Пути спасения от рабства

Основатель eBay миллиардер Пьер Омидьяр, его жена Пэм и благотворительные инвестиции объявляют войну торговле людьми

MICHELE CLEMENT ДЛЯ FORBES

Может ли портфолио решить одну из самых жестоких проблем мира? 

Февраль 2012-го. Пьер Омидьяр с камерой в руках разглядывает долину Катманду в Непале. Все, что миллиардер – основатель eBay видит на много миль вокруг, это исполинские печные трубы – выше, чем дома и горы красного кирпича, сохнущего под зимним солнцем. Подростки 12–13 лет таскают кирпичи на спинах, по 80 фунтов за раз. 90% работников здесь, в Бхактапуре, центре кирпичной промышленности Непала, – рабы. День за днем они все больше увязают в долгах у своих эксплуататоров, которые нашли им эту работу и жалкие лачуги для проживания неподалеку. 

Фотографируя по округе, Пьер Омидьяр все сильнее убеждался в том, что он видит далеко не полную картину происходящего. «Таким людям, как мы, не показывают плохие печи для обжига, – говорит он. – И я содрогнулся: если это – одна из хороших, то что же тогда представляют собой плохие?»

Фото: Пьер Омидьяр
Пьер Омидьяр сделал это фото в Непале. Многие из рабочих на обжиге кирпича, таскающих на себе каждый по 80 фунтов, – рабы

Омидьяр и его жена Пэм решили бороться, используя свое внушительное состояние и бизнес-хватку в смелой цели искоренения современного рабства. Свою миссию они начали с Непала; затем деятельность будет расширяться по всему миру. Для детей в Бхактапуре Омидьяр создал новый проект, чтобы у них был выбор кроме подписания кабального контракта с торговцами живым товаром. Он пожертвовал грант на $600 тыс., который оплатит спасение 2500 работающих детей с опасных и грязных непальских кирпичных заводов и их обучение в школе. Следующий шаг семьи Омидьяр – выделение средств на обучение 4000 рабочих на курсах предпринимательства и менеджмента. 

За последние четыре года семья Омидьяр стала крупнейшим частным спонсором в борьбе с торговлей людьми. К настоящему моменту они уже инвестировали $115 млн в свой благотворительный фонд Humanity United, который помогает 85 антирабовладельческим некоммерческим организациям и проектам в пяти странах, включая первый проект в Непале. Еще $50 млн семья Омидьяр вложит к 2016 году. 

Семья Омидьяр уже инвестировала $115 млн в свой благотворительный фонд и еще $50 млн вложит к 2016 году 

Противники у них очень серьезные, они используют все более изощренные схемы для того, чтобы затягивать людей в сексуальное и трудовое рабство, многие работают под прикрытием организованных преступных группировок. По данным ООН, торговля людьми оценивается в $32 млрд в год. Но семья Омидьяр привлекает и на свою сторону влиятельных союзников, надеясь победить в этой битве.

Омидьяр отлично подходит на роль вожака. После размещения акций eBay на бирже в 1998 году Пьер Омидьяр превратился из «просто зажиточного» сразу в «возмутительно богатого», как говорит он сам. Вместе с женой Пэм – она научный работник и его любовь еще с Тафтского университета – Пьер решил пожертвовать большую часть своих денег на благие дела в течение своей жизни, присоединившись к проекту Giving Pledge. Несколько лет супруги, которые в свои 31 владели $7 млрд, просто искренне и неорганизованно подписывали чеки нескольких благотворительных фондов, а затем избрали своей главной целью борьбу против рабства.

Создание фонда Humanity United было идеей Пэм. Пока муж делал из своего сайта мультимиллиардного гиганта, она проводила все время в биолаборатории, проводя исследование для степени магистра и редко возвращаясь в обычный мир и читая газеты. «Я отгородилась от внешнего мира», – рассказывает Пэм. В 2001 году, во время визита в родной город Пьера Париж, она листала журнал National Geographic, и ее внимание привлек материал о Дарфуре, где в тот момент начиналась гражданская война. Ее ужаснул рассказ о суданских детях-солдатах и о работорговле беженцами. Она попробовала провести собственное расследование, но не нашла в прессе ничего о современном рабстве или о каком-либо участии богатых филантропов в борьбе с ним.

Пэм решила, что пожертвований их семьи в фонды «Врачи без границ» и «Оксфэм», как бы щедры они ни были, все-таки недостаточно. Пьер с ней немедленно согласился. Судан скоро присоединится к Непалу в фокусе их действий вместе с Конго, Либерией и США, где более 40 тыс. женщин, мужчин и детей находятся в сексуальном рабстве, или являются неоплачиваемой прислугой, или работают в поле. Омидьяры решили, что нужно объединиться с уже существующими организациями. В США они нашли группу разрозненных организаций, большинство – маленькие и работающие изолированно от других. Во Флориде евангелисты из организации International Justice Mission пытались освободить насильно эксплуатируемых мексиканских рабочих по сбору помидоров. В Калифорнии социальные работники из Коалиции по истреблению рабства и эксплуатации работали на освобождение женщин, находящихся в домашнем рабстве в Лос-Анджелесе, а также растущего числа рабочих на фермах, которых нещадно эксплуатировали, не собираясь платить ни копейки за изнурительный труд. Обе группы пытались провести законы против рабства, имея очень мало средств и никакого содействия. 

Пьер, Пэм и их команда в Humanity United разыскали лучшие из этих некоммерческих организаций против рабства, собрали их под одним крылом – Альянсом по борьбе с рабством и торговлей людьми – и инвестировали $8 млн в 12 из них. Взнос семьи Омидьяр в $165 млн в Humanity United является всего лишь частью $1,25 млрд, которые они выделили в качестве безвозмездных субсидий на благотворительность или инвестировали в компании из развивающихся стран. Фонд Omidyar Network вложил $100 млн в стартапы вроде фирмы мобильных платежей в Замбии или индийской компании, занимающейся солнечной энергетикой. «По какой-то причине люди думают, что благотворительность – это просто отдавать деньги, а бизнес – это бизнес, – говорит Мэтт Банник, управляющий Omidyar Network. – Это искусственное разделение. Бизнес может иметь положительное воздействие на общество. Люди зарабатывают себе на жизнь на eBay».

 

Альянс работает отлично. Год спустя уже есть видимый результат: путем объединенных усилий экс-рабов, социальных работников и церквей удалось добиться принятия 90% поправок к Акту по защите жертв торговли людьми, который помогает спасшимся от рабства сохранить свои визы и защититься от возможной мести своих мучителей. В 2010 году группа запросила и получила $12 млн для федерального фонда по борьбе с торговлей людьми. 

Имя Омидьяров очень помогает, говорят эксперты. «Все эти маленькие организации сейчас часть большого целого, – говорит Кевин Бейлс. В 1999 году он написал книгу Disposable People (первая книга на эту тему, которую прочитала Пэм). – Они не ходят с протянутой рукой к сенаторам. Если вы хотите привлечь к делу интерес политика, просто сделайте так, чтобы в нем был замешан миллиардер». 

RON D’RAINE/BLOOMBERG
Эндрю Форрест: «Нашей реакцией был ступор»

Инвестиции Омидьяров в фонде также помогают учить бывших рабов на адвокатов, которые регулярно встречаются с политиками, чтобы проливать свет на кошмарный бизнес. Forbes встретился с членом организации Survivors’ Caucus Имой Матул в бывшем монастыре неподалеку от Лос-Анджелеса. Теперь там добротный приют под управлением Коалиции по истреблению рабства и эксплуатации, одной из 12 подобных организаций в США, спонсируемых Омидьярами. Матул – одна из 550 рабов из 58 стран, которым коалиция помогла спастись. 

Миниатюрная индонезийка, одетая в деловой casual, Матул сидит на кожаном диване в гостиной здания. Вдоль стены расположены компьютеры для живущих в приюте, а в солнечном заднем дворике, увитом зеленью, находится каменный грот с алтарем Девы Марии – напоминание о прошлом монастыре. Приют расположен в 10 минутах от Западного Голливуда, где Матул продержали три года домашней рабыней.

К моменту прибытия в Лос-Анджелес из яванского города Маланга 16-летняя Има уже спаслась от принудительного брака. Ее эксплуататоры, индонезийская пара, ожидающая второго ребенка, сразу по приезде вывалили на нее список обязанностей: повариха, уборщица, экономка, няня, садовник – все за обещанную зарплату в $150, которой так и не суждено было появиться. Ее били каждый день. Если хозяйка находила кусочек земли, занесенный из сада, он летел в лицо Матул. Не знающая английского, Има была в западне, и они угрожали, что ее посадят, если она попытается бежать, – эту гнусную тактику эксплуататоры часто используют, чтобы запугивать молодых и наив­ных жертв.

Наконец Матул удалось сбежать с помощью няни соседей. Коалиция дала ей кров, помогла получить работу в юридической фирме, а затем наняла ее для работы со спасшимися. В прошлом году она предстала перед Конгрессом в рамках продвижения Акта по защите жертв эксплуатации. Пока что акт застрял, однако его планируют рассмотреть уже в ближайшее время. Помимо всего прочего, с этим актом судам будет легче призывать эксплуататоров к ответу перед законом. Матул не понаслышке знает, как это важно, ведь женщина, которая держала ее в плену, не провела в тюрьме ни дня. 

Последнее событие Humanity United очень значимо для общества – в своей речи на ежегодной конференции Clinton Global Initiative президент Обама объявил о сотрудничестве Humanity United с Белым домом и направленных Goldman Sachs $6 млн. «Мы заставим эксплуататоров отвечать», – сказал Обама, когда овации стихли. Президент перечислил все новые проекты, они будут помогать Humanity United подняться на федеральный уровень. Будут проводиться тренинги для полиции, билетных контролеров и учителей, чтобы они могли распознавать жертв рабовладельцев, а не принимать их за проституток или сбежавших из дома. Правительство будет стимулировать технологические и интернет-компании, чтобы они попытались обезопасить сеть, ведь именно с ее помощью рабовладельцы часто завлекают или продают свой живой товар. Планируется упростить визовые процедуры для жертв. И, самое главное, администрация возьмется за искоренение принудительного труда на всей цепочке производства товаров американскими компаниями, начав с подрядчиков правительства США.

Инвестиции, меняющие мир
MICHELE CLEMENT ДЛЯ FORBES

С 2004 года Omidyar Network вложила в социальные проекты более $500 млн, средства разделились почти поровну между коммерческими и некоммерческими организациями. Цель Пьера и Пэм Омидьяров не просто получить хороший финансовый и социальный возврат, они хотят создать или расширить новые секторы. Например, эти три.

Микрофинансы

С момента создания Omidyar Network инвестировала $100 млн в 28 микрофинансовых организаций – 13 коммерческих, 15 не преследующих прибыли. Две трети этих денег пошли на финансирование организаций для людей, не имеющих банковского счета. Остальное было направлено в инфраструктурные организации вроде MFX, которая занимается страхованием валютного курса для микрофинансовых операций. Вложение Омидьяров составило $9,3 млн и поможет MFX решать проблему неравенства, с которым сталкиваются эти фирмы, когда берут деньги в долларах или евро и затем дают их в кредит в местной валюте. В частности, MFX сосредоточена на Африке южнее Сахары (на сегодняшний день Африка получила лишь 8% от всего микрофинансового кредитования). 

Мобильные платежи

Более 2,1 млрд человек не имеют счета в банке. В Замбии его нет у 80% взрослого работающего населения. В этом году Омидьяры возглавили $4-миллионный  раунд по привлечению средств для Zoona, стартапа в Замбии, который позволяет переводить деньги или класть их на депозит с помощью СМС. Сельские хлопковые фермеры могут получать моментальный электронный ваучер вместо наличных за свой урожай. «Рабочие обычно высылают заработанные деньги домой, семье, – говорит Мэтт Бенник из Omidyar Network. – Более легкий и надежный процесс платежа в обществе положительно скажется на экономическом росте».

Освещение на солнечной энергии

1,4 млрд людей живут вне цивилизации. В Африке южнее Сахары и Индии часто единственное, что есть у семьи, это керосин. Это дешево – и токсично. Решение – в солнечной энергии, заявляет Омидьяр. В 2010-м Omidyar Network возглавила $5,5-миллионный раунд для d.light, стартапа по производству долговечных, эффективных, а главное, доступных осветительных приборов на солнечной энергии. Более того, это помогло подстегнуть всю субиндустрию. «Сейчас есть компании, которые занимаются только финансированием покупки таких приборов», – говорит Бенник.

«Сети поставок замутнены эксплуатацией труда, и все больше людей узнают об этом», – говорит Омидьяр, упомянув о недавнем внимании прессы к китайскому производителю iPhone – Foxconn. – Люди начинают задаваться вопросом: «А хочу ли я иметь вещь, которая сделана рабским трудом, в отвратительных условиях? Там ведь настоящая каторга». 

Омидьяру пришлось пропустить речь президента, которая совпала с заседанием eBay (в конце концов, по счетам-то она платит). Однако Пэм присутствовала в зале, глотая слезы. Вместе с ней была и Има Матул. Представляя делегацию Humanity United, президент поприветствовал Иму на ее родном языке, а в конце попросил ее встать, чтобы отметить ее благородную деятельность. 

Пьер взял на себя роль лидера в Giving Pledge и среди других миллиардеров, он учит, как использовать предпринимательские навыки для решения мировых проблем. Его бывший коллега по eBay Джефф Сколл, соучредители Google Сергей Брин и Ларри Пейдж выступили спонсорами в проектах против рабства после консультации с Omidyar Network. 

Как же обстоят дела за пределами Америки? Австралийский магнат Эндрю Форрест работает на истребление торговли людьми в своем полушарии. Увидев ситуацию с рабством своими глазами, он основал некоммерческий фонд Walk Free. Его дочь-подросток работала волонтером в детском доме, когда выяснилось, что детей там склоняли к сексуальным услугам. 

Президент Барак Обама объявил о сотрудничестве Humanity united с Белым домом и направленных Goldman Sachs  $6 млн

«Дополнительные услуги» применительно к детям – это ужасает, – говорит Форрест, третий богатейший человек Австралии. – Нашей реакцией был ступор». Его организация и Humanity United работают в тандеме, сообща. Как и Пьер Омидьяр, Форрест полностью посвятил себя благотворительной деятельности, он покинул пост гендиректора своей Fortescue Metals Group и сосредоточился на отдаче своих денег. Он разделяет надежду Омидьяров, что другие организации, правительство и просто богатые люди начнут уделять внимание и выделять столь необходимые средства на борьбу против рабства в производственной сфере – именно там оно цветет пышным цветом. Сети гипермаркетов особенно часто связаны с дешевым или принудительным трудом в развивающихся странах, часто даже не зная этого. «Это темная сторона глобализации», – говорит Форрест. 

Пьер тем временем приобрел еще большую решимость после февральской поездки в Непал. Стоя в проходе школы для детей, работавших на обжиге кирпича, которую спонсирует Humanity United, он наблюдал со стороны и изредка делал фото для своего самодельного портфолио. Пэм сидела на полу классной комнаты, участвуя в уроке. «Эти детишки – жертвы, их били каждый день, и они ходили как в воду опущенные. Таких вы могли видеть в фильмах, с согнутыми спинами… – говорит Пьер. – Но они ведь обычные детишки, которые тянут руки на уроке». 

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7333 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить