Зубрилы или нобелевские лауреаты?

К чему готовит система среднего образования в Казахстане

Сегодня для нас проблема выбора школы, где будут учиться наши дети, – очень острый вопрос, который вызывает множество противоречий. Мне часто приходится общаться с родителями, которые вырабатывают целые стратегии в этом плане. Одна из несложных выглядит примерно так. С 1-го по 4-й класс ребенок учится в казахском лицее. С 5-го по 8-й он будет обучаться в русской гимназии. С 9-го по 10-й – обязательно РСФМШИ им. Жаутыкова. Затем следует перевод в обычную школу, где в 11-м классе основной упор делается на зубрежку ответов к тестам ЕНТ, которое ребенок сдавать не будет, а пройдет через обычные выпускные экзамены, следовательно, его никто доставать этим не будет. Высвободившееся время идет на форсированное изучение иностранных языков. Далее следуют отъезд за границу на подготовительную программу и учеба в одном из западных вузов.

Мы видим, как родители обходят недостатки в системе среднего образования. В принципе, если им удается держать ребенка под контролем, мотивировать его к учебе, следить за его успеваемостью, то такой подросток, скорее всего, выполнит учебный план своих родителей.

Существуют и другие стратегии, которые включают в себя наем репетиторов по основным предметам уже в младших классах с целью подготовки ребенка к успешной сдаче ЕНТ и получению государственного гранта, который сэкономит родителям приличную сумму денег. Есть и те, кто целенаправленно избегает ЕНТ. Их дети поступают в колледжи, после которых можно сразу стать студентом 3-го курса на платной основе.

К сожалению, следует отметить, что в подавляющем большинстве родители, отдав ребенка в близлежащую школу, вспоминают, что нужно позаботиться о его успехах, лишь к 13–14 годам, когда его личность уже сформировалась и тяга к знаниям не пересиливает других интересов. Очень вероятный исход в такой ситуации – обвинение казахстанской системы среднего образования в неспособности выполнить поставленные перед нею задачи или отправка чада в одну из топовых школ за границу. 

В этой ситуации если у новичка нет достаточных знаний иностранного языка, то он, скорее всего, ближайшие год-два будет восполнять их недостаток. И это, конечно же, отразится на его академической успеваемости. Более того, перепады в учебных программах болезненно скажутся на его восприятии зарубежной системы образования. И наша система, казахстанская, покажется очень даже хорошей. Но возвращаться будет уже довольно проблематично.

Сравнивая западные образовательные стандарты и наши, легко убедиться, что они преследуют одну и ту же цель – воспитать подрастающее поколение, привить ему нравственные ценности, а самое главное, помочь молодым людям стать достойными членами общества. 

Если все так хорошо и радужно, то почему мы сейчас говорим о проблемах в среднем образовании?

Пока чиновники от образования вырабатывают план действий и говорят об очевидных проблемах, родители, не дожидаясь их решения, все чаще и чаще отправляют своих детей за рубеж уже с 5–6-го класса. Кто-то и вовсе, воспользовавшись тем, что в Казахстане растет количество международных частных школ, выбирает «прозападный» образовательный путь уже с 1-го класса.

Цель учителя – научить школяра решать тесты, а не размышлять глубоко о своем предмете 

Среднее образование в Казахстане претерпевает изменения, обусловленные временем, экономическим развитием, развитием общества. Решить существующие проблемы, направить изменения в позитивное русло, дать возможность перенять положительный опыт старой системы, а также внедрить обдуманные и постепенные нововведения – задачи грядущих реформ системы среднего образования. Для их решения планируется переход на 12-летнее образование, с качественным изменением образовательных программ. Ученики будут выбирать предметы, которые им больше потребуются во взрослой жизни. Оценивать их знания также будут по-новому. Старая пятибалльная система уступит место 12-балльной.

Основное содержание данных реформ – переход от «знанияцентристского» подхода к компетентностному, ориентированному на результат. Дети должны учиться думать, уметь находить разные решения для одной и той же проблемы, применять свои знания на практике. 

На моем пути не раз встречались ученики, которые могли решить сложные задачи, используя альтернативные подходы или цепочку рассуждений, а также методы от противного или логического исключения ответов. Подростки, которым только исполнилось 13–14 лет, использовали методы дедукции и индукции, еще не зная, что это такое. Один из фактов, который следует признать: большинство из них учились в британских или американских школах. Те из них, кто учился на родине, сетовали на одну и ту же проблему: учитель даже не пытается вникнуть в альтернативное решение и не засчитывает такие решения как правильные. Получается, что учителя навязывают свой способ мышления, который ученики принимают как единственно верный. В таких условиях потенциальные нобелевские лауреаты, инноваторы и изобретатели будут редким исключением.

Читая концепцию будущей системы образования, разработанную еще в середине 2000-х годов, понимаешь, что трудившиеся над ней люди уже тогда признали, что проблемы назрели и решать их нужно.

С одной стороны, мы имеем ряд учителей с действительно высокой квалификацией. Эти учителя в лучших традициях старой школы готовят победителей международных олимпиад, создателей интересных школьных научных проектов. Во многих школах эти традиции еще существуют, но держатся они благодаря старой гвардии. До сих пор, для того чтобы уроки проходили интереснее и насыщеннее, эти преподаватели используют дополнительные учебные материалы еще советских времен. Качественная современная учебная литература – это, по сути, переработанные и адаптированные советские учебники.

С другой стороны, к сожалению, наша система не может дать полноценной подготовки к поступлению в вузы за пределами страны. Окончив 11 классов в казахстанской школе, поступающий за рубежом вынужден сдавать дополнительные экзамены, писать эссе, проходить собеседование. Статистика показывает, что университеты, как правило, прежде чем предложить своим будущим студентам основной курс, сразу предлагают пройти подготовительный (Foundation).

Абитуриентов, нацелившихся получить российское высшее образование, ждут дополнительные вступительные экзамены университета. Принимать их будут работники самого вуза, а следовательно, подростку, сдающему экзамен, нужно будет доказать свою способность разбираться в предмете.

Для тех, кто остается верен нашим вузам, основная задача – набрать как можно больше баллов на ЕНТ. Ряд университетов проводит дополнительные экзамены, но в основном на творческие специальности.

Часто знания, которые получает ученик выпускных классов, не глубокие. Это относится как к казахстанским, так и к российским школам. Причина одна – учителя школ «получат по шапке», если их классы не наберут общеустановленный средний балл на ЕНТ (ЕГЭ). Поэтому их цель – научить школяра решать тесты, а не размышлять о своем предмете глубже среднего уровня.

Полемика вокруг ЕНТ идет давно, с самых первых дней его введения. Безусловно, существуют как положительные, так и отрицательные моменты. Если отнестись к самому факту его существования нейтрально, то это испытание становится лишь одной ступенькой, которую необходимо преодолеть. Выпускник должен выучить много дат, правил, исключений, названий столиц и произведений, научиться решать типовые задачи по всем темам школьной программы, в этом случае наверняка он наберет необходимое количество баллов и получит грант. 

Проблема здесь заключается в том, что в погоне за баллами школы заставляют буквально зазубривать сборники тестовых заданий. Это дает результат, дети действительно набирают необходимый минимум баллов, однако очень часто ученики, идущие на аттестаты с отличием, не подтверждают своей оценки. Не нужно быть специалистом образования, чтобы подтвердить простой факт: если человек знает качественно предмет, он сдаст любой экзамен и тест. Такая система подготовки эту истину исключает.

Еще одно проблемное следствие – выпускники практически не уделяют время изучению предметов, которые они не будут сдавать на ЕНТ. Раньше, обучаясь за рубежом, студенты из Казахстана удивляли всех своим обширным кругозором. Но с тем подходом, который мы видим, нынешние выпускники уже не смогут удержать марку.

Проблема качества образования в государственных школах существует, но идет в одном строю с переполненностью классов. Мы имеем норму в 40 человек в одном классе. При режиме работы один против 40 ни один учитель не сможет добиться значительных результатов в работе с детьми.

От того, кто стоит у руля школы, зачастую зависит рейтинг школы в целом

Профессия учителя уже давно не звучит гордо. Учителя идут на работу и знают, что в конце месяца получат весьма скромную зарплату, которая не сможет решить их бытовых проблем. Следствие этого – понижение качества уроков.

Директора школ изо всех сил бьются над тем, чтобы их учреждение не попало в число отстающих. Ради этой благой цели они заставляют учителей выбирать путь наименьшего сопротивления. Тем временем личность директора школы – значительный фактор. В мире существует тенденция готовить менеджеров образовательных учреждений. То есть директора проходят подготовку на способность управлять организацией в целом. Налаживание учебного процесса хотя и является первостепенной задачей, но далеко не единственной. 

Были случаи, когда в конкретной казахстанской школе с приходом нового директора начинались положительные изменения – капитальный ремонт здания школы, закупка нового оборудования, принятие на работу новых, прогрессивных учителей. Как следствие, показатели школы росли.

От того, кто стоит у руля школы – энергичный молодой хозяйственник, умеющий лавировать в кабинетах Министерства образования, или опытный заслуженный учитель, – зачастую зависит рейтинг школы в целом. Грамотное управление учреждениями среднего образования позволит обучать наших детей на более высоком уровне.

Реформа образования будет. Нам предложен поэтапный переход на 12-летнее образование, который должен быть проведен с 2015 по 2020 год. Правительство понимает, что удлинение процесса обучения на один год увеличит количество учеников на несколько сотен тысяч человек. Для их размещения потребуются новые школы, для их обучения – новые учителя. Требуется пересмотр имеющихся учебных планов, учебной литературы, методических пособий на казахском и русском языках. 

Огромные финансовые затраты, которые могли бы пойти на интенсивное развитие существующей модели образования, улучшение качества обучения путем прежде всего улучшения условий труда учителей и поднятия их социального статуса, сделать профессию привлекательной для молодых специалистов, пойдут на реализацию крупномасштабного проекта, результат которого определить полностью невозможно. Но если не ставить во главу угла качество обучения и эффективное управление школами, то можно предположить, что сценарий, который имеет нулевые или негативные результаты, будет более вероятен.

Подводя итог, хотелось бы сказать, что воспитанники нашей системы образования показывают впечатляющие результаты на международных олимпиадах и конкурсах научных проектов. О выходцах из Казахстана, которым еще нет 35, блистательно рекомендующих себя в научной среде, бизнесе, управлении крупными финансовыми и промышленными организациями мирового уровня, уже не просто ходят слухи – они у всех на виду. Мы все ими гордимся, а смотря на их резюме, в графе среднего образования редко находим иностранные школы.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7823 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить