МВА в Казахстане: бег с гирями на ногах

Почему основатель AlmaU считает, что качественное управление может изменить всю страну

Асылбек Кожахметов — президент Almaty Management University (AlmaU, бывший МАБ)
Фото: Андрей Лунин
Асылбек Кожахметов — президент Almaty Management University (AlmaU, бывший МАБ)

Сложно представить, что Асылбек Кожахметов, президент Almaty Management University (AlmaU, бывший МАБ), рискнул открыть его «прародительницу» – Алматинскую школу менеджмента – еще в конце 1980-х. Тогда советский колосс и плановая экономика казались нерушимыми, а частная предпринимательская инициатива – уделом отчаянных смельчаков. Что уж говорить о школе, учащей быть бизнесменом?

«Между тем в 1985 был принят Закон «О кооперации», хотя до этого действительно существовал запрет частной предпринимательской деятельности, – напоминает Кожахметов. – Считается, что каждый десятый человек по своей природе предприниматель. Это актуально даже для самых неразвитых с точки зрения бизнеса стран. Советский Союз как раз стал тому доказательством. Когда предпринимательская деятельность была разрешена, она стремительно стала набирать обороты».

В эти «обороты» затянуло и Кожахметова: в 1988 он ушел из КазГУ, где работал научным сотрудником на кафедре механики жидкостей, газа и плазмы, в школу менеджеров кооперативного объединения «Союз».
«Когда я уходил, заведующий кафедрой спросил: «Ты сам хоть понимаешь, что такое менедж­мент?» Ответил, что, если бы в 1975, когда поступал в вуз, была хоть одна хибарка с вывеской «Школа менеджмента», я бы туда пошел», – утверждает глава AlmaU.

«В КазГУ я должен был каждый раз получать подписи для поездок, скажем, в Челябинск, где заключал договоры. В главном корпусе сидела девушка, которая строго спрашивала: «А чего это вы в Челябинск так часто ездите?» Меня это возмущало. Положение, когда ты можешь достичь результата, но не распоряжаешься своей жизнью, пусть на свой страх и риск, меня не устраивало», – вспоминает собеседник.

Лечиться и учиться

В первое время обучение в АШМ представляло собой обычные курсы, на которые собиралось 8–10 человек. «Мы предлагали короткие курсы – по три-семь или десять дней. Я ходил по приемам ко вторым секретарям обкомов компартии разных областей, и, что самое интересное, они меня принимали, мы обсуждали вопросы повышения квалификации кадров для новой экономики. Особенно в Шымкенте (тогда – Чимкенте): там понимали необходимость обучения директоров области самостоятельной продаже своей продукции и новым методам хозяйствования.

 

Из первой поездки в Чимкент я привез 90 директоров различных предприятий. Курс был рассчитан на 21 день. Проводили мы его в санатории «Алатау». Полдня люди лечились, а полдня занимались», – улыбаясь рассказывает о тех «методиках» Кожахметов.

Что узнавали желавшие получить необычную для тех времен квалификацию менеджера? Обычные, на нынешний взгляд, вещи – юридические аспекты открытия предприятия, особенности уплаты налогов, внутреннюю составляющую себестоимости товаров. «Открылись десятки тысяч кооперативов. Для того чтобы отчитываться перед государством, им нужны были бухгалтеры нового типа, а они все работали на государственных предприятиях. Так что курсы подготовки и повышения квалификации бухгалтеров пришлись очень кстати, – поясняет собеседник. – Надо было только представить в налоговую документарную базу, подтверждающую, что удостоверение об окончании курсов АШМ признается повышением квалификации в области бухгалтерского учета – иначе у слушателей не приняли бы отчетность. Мы такой документ сделали – его пришлось подписывать в самой Москве».

Через полгода на курсы в АШМ стали ходить уже по 200–300 управленцев кооперативов. Но положение школы все равно было неустойчивым, ведь в какой-то момент желающих могло оказаться мало. А преподавателям нужно было платить высокую зарплату. «Я им платил в 5 раз больше, чем в вузах, – вспоминает Кожахметов. – К тому же нужно было предлагать серьезный гонорар приходящим лекторам-предпринимателям, которые делились своим опытом со слушателями».

Фото: архив пресс-службы

В 1994-м случился поворотный момент: АШМ совместно с Ма­астрихтской школой менеджмента выиграли проект Всемирного банка «Повышение управляющей способности предприятия в период рыночной экономики». «Это была образовательная программа, в рамках которой осуществлялась и подготовка преподавателей. В 1995-м мы отправили 20 сотрудников, которые к тому времени выучили английский, в Голландию, Ирландию и Францию. Они прошли шестимесячную подготовку, а кое-кто и курсы MBA. По возвращении у них горели глаза, они увидели новую экономику и хотели преобразить Казахстан. Так мы решили, что надо открывать программу MBA у нас, ведь школа бизнеса не может без нее существовать», – рассказывает Кожахметов.

Продать в Алматы

В 1996 школа была преобразована в Международную академию бизнеса (МАБ) и объявила набор на первую платную годовую программу МВА со специализацией «Корпоративный менеджмент» на русском языке. «До этого MBA предлагал только KIMEP, – говорит Кожахметов. – Учили они на английском, бесплатно. При этом брали людей без стажа, которые только окончили вузы, потому что опытных предпринимателей или директоров с английским днем с огнем невозможно было найти».

Для МАБа тогда первостепенной задачей было адекватно перевести на русский литературу, где объяснялись принципы рыночной экономики. Такая переводческая деятельность напоминала работу садовника, которому нужно пересадить в новую почву экзотическое растение так, чтобы оно прижилось и начало давать плоды.

Первые студенты МАБа были уверены, что главное для предприятия – продать, и очень удивлялись, узнавая, что главное – это клиент. Открывали для себя маркетинг – знания о том, как произвести продукт, чтобы потребитель сам захотел его купить. «Разумеется, мы начали применять основной метод преподавания MBA – case study, то есть обучение на кейсах. Не начитывали теорию, а на каждом предмете рассказывали практический случай из реальной жизни. Конечно, эти случаи были несколько изменены под нужды обучения, но все-таки были настоящими, и в этом состояла их ценность, – говорит Кожахметов. – Чем еще хорош кейс? Тем, что ты вовлекаешь всю группу в обсуждение. Ведь MBA отличается от другого обучения тем, что 50% материала получаешь от однокашников. И в случае с МАБом это реально работало, ведь мы брали людей не со школьной скамьи: у нас было требование – стаж на управленческой должности не менее трех лет. В реальности же кто-то имел опыт 10–15 лет, средний возраст студентов составлял 33 года. У всех разный производственный, жизненный опыт, разный тип мышления, характер. И на проблему, решение задачи они смотрели по-разному. Это обогащало друг друга».

Сначала МАБ использовала западные кейсы, затем появились казахстанские, потом преподаватели стали издавать книги, «заточенные» под реалии местного ведения бизнеса. «Когда в те годы нас спрашивали: «Чем вы лучше другого вуза, где работают западные преподаватели?», мы отвечали: «Тем, что они учат, как продавать кока-колу в Амстердаме, а мы – как продавать ее в Алматы», – объясняет разницу Кожахметов.

Фото: архив пресс-службы

Рассказывая об успехе программы MBA от AlmaU (статус университета МАБ получил в 2014 и тогда же был переименован в Almaty Management University), он приводит два показателя. Во-первых, за все годы работы вуза степень MBA получили 4500 человек. Из них 10% пришли из квазигосударственного сектора, 90% – из реального бизнеса, причем 50% представляли малый бизнес и 40% – средний.

«Многие студенты или их руководство, которое оплачивало обучение, признавались мне, что оправдали вложенные деньги. Потому что даже выпускные работы магистров бизнес-администрирования представляют собой рекомендации, как улучшить их собственные предприятия по множеству направлений – от финансов до стратегического менеджмента. Эти советы обсуждены в группах с другими студентами, оценены и, если нужно, откорректированы преподавателями. Да, из 15 рекомендаций некоторая часть может быть не совсем пригодной для конкретного предприятия, зато три-четыре станут настоящими бриллиантами, которые навсегда изменят компанию в лучшую сторону», – утверждает Кожахметов.

Во-вторых, удачный кейс сотрудничества с международной группой компаний ENRC (сейчас ERG. – Прим. ред.). «Десять лет назад они решили обучить у нас тысячу менеджеров. К линейным менеджерам мы сами выезжали на предприятия (так дешевле выходило для заказчика), а «топов» они отправили учиться в Москву. Позже фондом «Самрук-Казына» наш проект по обучению менеджеров ENRC был признан лучшим HR-проектом. Оказалось, от него был получен эффект в $30 млн, притом что нам заплатили $1 млн. Более того, через пять лет они заказали нам программу обучения 500 человек и «топов» прислали тоже к нам, сказав, что мы учим не хуже, чем в Москве», – не без гордости вспоминает собеседник.

Старые мехи

Сейчас в AlmaU действуют несколько программ MBA. К примеру, General Management, который необходим, когда человек только начинает свою управленческую деятельность и у него еще нет мощной отраслевой направленности. Когда «отраслевые мускулы» уже наращены, можно выбрать одно из узких направлений: финансовый менеджмент, менеджмент здравоохранения и пр.

Можно получить степень DBA (Doctor of Business Administration). Претендующий на эту степень управленец должен перейти 40-летний рубеж стажа и глубоко понимать отрасль.

«Есть также программа Executive Management – короткий курс для людей, которые уже знают многие вещи. Она направлена на развитие в новых отраслях. Например, на таком курсе есть предмет «Управление будущим», в рамках которого рассматривается, какой будет экономика завтра», – говорит Кожахметов.

AlmaU работает с Тель-Авивским университетом, ведущим в мире по инновационным моделям бизнеса. «А кто лучше всего делает продуктовые инновации? Южная Корея. Поэтому мы сотрудничаем с KAIST (Korea Advanced Institute of Science and Technology), лучшим в Азии. А кто лидер по инновационным командам? Массачусетский технологический. Мы с ними пока работаем по программе MISTI – стажировки магистрантов MIT на инновационных предприятиях Алматы, но поставили новую задачу. Это будет программа для топ-менеджеров, потому что мы хотим, чтобы собственники и управленцы высшего звена не только поняли, что без инноваций никуда, но и получили мировые рецепты, как это сделать в Казахстане», – перечисляет собеседник.

Кожахметов как бы между прочим замечает, что его вуз на шаг опережает планы, которые строит правительство: «Государство говорит, что нам нужна инновационная экономика. Без инновационного менеджера мы не сможем таковую создать. Но у нас пока нет заказчика на программу «Инновационный менеджмент». Однако мы все равно ее готовим, поскольку уверены, что она будет востребована».

Фото: архив пресс-службы

Глава AlmaU вспоминает, как несколько лет назад было решено обучать за границей инженеров, которые на родине будут генерировать инновационные идеи и способствовать взлету казахстанских предприятий:

«Я же говорил, что это пустая трата денег! За рубежом инженеры увидят новые системы технологий и управления. Они вернутся с новой культурой мышления, но здесь встретятся со старыми менеджерами, которые смотрят на них как на функцию, а не как на источник инвестиций и развития. В итоге инженеры будут уходить на иностранные предприятия».

Кожахметов позитивно оценивает программу «Болашак». «Но плохо, когда эти ребята, как это иногда происходит, встраиваются в старую структуру и эксплуатируют ее ради своих возросших интересов. Лучше, когда структура перестраивается под них», – считает он.

Кроме того, по его мнению, необходимо обучить менеджеров, которые поймут потребности работников. Сегодня зачастую превалирует философия «я начальник – ты дурак». Но инновационная структура предполагает горизонталь, где все работают на проект, в котором нет начальников, а есть лидеры, где каждый сотрудник рассматривается не как потенциальный источник проблем, а как способ их решения. «Мы отходим от сырьевой экономики и стремимся к инновационной диверсифицированной среде. Но ее не будет, пока не появятся инновационные предприятия, где команды будут производить идеи, которые способны изменить Казахстан и весь мир», – отмечает Кожахметов.

Снимите гири

«Некоторые передовые предприятия, особенно из приграничных с Россией областей, по привычке рвутся учиться в Москве, но мы давно обогнали ее лучшие управленческие вузы. Не верите – посмотрите на наши мировые аккредитации и мировые рейтинги!» – горячится Кожахметов.

На сайте AlmaU в разделе «История успеха» аккуратно ведется летопись вуза, с перечислением множества наград, сертификатов, дипломов. Но, похоже, основатель больше всего гордится международной аккредитацией АМВА (Association of MBA's, UK). «Мы – единственные в Центральной Азии получили такую же аккредитацию, что и Гарвард», – подчеркивает собеседник.

При этом он считает, что его вуз, да и другие казахстанские, могут давать более качественное образование: «Нам говорят: «Бегите быстрее!» Но мы-то бежим с гирями на ногах – стандартами образования от МОН, тогда как университеты других стран – в «адидасах». Я не прошу «адидасы» – только скинуть гири, я и в китайских кроссовках Финляндию догоню. Мне отвечают: «Вон в том вузе разгильдяи. Как мы гири уберем?» Но вы же министерство, сделайте так, чтобы у вас мерило было не одинаковое для всех. «О, такое трудно создать», – разводят руками. А как вы хотите? Это и есть ваша компетенция – разработать гибкое мерило для сильных, средних и слабых вузов. При этом создайте систему, когда заведение может переходить из одной категории в другую, тогда у каждого появится стимул что-то менять».

К слову, AlmaU хочет совершить очередной рывок – войти в топ-200 лучших бизнес-школ мира – и просит у МОН под это деньги, хотя бы десятую часть тех средств, которые идут на финансирование вузов. «Однако нам отказывают, так как мы частный вуз, – сокрушается Кожахметов. – Но ведь мы учим казахстанцев! Мы получим финансирование, а они – образование мирового качества!»

Собеседник вновь садится на своего любимого конька: «Нужно развитие менеджмента ставить на первое место, чтобы правильно управлять процессами не только в бизнесе, но и в госсекторе, в гражданском обществе». На шутливое замечание: «Вы, похоже, считаете, что менеджмент – всему голова» – Кожахметов абсолютно серьезно отвечает: «Так и есть. Это мое глубокое убеждение. Только при развитии менеджмента страна идет вперед».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5707 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
25 февраля родились
Аскар Аукенов
Главный редактор журнала Forbes Kazakhstan
Жанар Абдыкаримова
Независимый директор АО «Фонд недвижимости «Самрук Казына»
Болат Назаров
Замгендиректора по проекту разведки Имашевского месторождения ТОО "КазРосГаз"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку