Элементарно!

Как выпускница НИШ создала сеть школ программирования, имея 100 тыс. тенге в кармане

ФОТО: Алишер Бектемиров

Лауреат рейтинга «30 моложе 30» Forbes Kazakhstan 23­летняя Айша Орымбаева родилась в обычной таразской семье: мама – школьный учитель, отец занимался предпринимательством. Поступив в местную НИШ (Назарбаев интеллектуальные школы), она сразу запланировала переехать в Алматы, продолжить учебу в Университете Сулеймана Демиреля и затем заняться программированием. Однако в какой­то момент задумалась о том, почему программированию у нас не учат с детства, ведь это такая перспективная сфера. Мысль долго не давала покоя, и уже к третьему курсу учебы в СДУ Айша решила открыть собственную школу программирования Element. Слишком амбициозно? Сегодня школы под этим названием работают в Актобе, Атырау, Актау, Шымкенте, Павлодаре, Уральске, Нур­Султане и Алматы. В «доковидные» времена в них обучалось около 500 студентов, а средняя ежемесячная выручка каждой варьировалась от 750 тыс. до 2 млн тенге. Теперь из­за пандемии обороты снизились почти в 3 раза и стало ясно, что текущая бизнес­модель офлайн­школ неизбежно должна трансформироваться.

Перенимая опыт

Во время учебы в университете Айша три месяца подрабатывала в школе программирования Love to Code. Там изучила образовательные методики, применяемые в подобных школах. Кроме того, при создании Element пригодился опыт обучения в НИШ – девушка является убежденным последователем кембриджской методики обучения. Вооружившись этими знаниями, в октябре 2017 года 20­летняя Айша зарегистрировала свое ТОО и начала формировать методическую образовательную базу, чтобы быть готовой к официальному запуску.

В феврале 2018­го состоялся фактический старт проекта. «Самыми первыми клиентами были две девочки, я им преподавала по выходным. Каждую неделю количество учеников росло в 2 раза – все благодаря рекламе в Instagram. Тогда родители не были особо осведомлены о школах программирования, и их заинтересовало предложение от Element. Спустя несколько месяцев число студентов достигло 40 человек, и мы начали снимать собственный офис», – вспоминает собеседница. На первых порах она преподавала сама, чуть позже присоединились ее одногруппники из университета.

В сентябре того же года Айша решила повысить свои навыки SMM, чтобы увеличить охват потенциальных клиентов в социальных сетях, и отправилась на профильные курсы. Каждый из участников последних рассказывал о своем проекте и о том, как планирует его развивать. После истории Айши про Element одна из женщин, сидящих в зале, заинтересовалась проектом. Она подошла после окончания занятия и спросила, не хочет ли Айша открыть такую школу в Павлодаре. Та, не задумываясь, предложила: «Может, вы купите франшизу, ведь у меня нет знакомых в Павлодаре и возможности ехать туда запускать школу». «Хотя у меня не было тогда никакого опыта в области франчайзинга, я не знала, как продавать, на каких условиях», – смеется собеседница. Она пригласила новую знакомую к себе в алматинский офис, показала школу и рассказала о бизнес­модели. Затем ударили по рукам – так за 2 млн тенге ушла в Павлодар первая франшиза.

«Я только спустя время осознала, что меня ждет большая работа – привлекать юристов, франчайзеров, чтобы упаковывать проект, заняться его пусконаладкой», – признается Айша. По ее словам, она никого никогда не уговаривала купить франшизу. Главным фактором стало то, что люди чувствовали, что основательница горит идеей популяризации программирования для детей. «Мой партнер в Актобе, например, говорит, что вообще пришла в этот проект из­за меня. Но были и люди, которым нравилась сама бизнес­модель», – рассказывает Айша. За два года работы было продано девять франшиз в разные города Казахстана.

ФОТО: Алишер Бектемиров

Уход в онлайн

Сейчас в школах Element обучается значительно меньше студентов, чем было летом. «Наши школы в Шымкенте, Уральске и Павлодаре закрылись до следующего года из­за неустойчивости ситуации с пандемией, – вздыхает Айша. – Поскольку еще и тенге девальвировался, снизилась покупательская способность населения, клиенты стали говорить: мы хотим учиться, но позже, когда все закончится».

Разумеется, приостановлена и продажа франшизы. «Это связано в том числе с тем, что сейчас мы полностью переходим в онлайн и вся наша команда нацелена на это. Мы хотим поменять бизнес­модель. В первую очередь это, конечно, обусловлено пандемией, плюс мы хотим быть на волне тренда. Да и с точки зрения бизнеса это хороший рычаг масштабирования не только в пределах Казахстана, но и в других странах», – комментирует Айша.

Для того чтобы постепенно восстановить бизнес, школы Element предоставляют своим клиентам выбор – либо оставаться офлайн (если это возможно), либо перейти на онлайн­обучение. По словам Айши, в этом году она планирует закрыть офлайн­школу в Алматы и полностью сконцентрироваться на переходе в сеть, а ее франчайзи­партнеры с 2021 года откроют в южной столице новую школу. Не зря она с командой занималась автоматизацией образовательных процессов и построением собственной онлайн­платформы.

Софт от детей

«Наши дети не играют в игры, а создают их сами» – слоган, который набран большими буквами на главной странице онлайн­платформы Element. Создать площадку для детей Казахстана, где они смогут получить необходимые навыки в IT и быть потом конкурентоспособными на международном рынке, – это, по словам Айши, ее основная миссия. Учеба на такой платформе позволяет ребенку не только получить базовые знания в области информатики, но и расширить познания в математике, а также английском языке. Кроме того, преподаватели помогают ученикам подготовить портфолио из проектов для поступления в вуз.

Всего для обучения в онлайн­школе Element доступны девять пакетов. Самым юным (от пяти до семи лет) ученикам предлагается изучение программирования в LightBot. Дети в возрасте от шести до 15 лет могут исследовать робототехнику, создавать игры с помощью визуального языка Scratch, программировать в Minecraft, а также решать более 400 задач на развитие логики и математики в Codemonkey. Более взрослые студенты занимаются изучением Python и Javascript, строят сайты, а также создают приложения для Android. У каждого есть личный аккаунт и индивидуальная программа, преподаватель ответит на любые вопросы.

Одна из главных особенностей платформы Element – процесс обучения основан на технологии геймификации, то есть применения игровых методик в неигровых ситуациях. В геймификации используются такие игровые элементы, как постановка задач, обратная связь, уровни, творчество. Опыт показал, что применение этого подхода позволяет значительно увеличить эффективность образовательного процесса. Например, за каждый пройденный курс ученики получают баллы, а за накопленные баллы, в свою очередь, – внутреннюю валюту, «террабаксы». На них впоследствии можно купить полезные игрушки или даже гаджеты.

Расширяя географию

Еще одна перспектива, чтобы стать сильнее, – выход на рынок России. Как рассказывает Айша, ее управленческая команда привлекла для этого около $100 тыс. «Мы будем обучать российских детей по кембриджской методике, которая применяется в НИШ, хоть и не являемся ее официальными представителями», – поясняет собеседница. Для того чтобы сделать проект для внешнего рынка более содержательным как с теоретической, так и с практической стороны, Айша поступила в Назарбаев Университет на специальность «высшая школа образования».

«Когда партнеры в России узнают, что я вхожу в список «30 моложе 30» Forbes Kazakhstan, у них сразу меняется мнение обо мне. Это помогает мне набрать популярность среди местных предпринимателей. В аналогичный российский рейтинг входит, например, основатель онлайн­школы английского языка Skyеng. Они сопоставляют меня с ним», – улыбается Айша.

Кроме того, ее команда отслеживает акселераторские программы в США и хочет масштабироваться по образцу крупных образовательных платформ типа Lingualeo. Ребята из Element уже подали свой проект на конкурс, объявленный посольством США в Казахстане. «Нами очень заинтересовались, узнав, в какой рейтинг мы входим», – смеется Айша. В рамках конкурса, по ее словам, проект сможет получить до $100 тыс. на развитие.

При этом Айша не собирается прекращать продавать франшизу и хочет вернуться к этому в следующем году. Ее мечта – чтобы школы Element появились в каждом городе Казахстана.

«В течение следующего года мы планируем привлечь второй транш инвестиций – это как минимум $2 млн. Сейчас нам нужно показать жизнеспособность нашей бизнес­модели», – говорит предпринимательница. Цель в $2 млн она считает вполне реальной, поскольку рынок EdTech только начинает бурно развиваться.

Следует отметить, что в июле этого года китайское образовательное приложение Zouyebang закрыло мегараунд привлечения инвестиций в $750 млн. Этим же летом индийский образовательный проект Byju стал первым EdTech­проектом, который стоит более $10 млрд. Так что у этого сегмента в ближайшем будущем действительно большие перспективы. Тем более что пандемия с еще большей скоростью разгоняет тренд на дистанционное образование.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2715 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 сентября родились
Жулдыз Омарбекова
основатель общественного благотворительного фонда «Бауржан»
Нурлан Рахметов
бывший управляющий директор АО «Самрук-Казына»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Бейбит Алибеков: как совмещать luxury-жизнь и активную гражданскую позицию? Смотреть на Youtube