Трудности перевода

Как страна, занимающая одно из последних мест в рейтинге знания английского, пытается идти к «триединству языков»

фото: Андрей Лунин

Идея равноправного изучения английского языка наряду с казахским и русским, получившая официальное название «триединство языков», все отчетливее внедряется в систему национального образования и даже частично официальный документооборот. Эксперты утверждают, что массовое внедрение языка, на котором сейчас формируются основные потоки информации и научных знаний, положительно скажется на экономическом развитии страны. Однако пока показатели «англоязычности» у Казахстана невысокие даже в сравнении с другими странами СНГ.

Согласно English Proficiency Index 2013 (индекс EF, составляется международной компанией Education First со штаб-квартирой в Швеции), рейтингу уровня владения английским языком, Казахстан с индексом 43,47 занимает лишь 56-е место из 60 стран. Худшие показатели только у Алжира, Саудовской Аравии и Ирака, а всего в группе «Крайне низкий уровень знания» находятся 17 государств. При подготовке рейтинга, из которого были исключены страны, в которых английский является государственным, опрашивалось более 5 млн человек трудоспособного возраста. 

При этом, например, Россия, хоть и находится в группе «Низкий уровень знания», уже обогнала Италию и Францию, заняв 31-е место, притом что год назад занимала последнюю позицию среди европейских стран.

Проблема низкого уровня знания английского языка, который на обязательной основе преподается во всех школах страны уже не первое десятилетие, лежит в области методики, считает лингвист Карина Фийзулина. «Это видно даже по уровням знания казахского и русского языков. Со всех трибун у нас говорят о билингвизме казахстанцев, но я могу утверждать, что около трети казахов и подавляющее большинство представителей нетитульных наций не знают казахского. А половина казахоговорящих казахов не может внятно изъясняться на русском, – отмечает она. – Эти две группы изолированы друг от друга по всей стране, потому что директива есть, а среды нет. И как бы остро проблема ни стояла, например, как в случае с оралманами, мы ничего кардинально изменить не можем. Нам банально не хватает профессиональных лингвистов и нормальных педагогов».

Необходимость развития в этом направлении очевидна. Помимо ставших уже общим местом аргументов о необходимости перевода медицинских и научных специальностей на английский, есть более общие для развития страны основания. Авторы EF EPI высветили некоторую взаимосвязь между качеством англоязычной подготовки трудоспособного населения и экономическими перспективами государства. Так, приводятся данные о том, что при выборе страны для передачи своего бизнеса на аутсорсинг компании Великобритании и США ориентируются на баланс между затратами и уровнем владения английским среди местного населения.

В отчете индекса за прошлый год отмечена положительная корреляция между уровнем владения английским языком и валовым национальным доходом на душу населения – доходы растут с повышением уровня владения английским, в свою очередь позволяя государству и частным лицам вкладывать больше денег в образование. Аналогичным образом складывается ситуация на микроуровне, когда знание английского позволяет отдельным гражданам найти хорошую работу и повысить свой уровень жизни.

Индекс Doing Business, наложенный на карту знания языков, также демонс­трирует положительную корреляцию между этими показателями: в странах, где английский язык не является официальным, владение им облегчает ведение бизнеса. Кроме того, оно способствует инновациям, облегчает коммуникацию с поставщиками и клиентами, упрощает наем персонала – все это формирует более благоприятную среду для экспортной деятельности: страны с низким и очень низким уровнем владения языком имеют равномерно низкий уровень экспорта на душу населения (кроме сырьевых). 

Впрочем, как отмечают авторы индекса, Казахстан довольно быстро прогрессирует – в стране зафиксирован наиболее высокий рост в совершенствовании английского языка после Турции. Этот показатель был выведен на основе шестилетней динамики. Кроме того, уровень владения английским среди казахстанцев старшего возраста в сравнении с 60 другими странами, где проводился опрос, вырос на 5%. В этом отношении Казахстан также приблизился к Турции, показатели которой используются для определения самого высокого прогресса в той или иной стране. 

По данным британского консульства, около 3–4 тыс. казахстанцев ежегодно выезжают на языковые курсы, в том числе около 35% – через Education First. «Индекс показывает, что у Казахстана большие возможности в плане совершенствования английского языка, что очень важно для нас. Мы считаем, что у нас хорошие перспективы в этой стране, – говорит Барыш Ючок, директор представительства EF в РК. – Спрос на эти услуги растет на 10% ежегодно». 

Именно динамичный рост спроса делает Казахстан привлекательным для языковых компаний, тогда как, например, Россия практически достигла пика. И если в целом стоимость рынка оценить довольно сложно, так как одна поездка может стоить от $700 до 4,5 тыс., без учета стоимости перелета, то предельная емкость при текущем показателе населения может составить до 2,5 млн поездок в год.

В EF отмечают, что среди казахстанцев также наблюдается растущий интерес к более интенсивным и длительным программам, а географические предпочтения сосредоточены вокруг Лондона, Нью-Йорка и Мальты.

По словам Татьяны Журесик, международного консультанта агентства Noir Sur Blanc, выбрав проживание в семье, учащийся получает не только полное погружение в культуру, но и, как правило, экономит до 20%. Однако, замечает Ючок, казахстанские студенты, несмотря на отличающую их высокую адаптивность, предпочитают располагаться в кампусах или отелях.

Мир и English

В ряде азиатских стран, в частности в Индонезии и Вьетнаме, картина владения английским языком за шесть лет преобразилась до неузнаваемости. Состояние дел в Китае также улучшилось, хоть и не столь кардинально. В Японии и Южной Корее, несмотря на огромный объем частных инвестиций, прогресса не наблюдается. 

Качество англоязычной подготовки повышается во всех без исключения странах БРИК – Бразилии, России, Индии и Китае. Индия и Россия в этом году обогнали Китай, а Бразилия его догоняет. Между тем в начале периода исследования – в 2007 году – Китай опережал остальные страны БРИК. 

В большинстве стран Европы качество владения английским уже превысило средний уровень или уверенно приближается к нему. Франция движется по абсолютно другой траектории. Занимающие первые семь позиций в рейтинге – небольшие европейские государства, масштаб которых вынуждает их связывать свои планы с международным сообществом.

Наиболее слабыми регионами с точки зрения уровня знания английского языка являются Ближний Восток и Северная Африка. Исключением на фоне скромных показателей региона являются ОАЭ, продемонстрировавшие существенный прогресс.

Лучших результатов за шесть лет добилась Турция. Далее по темпам улучшения качества владения английским идут Казахстан, Польша и Венгрия.

Плохим знание английского языка остается в Латинской Америке. Более половины государств этого региона находится в нижних строках индекса Education First.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4741 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
22 января родились
Марат Жаныбеков
вице-президент АО «Государственный Фонд социального страхования»
Жасулан Джумашев
начальник департамента по ЧС ЗКО
10 богатейших людей мира

10 участников рейтинга Forbes 400 за 2018 год.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить