» и т. д. Если же к основным зрителям добавляются их дети и родители, то есть картина становится семейной, то она переходит в категорию «АА», при бокс-офисе свыше $1,2 млн.

- Если все пойдет по плану, мы можем смело рассчитывать на $1,5 млн, – говорит продюсер. – Первая часть “Келинки Сабины”, например, собрала в прокате более $2 млн. Вторая – $1,3 млн, но по старому курсу это $2,6 млн. Нуртасу Адамбаю удалось поднять тему, которая близка не только городским жителям, но и тем, кто ходит в кино раз в год. Так и выстраивается успех.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторах

Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

Айша Еркебулан, журналист Forbes Kazakhstan

 

Статистика

2699
просмотров
 
 
Загрузка...