К пандемии были готовы: как казахстанский вуз заранее внедрял систему дистанционного обучения

Как отечественная система высшего образования перестраивается на онлайн-обучение в период пандемии коронавируса

ФОТО: pixabay.com

Всемирная борьба с Covid-19, режимы ЧП и карантина в корне меняют важнейшие отрасли деятельности человечества. Сильнейший стресс испытывают экономики практически всех стран мира: туризм, развлечения, услуги, торговля, перевозки и многие другие отрасли находятся в состоянии шока. Большое давление испытывает система здравоохранения. Проверку на прочность проходит и индустрия образования, в том числе высшего. Уже с марта - с момента введения в Казахстане ограничительных режимов – школьники, студенты, аспиранты и слушатели высших учебных заведений перешли на онлайн-образование, и новый учебный год также начнется не в классах и аудиториях, а дистанционно.

О том, насколько казахстанские вузы готовы к новому режиму работы, качественному образованию и конкуренции с зарубежными заведениями, а также о проблемах в системе высшего образования страны Forbes.kz поговорил с провостом (ректором) Университета КАЗГЮУ имени М.С. Нарикбаева Сергеем Пеном.

Университет КАЗГЮУ имени М.С. Нарикбаева, основанный по инициативе первого президента РК Нурсултана Назарбаева в 1994, ведет обучение по 14 специальностям в 4 школах: Высшей гуманитарной школе, Высшей школе экономики, Высшей школе права и Бизнес-школе.

F: Сергей Геннадьевич, как ваш вуз перестраивается под новые реалии?

- Еще за несколько лет до всех этих событий мы задумались над тем, что необходимо переводить систему обучения на более современную и прозрачную платформу. Сперва мы решили создать свою собственную программу, для этого пригласили отечественных айтишников, но после длительного периода разработки решили, что лучше остановиться на уже готовом и проверенном продукте. Не хочу обидеть наших IT-специалистов – они квалифицированные работники, однако отсутствие опыта, знания организации учебных процессов не оставили нам выбора. Просто на составление окончательного техзадания у нас ушел почти год. Поэтому мы выбрали систему управления обучением Canvas. Это мировой бренд, который пользуется большой популярностью. Эту систему мы внедряли постепенно, у наших студентов уже был опыт ее использования, поэтому к моменту введения режима ЧП в Казахстане мы уже были готовы.

Все наши учебные процессы, контенты курсов, учебная аналитика, оценки, посещаемость, задания для студентов – все это встроено в платформу Canvas. В эту систему без особых проблем удается интегрировать многие другие платформы, например Zoom, что дает нам дополнительные возможности для обучения. Также мы достаточно давно перешли на электронный документооборот, так что все это вкупе позволило нам безболезненно перейти на новый формат.

Сергей Пен
ФОТО: из личного архива
Сергей Пен

F: Наверняка вы в курсе того, как переходили на дистанционное обучение другие вузы страны?

- Мы были одними из немногих, кто подошел к этой ситуации подготовленным. К сожалению, большинство наших учебных заведений оказались в другой ситуации. Большой проблемой оказалось даже не отсутствие какой-либо программной платформы, а организация самого процесса дистанционного обучения. Ведь онлайн-обучение – это не просто провести лекцию посредством видеосвязи, а разработка по сути новой концепции обучения.

Большинству наших вузов пришлось в срочном порядке встраивать свои бизнес-процессы и академические роли в приобретенные программные системы обучения. Иногда этот переход был болезненным, трудным, но спустя несколько месяцев уже можно сказать, что большинство вузов справились с этой задачей. Пандемия вынудила отечественную систему высшего образования ускорить процессы цифровизации. Но нужно понимать, что сам по себе этот процесс непрерывный и ему необходимо постоянно уделять внимание и время.

F: В целом понятно, как можно организовать процесс обучения на дому. Но интересует вопрос сдачи экзаменов. Как это организовано? Кто контролирует конфиденциальность контрольных работ?

- Когда мы только внедряли эту систему, мы понимали, что с переходом на онлайн-формат нужно перестраивать систему обучения, контент. Сам процесс подачи материалов подается по-новому, задания формулируются иначе, их дозировка также изменилась. И первым под запрет попали те задания, которые в большей степени заточены на запоминание, на усваивание материалов, потому что это легко обмануть. Поэтому мы решили проводить свыше 90% экзаменов в письменном формате и использовать исключительно кейсовый формат: студенту необходимо смоделировать собственное решение, которое он и пишет. И чтобы избежать различных уловок, мы выбрали систему онлайн-прокторинга от компании Proctorio. Ею пользуется ряд крупных университетов, в том числе из Лиги плюща. Кстати, она также интегрируется в нашу систему Canvas.

Мы получили контроль над двумя функциями – функция технического локдауна, когда система может запретить студенту использовать сочетание клавиш «Сtrl+C и Сtrl+V», открывать дополнительные окна, новый браузер, попытки свернуть экран экзаменационной программы. Вторая функция – использование системы, которая использует навыки искусственного интеллекта, когда через web-камеру и микрофон осуществляется контроль уровня шума, фиксируется частое отведение взгляда от экрана, расфокусировка внимания и так далее. Все это анализируется. В случае подозрительного поведения система останавливает экзамен и просит студента с помощью web-камеры сделать запись своей комнаты на 360 градусов. Если он это не сделает, экзамен не будет продолжен. Все эти записи сохраняются, и после экзамена преподаватель может пересмотреть подозрительные моменты, которые отдельно выделяются. Кроме того, эта система может автоматически выставить рейтинг подозрительности. Если он становится выше 70%, то согласно нашей академполитике результаты экзамена аннулируется.

F: Во сколько вам обходится использование платформы Canvas?

- $60 тыс. ежегодно.

F: А сколько вы тратите на научные и образовательные программы?

- За истекший учебный год мы потратили около 300 млн тенге. Сюда входит оборудование, программное обеспечение, повышение квалификаций, пополнение библиотечного фонда и так далее.

F: Как в этом году состоялось вручение дипломов?

- Наши выпускники регистрировались онлайн и приходили за своими дипломами поодиночке. Все это было строго регламентировано по времени и с соблюдением всех необходимы санитарных норм. Тем, у кого не получилось лично приехать за дипломами, мы отправили их курьерской службой.

F: Насколько иностранное образование лучше по качеству по сравнению с казахстанским?

- Это слишком широкая и объемная тема. Нужно сравнивать отдельные страны и специальности. Например, если вы хотите стать специалистом в области юриспруденции, а затем работать в Казахстане, то вам лучше обучаться у нас, потому что вы изучаете местную юридическую практику и так далее. Если говорить по странам, то в регионе Центральной Азии казахстанское образование является лидером в силу наличия более сильного преподавательского состава, экономической ситуации. Если говорить о сравнении со странами ближнего зарубежья – Китаем, Кореей, Россией или Восточной Европой, то здесь мы уже, конечно, отстаем. Потому что объемы финансирования уже сильно отличаются.

У нас большой финансовой поддержкой пользуются государственные вузы, несмотря на итоговое качество образования. Это неправильно. Вузы во всем мире развиваются на основе честной конкуренции. Успешная борьба за привлечение студентов в итоге зависит от того, насколько учебное заведение конкурентоспособно, но у нас есть шанс на то, чтобы поднять спрос на казахстанское образование.

Во-первых, в связи с внутренней изоляцией разных стран из-за пандемии мы должны воспользоваться этим моментом, чтобы не потерять абитуриентов, которые могут остаться на этот учебный год у нас в стране.

Во-вторых, нам следует защищать наш рынок образования не только широкими инвестициями, но и через точечную помощь опорным вузам, которые являются лидерами в своих отраслях.

В-третьих, нам следует защищать сферу высшего образования, устанавливая повышенные требования к деятельности иностранных вузов, пытающихся переманить наших абитуриентов. Мы не против, если речь идет об обучении в действительно международных научных центрах, но, как правило, это не очень сильные и хорошие вузы. Всё, чем наши студенты завлекаются, – это возможность бесплатного обучения и бесплатного проживания в общежитии.

Самое главное, конечно же, нам и самим нужно повышать образовательный уровень. Нам нужно закрывать те вузы, которые дискредитируют образование, не соответствуя нормам и параметрам по качественной подготовке специалистов. В этом вопросе идет ожесточенная борьба. Здесь возникает очень широкий уровень противодействия.

F: Что-то делается для действительного повышения уровня высшего образования?

- В 2018 была основана Лига академической честности, в которую первоначально вошло 12 вузов, а сегодня осталось 11 заведений. На вступление в нашу лигу подали заявки еще 18 новых членов, но у нас очень высокие требования. Для вступления необходимо пройти тщательный мониторинг на соответствие качества, в этом плане очень важны честность, ответственность и транспарентность. Для того чтобы стать кандидатом на вступление, необходимо соответствовать не менее 70% требований, а чтобы стать полноправным членом – не менее 80%. Оценку соответствия вуза мы даем по 110 критериям, разделенным на 14 тематических групп.

Для полноценного членства обязательно полноценное внедрение кредитной технологии обучения. Согласно нашим критериям студенты должны иметь возможность сами выбрать того преподавателя, который им наиболее интересен по обучающему курсу. Тем самым и преподаватель становится заинтересован в более качественной собственной работе. У сильных преподавателей потоки заполняются еще в первые часы при регистрации на занятие.

По медианной шкале, оценок «отлично» не может быть выше 10%, оценки «хорошо» - не выше 25%. И когда вуз выгружает аналитику по оценкам, становится понятно, как идет обучение, ставятся ли «двойки» и «тройки». Если этот процент мал, то очевидно, что допущено несоответствие.

Также должна быть обеспечена анонимность студента при оценке его работы. Экзаменатор при проверке письменной работы, а их процент также не должен составлять менее 90% от общего числа контрольных работ, не должен знать, кого он оценивает. Это лишь малая часть критериев, по которым мы оцениваем деятельность вуза.

F: Каково ваше мнение о деятельности региональных университетов и институтов?

- Нужно развивать систему образования так, чтобы даже региональный вуз мог стать неким локальным градообразующим предприятием. Подобное происходит и в Европе, и в США, когда небольшой университет в провинциальном городе становится центром притяжения студентов со всего мира. Это положительно отражается и на жизни самого города – развивается туризм, гостиничный сектор, сервис услуг, иная инфраструктура, повышается и уровень образования. Конкуренция является двигателем прогресса. У нас, чтобы развить подобную систему, должно быть заинтересовано не только МОН РК, но и акимы на местах, которые реально влияют на деятельность местных учебных заведений, но при этом за сам вуз не отвечают. Если местная власть будет в этом заинтересована, то вуз будет развиваться. Если руководитель города считает, что перспективы в этом нет, то тогда нужно избавляться от такого вуза.

F: То есть вы считаете, что 130 вузов для 18,5 млн казахстанцев – это слишком много?

- Проблема не в количестве, а в качестве образования. Если вуз заточен только на то, чтобы зарабатывать деньги, а не обучать хороших специалистов, то вывод очевиден.

F: Что вы думаете о практике присвоения вузам международных рейтинговых оценок, стремлении к присутствию в том или ином списке «лучших вузов мира»?

- На мой взгляд, наше правительство в этом вопросе сделало неправильный выбор. По мнению властей, присутствие в таких рейтингах улучшает инвестиционную привлекательность страны в целом. Ведь есть разные параметры оценки деятельности страны – образовательный в том числе. А для того, чтобы попасть в тот или иной список, нужно соответствовать каким-то критериям, которые реально не отражают уровень образовательного процесса вуза. В некоторых из них, в особенности в государственных или даже национальных, есть целые отделы и департаменты, которые только и занимаются тем, чтобы соответствовать заданным параметрам. Для попадания в эти рейтинги нужно заполнять различные анкеты, запросы, публиковать статьи в тех или иных журналах, порой третьесортных, для количества цитируемости и так далее. Для соответствия порой нужны только какие-то количественные показатели. Нужно сперва поднимать сам уровень образования, квалификацию преподавательского состава. Нам нужно отказываться от погони за места в этих рейтингах.  

F: На что нужно обратить внимание абитуриенту, который собрался поступать в казахстанский вуз?

- Наиболее внятным ориентиром является рейтинг вузов НПП «Атамекен». Этот рейтинг официально заказан МОН РК. Например, там оценивается такой параметр, как уровень трудоустройства выпускников. Это главный показатель успешности деятельности вуза. Есть и ряд других критериев. С этого года добавлены как минимум еще два показателя – объем инвестиций в инфраструктуру вуза и уровень средней зарплаты преподавателя. Зарплата преподавателя, чей доход не превышает условный средний уровень зарплаты по стране, должен вызвать вопросы к самому вузу.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4793 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
4 августа родились
Тимур Сатыбалдин
акционер Forbes Kazakhstan и радиостанции LuxFM Казахстан
Бекболат Орынбеков
первый заместитель акима Жамбылской области
Анатолий Попелюшко
председатель Союза товаропроизводителей пищевой и перерабатывающей промышленности
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить