Образовательный прорыв

Международная Академия Бизнеса задала новую планку для развития рынка бизнес-образования в Казахстане

фото: Андрей Лунин

Международная Академия Бизнеса является своего рода трендсеттером в сфере казахстанского бизнес-образования, поскольку именно МАБ стал одним из первых учебных заведений в Казахстане, которое произвело набор студентов на программу МВА (магистр делового администрирования). Открытие первой программы для управленческих кадров на русском языке произошло в 1996 году, и ему предшествовали три года подготовки. Сегодня МАБ, опять же первым среди казахстанских вузов, сделал серьезный прорыв в число бизнес-школ международного уровня. Это стало возможным благодаря тому, что Совет международной Ассоциации МВА (Association of MBA’s – AMBA) принял решение дать вузу самую престижную западную аккредитацию по программам МВА.

О том, как и каким количеством программ MBA представлен рынок бизнес-образования сегодня, каких знаний, умений и навыков не хватает бизнесменам и насколько адекватны международным трендам получаемые слушателями знания, в интервью Forbes Kazakhstan рассказал основатель и президент Международной Академии Бизнеса, отличник образования РК, доктор бизнес-администрирования (DBA) Асылбек Кожахметов.

– Асылбек Базарбаевич, как вы оцениваете рынок бизнес-образования в Казахстане? Каков его потенциал?

– С каждым годом казахстанский рынок бизнес-образования набирает обороты. Растет он как по размерам, так и качественно. Хотя, с другой стороны, этот рынок еще совсем не развит и плохо структурирован. Фактически сейчас мы можем говорить о существовании внутри него как минимум четырех слабосвязанных рынков: это бизнес-образование для иностранных компаний, крупных казахстанских компаний, а также для малого и среднего бизнеса. 

Специфика данного рынка в том, что наш бизнес все еще не может преодолеть некоего недоверия к казахстанскому образованию, кроме того, он больше ориентирован на личные отношения, нежели на конкретные профессиональные качества образовательных программ. В этом причина того, что многие иностранные компании стараются в основном учить свой менеджмент за рубежом либо приглашают зарубежных тренеров, затрачивая при этом немалые деньги. Соответственно, становится актуальным вопрос казахстанского содержания в части образовательных услуг. И вопрос этот, к сожалению, находится вне поля зрения правительства, поскольку, стимулируя покупать все казахстанское и имея в виду станки, но не услуги, государство никак не способствует развитию казахстанского бизнес-образования в целом. 

– Вы отмечаете, что рынок растет. О каких цифрах идет речь?

– На самом деле развитие рынка бизнес-образования очень сильно зависит от развития экономики в целом. Если взглянуть на актуальные тренды на примере нашей академии, можно затем интерполировать и составить общую картину даже при отсутствии статистических данных. 

Скажем, мы предлагаем широкий спектр образовательных услуг: бакалавриат и магистратуру, краткосрочные и среднесрочные тренинги, программы MBA, докторантуру делового администрирования (DBA) и менеджмент-консалтинг. С наступлением кризиса (в 2008 году. – Прим. ред.) короткие курсы упали в 5 раз, бакалавриат остался без изменений, а MBA снизился на 20–30%. Программа DBA и консалтинговые услуги тоже пошли на понижение, но стоит отметить, что их удельный вес в общем объеме доходов незначителен.

И вот на сегодняшний день по всем направлениям мы отмечаем здоровый рост. Если в 2009 году на МВА училось 300 человек, в этом году – 500. Прирост 15–20% в год. В 2009 кризисном году слушателей коротких курсов было порядка 200 человек, сейчас этот показатель достигает 1200 человек в год. На бакалавриате в 2009 году в МАБ училось 1700 человек, сейчас – 2300, таким образом, рост составляет 10% в год. 

– На сегодняшний день какие плюсы и минусы вы можете выделить в состоянии бизнес-образования в Казахстане? 

– Первое – это слабая связь бизнеса и образования. Какая складывается ситуация: бизнес, возможно, не устраивает качество отечественного образования, но в то же время сам он не предпринимает никаких действий в отношении его улучшения. Надо понимать, что нельзя просто открыть бизнес-школу, которая сразу начала бы давать качественное образование. Потому что для любой бизнес-школы, чтобы быть успешной, нужны отечественные кейсы и наличие четкого понимания природы проблем управления локальным бизнесом. Бизнес может начать сотрудничество со своей стороны и, если необходимо, направить школы бизнеса на устранение существующих недостатков в образовании. Я думаю, что любая бизнес-школа будет рада такому сотрудничеству. 

Второе – не хватает успешных примеров по стратегическому управлению предприятиями. Если посмотреть на казахстанский рынок, то 60% экономики контролируется ФНБ «Самрук-Казына», у которого как у гос­компании свои (прогосударственные) методы управления, и они более ситуационные. Бизнесу фактически не на кого равняться, кроме как на государство, которое в свою очередь может и должно способствовать развитию культуры управления частным предприятием, но для этого нужно учиться и повышать квалификацию управленческих кадров. Поэтому столь необходимо сотрудничество с вузами.

Кроме того, нашему бизнес-образованию не хватает опыта в консультировании и проведении бизнес-исследований. Вследствие чего казахстанский бизнес зачастую направляет свои заказы западным компаниям, зарубежным бизнес-школам и университетам, которые не всегда имеют соответствующую аккредитацию, и их самое большое «преимущество» лишь в том, что они западные. И частенько тон в этом задает наше правительство.

Еще одним минусом является непрозрачность системы образования в целом. В лучшем случае информация о вузе может быть получена от самого вуза и в урезанном виде. Нет достоверных статистических данных, скажем, о наборе на конкретные специальности по годам, о среднем балле поступивших, не говоря уже об объеме доходов. Нет даже официальных результатов проверок и аттестаций, проводимых государственными органами.

Положительные моменты казахстанского бизнес-образования в том, что этот рынок развивается и его объемы растут ежегодно. Начались процессы профессионализации требований работодателей. Например, АО «НК «КазМунайГаз» прописало стандарты для каждого рабочего места, стандартизировав таким образом требования к претендентам на ту или иную позицию. Также происходит профессионализация HR, которая все чаще работает по принципу меритократии – продвижения кадров по заслугам. Все дело в том, что на крупных предприятиях да и в госсекторе у нас до сих пор HR-службы работали как отдел кадров, а не как отдел по развитию кадров. Но вот эти новые тенденции дают почву для развития бизнес-образования, так как являются стимулом для обучения свежих востребованных кадров. 

– Сколько программ MBA сегодня предлагают казахстанские вузы?

– В Казахстане на сегодняшний день порядка 130 вузов, и лишь в восьми из них есть программы МВА. Восемь программ на страну, конечно, мало. Были попытки открыть программы MBA в других вузах, но люди не поверили им, и они закрылись. Потому что бизнесу нужны не только методики и кейсы, но и преподаватель, который держится на равных с предпринимателями, может ответить на конкретные вопросы, связанные с бизнесом, у которого домашнее задание соответствует тематике предприятия. Если это есть, то предприниматель приходит и учится, если нет – то программа умирает. В условиях рыночной экономики каждый университет должен иметь хотя бы по программе, как это сейчас отмечается в Европе и Америке. 

В каком-то смысле малое количество программ в стране на руку нашей академии, потому что мы одними из первых открыли программу МВА, и по качеству мы сегодня никому не уступаем. В подтверждение своих слов хочу отметить, что пару недель назад Советом международной Ассоциации МВА было принято решение дать Международной Академии Бизнеса самую престижную западную аккредитацию по программам МВА. Это серьезный прорыв МАБ в число бизнес-школ международного уровня. Чтобы понимать важность этой аккредитации, стоит отметить, что в мире аккредитовано лишь около 200 программ МВА, а теперь в их числе и Казахстан. Критерии оценки включали анализ деятельности школы в целом, ее профессорско-преподавательского состава и методов преподавания, требований к слушателям и содержанию учебной программы, продолжительности программы, оценки знаний слушателей и результатов их обучения, воздействие этой программы на развитие местного бизнеса. Это решение еще не последний (но главный) этап, и мы ждем соответствующего оформления этой процедуры в виде сертификата АМВА.

– По вашему мнению, какое число программ MBA оптимально для Казахстана?

– Все познается в сравнении. В развитых странах с устоявшимся бизнес-образованием, таких как США и Великобритания, на 10 млн населения приходится 15 программ МВА, во Франции, которая старается не признавать американский подход к МВА, порядка пяти программ на те же 10 млн населения. У нас в Казахстане, если применить тот же технократический подход, тоже около пяти, но не надо забывать, что мы развивающаяся страна и у нас это соотношение должно быть гораздо больше, хотя бы в 3 раза, то есть оптимально еще не менее 15 программ МВА для университетов РК.

– Что собой представляет МАБ сегодня?

– МАБ – это бизнес-школа международного уровня, лидер в сфере бизнес-образования Центральной Азии. И это не просто рекламный слоган, это обосновано международными рейтингами и аккредитациями. В соответствии с данными международного рейтингового агентства EDUNIVERSAL, которое оценивает все мировые бизнес-школы, мы имеем три пальмовые ветви из пяти возможных, и с 2008 года являемся лидерами бизнес-образования в Казахстане. Ближайший наш конкурент в этом рейтинге – КИМЭП – имеет лишь две ветви. В 2010 году мы получили международную институциональную аккредитацию CEEMAN. И, как я уже говорил, сегодня наша копилка пополняется аккредитацией AMBA! Еще не могу не сказать о том, что в этом году благодаря правительству РК вдобавок к собственной серьезной программе развития кадров МАБ получил возможность отправить 29 преподавателей на научную стажировку в лучшие университеты мира, в том числе 17 в одну из лучших школ бизнеса в мире – в университет Хааса в американском городе Беркли, Калифорния. 

В данный момент МАБ находится на подготовительном этапе перед мощным и устойчивым рывком к самым вершинам мирового бизнес-образования. Мы не стоим на месте и постоянно актуализируем и расширяем бакалаврское и магистерское направления, программы МВА и DBA, создаем новые программы, осваиваем новые рынки и ниши. Недавно была презентована и начала свою работу Школа государственной и общественной политики МАБ, которая будет выпускать квалифицированные кадры для государственных учреждений. 

– Кто сегодня является активным слушателем программ МВА?

– Представители малого и среднего бизнеса, которые думают, как создать бизнес или развить предприятие, и нередко представители крупных компаний. Этот сегмент бизнеса, как правило, делает нам корпоративные заказы, которых, по моему мнению, должно быть в разы больше. Если говорить о долях, то порядка 15% корпоративного рынка приходит к нам, и 25% мы занимаем на рынке бизнес-образования в целом.

– Каких знаний, умений и навыков не хватает бизнесменам, которые приходят в МАБ?

– Многие слушатели программ MBA приходят за тем, чтобы сформировать системное видение, систематизировать знания, оценить себя, для того чтобы знать, куда и в каком направлении завтра можно двигаться. Они хотят найти и свое предназначение в новом мире. Мы помогаем им не просто получить управленческие профессиональные знания, но и показать место бизнеса в развитии общества, роль потенциала коллектива, развития горизонтальных отношений. У нас есть специальные предметы по развитию интеллектуальных (мозговых) способностей. Благодаря кейсовым методикам преподавания слушатели имеют возможность узнать не только то, что делают коллеги из родственного бизнеса, но и как развиваются бизнесы совсем другой направленности и другого типа.

– Насколько адекватны получаемые слушателями знания международным трендам?

– У нас очень хорошие международные связи. Мы понимаем, что бизнес-образование зародилось в Америке, потом пришло в Европу, а оттуда к нам. Поэтому если мы хотим дать более цивилизованные и глубокие основы, теоретические постулаты, то мы должны смотреть в том направлении. Мы вступили в различные образовательные ассоциации и реально в них работаем.

Это Европейский фонд развития менеджмента (EFMD) – самая авторитетная ассоциация в области бизнес-образования, Балтийская ассоциация развития управления (BMDA), Ассоциация развития менеджмента в Центральной и Восточной Европе (CEEMAN), Российская ассоциация бизнес-образования (RABE). Сейчас ведем переговоры о вступлении в Азиатскую ассоциацию. Кроме того, МАБ сотрудничает с такими бизнес-школами, как Маастрихтская школа менеджмента (Нидерланды), Sheffield Hallam University (Великобритания), Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (Россия), Nanyang Technological University (Сингапур) и бизнес-школа EADA (Испания).

Мы постоянно структурируем наши связи и находимся в курсе всего того, что происходит сегодня в мире в области образования! Это одно из наших конкурентных преимуществ.

– Расскажите о профессорско-преподавательском составе. Читают ли у вас лекции бизнесмены? Как вы намерены развивать эти отношения?

– Все наши преподаватели с опытом либо работы, либо исследований в бизнесе или же с «самого поля бизнеса». На вечерних и модульных программах зачастую лекции читают приглашенные предприниматели. Но здесь стоит отметить важный момент: чтобы сотрудничать с казахстанским бизнесом, нужно пользоваться у них авторитетом. Мы добились уважения за годы своей работы на рынке, и теперь у каждого нашего образовательного продукта есть консультативный совет, состоящий из бизнесменов, которые напрямую вовлечены в продвижение новых продуктов, обсуждают вопросы качества обучения и говорят свое мнение о перспективности новых подходов. У нас пять таких советов, и минимум 25 бизнесменов являются нашими советниками. Каждый совет собирается раз в квартал.

Кроме того, у Международной Академии Бизнеса есть совет попечителей, в который входят, не побоюсь этого слова, корифеи казахстанского бизнеса Даулет Сембаев, Ораз Джандосов, Арманжан Байтасов, Нурлан Смагулов, Раимбек Баталов, которые не только регулируют стратегическое развитие МАБ и имеют полномочия назначать (смещать) ректора, но также делятся своим опытом со слушателями программ. 

По моему мнению, казахстанский бизнес должен понимать важность той роли, которую играют бизнес-школы, и то, что развитие бизнес-образования – это также дело бизнеса. Ведь первые школы бизнеса были созданы предпринимателями, и именно они стали основой программ МВА.

– Каким вы видите МАБ через 5–10 лет?

– Мы должны прочно закрепиться в топ-200 школ бизнеса мира, занять достойное мес­то в рейтинге вузов Financial times и быть в пятерке лучших бизнес-школ в странах СНГ. Кроме того, к тому моменту у нас будет свой кампус в районе ПИТ «Алатау». Каждый пятый штатный преподаватель МАБ и каждый пятый студент будут иностранцами. 

Международная Академия Бизнеса станет тем учебным заведением, о котором будут знать не только в нашей стране, но и во всех цивилизованных уголках планеты, а бизнесмены (в том числе иностранные) будут считать за честь учиться у нас.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10702 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
17 июня родились
Михаил Гамбургер
генеральный директор ТОО «Алматыэнергосбыт»
Апрель в цифрах

Экономика Казахстана в цифрах и фактах. Апрель 2019 года.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить