Почему Международная Академия Бизнеса стала университетом

Бывший МАБ намерен пробиться в число 50 ведущих бизнес-университетов мира

фото: Андрей Лунин

Новость о переименовании Международной Академии Бизнеса в Almaty Management University (ALMU) вызвала некоторое удивление в образовательной сфере. Возник вопрос: зачем понадобилось отказываться от бренда, который уже стал узнаваемым как один из лучших бизнес-вузов в стране? Ведь МАБ вырастил не одного предпринимателя, который самостоятельно выбился с нуля на высокий уровень. 

Президент-ректор ALMU Асылбек Кожахметов объяснил Forbes Kazakhstan, для чего МАБ стал Almaty Management University (ALMU), а также какое практическое значение это имеет для студентов и образовательной системы Казахстана.

– Почему вы начали задумываться об изменении статуса академии и принятии нового названия?

– Хочу подчеркнуть, что это не просто смена вывески. Дело в том, что мы выросли из статуса академии и выходим на следующий виток спирали, ведущей вверх, – к статусу университета. И у нас есть все для этого. Мы провели полномасштабную работу и сформировали университетскую структуру с бакалавриатом, магистратурой, MBA, докторантурой, внедрили короткие курсы и начали проводить научные исследования. Получили национальную и ряд престижных международных аккредитаций, признание работодателей и потребителей – об этом говорят наши награды и рейтинги. За 25 лет активной деятельности на рынке образования смогли создать бизнес-вуз номер один в Казахстане, с сильным брендом и хорошей материально-технической и научной базой. Но теперь хотим, чтобы наше имя зазвучало и на глобальном уровне. 

– А разве нельзя было дальше раскручивать бренд МАБ?

– У международных образовательных структур возникало недопонимание относительно соответствия названия вуза его внутреннему наполнению. То есть, во-первых, в их трактовке, международные – это те учебные заведения, в учредителях у которых значатся как минимум две страны, а что касается академии, то для них это учреждение, занимающееся наукой, или узкопрофильное учебное заведение, например полицейская академия. Но наш вуз ориентирован на бизнес. И, обучая бизнесу, мы хотим научить науке управления, которая станет ключевой компетенцией наших выпускников, вне зависимости от уровня образования и области знаний. 

Кроме того, если обратиться к мировому опыту, названия ведущих университетов, как правило, привязаны к своим истокам, в частности, к городу, в котором они находятся: Cambrdige University, Oxford University, Berkeley College, Singapore Management University и т. д. Поэтому, следуя традициям, мы меняем в какой-то степени расплывчатое и слишком глобальное слово «международная» на патриотичное «Алматы» – ведь мы любим свой город и хотим, чтобы о нем узнал весь мир.

Наконец, мы взяли название, исходя из которого всем будет понятно, чему мы обучаем. Ведь каждый знает, что собой представляет Школа бизнеса при Университете Беркли или Сингапурский университет менеджмента. 

Однако появление нового имени не означает, что у нас не будет проблем с признанием. Предстоит большая и серьезная работа для того, чтобы ALMU включили в список 200 лучших бизнес-университетов мира.

– Какие нововведения произойдут внутри вуза?

– Мы не просто ставим амбициозную цель – для этого создается университет нового типа, с современными образовательными стандартами. В частности, места факультетов займут отдельные школы. В соответствии со стратегическим планом с 2014 по 2019 год мы образуем восемь школ международного уровня: Школу права (LLB, LLM, JD), Школу государственной и общественной политики (BSc, MA, PhD), Бизнес-школу (программы MBA и DBA), Школу бухгалтерского учета, финансов и менеджмента (BSc, MA, PhD), Школу гуманитарных и социальных наук (BSc, MA, PhD), Школу компьютерных наук и электротехники (BSc, MS, PhD), Школу образования (MA, PhD) и Школу арт- и медиаменеджмента (BSc, MA, PhD).

Три из них уже открыты – Школа права, Школа государственной и общественной политики и Бизнес-школа. 

– В чем заключается специфика этих учебных заведений?

– Начнем со Школы права, которую мы открыли буквально 1 июля. Казалось бы, специалистов этой отрасли на рынке труда и так достаточно, но на самом деле в стране мало профессиональных, практико-ориентированных юристов, в результате чего правовая культура бизнеса оставляет желать лучшего. Если крупные компании могут защитить свои интересы, то в отношении МСБ у нас нередко нарушаются элементарные права. Сегодня МСБ занимает около 15% от экономики, а когда Казахстан войдет в число 30 наиболее экономически сильных государств мира, этот показатель достигнет 70%. То есть объем МСБ значительно вырастет, а мы должны будем обеспечить этот рост квалифицированными корпоративными юристами и адвокатами.

Вместе с тем важными направлениями деятельности школы будут правовое обеспечение бизнеса в Казахстане и на международной арене, организация программ повышения квалификации юристов-практиков, образовательных программ на английском языке для иностранных юристов по основам и отдельным отраслям казахстанского права, разработка и внедрение правовых механизмов защиты прав человека и другое.

Мы также взялись за полноценное развитие государственной службы и гражданского общества – через Школу государственной и общественной политики. С одной стороны, бизнес не может быть эффективным без эффективной госслужбы. Между ними должно быть взаимопонимание, несмотря на разный набор стратегий и целей. На практике же получается обратное – отсутствие какого-либо стремления понимать друг друга. Кризис в этом плане стал лакмусовой бумажкой, показав, что отсутствие взаимодействия бизнеса и государства никогда не даст устойчивого гражданского общества. Общество понимает эти проблемы и готово участвовать в их обсуждении, выработке решений, которые приведут к устойчивой и компромиссной платформе. В связи с этим есть необходимость в преподавании общественной политики. С другой стороны, в стране нужно развивать самоуправление и понимание гражданами этого процесса. Необходимо уходить от постсоветских методов к сфере управления развивающейся рыночной экономикой. У нас многие инструменты привносятся из развитой рыночной экономики, между тем на практике они не работают. Эти инструменты необходимо дорабатывать, адаптировать и модифицировать. И кто, как не мы, с учетом нашего 25-летнего опыта работы в области управления, может это сделать? Ведь в 1988 году мы открывались как Алматинская школа менеджмента. 

Наш Институт образования, в рамках которого мы проводили пару лет назад специальные образовательные программы для ректоров вузов, будет преобразован в Школу образования. Обратите внимание, сегодня нет ни одной структуры, которая отвечает за переподготовку ректоров. Тем не менее создаются новые вузы, и везде есть проректоры и деканы. Но это бывшие профессора, то есть они вышли из академической среды. А ректор – это управленческая профессия. Поэтому мы, чувствуя свою ответственность за подготовку менеджмента образовательной отрасли, готовы восполнить этот пробел.

Не осталась без внимания и культурная сфера. На сегодняшний день очень активно развивается киноиндустрия, появилось много газет и журналов, но системы обучения, например, главных редакторов нет. Мы станем первым вузом в стране по подготовке менеджеров для медийного сегмента. Для этого будет предназначена Школа арт- и медиаменеджмента.

Что касается Школы компьютерных наук и электротехники, то в этом направлении уже работают несколько вузов, но мы найдем свою нишу для развития. 

И еще один важный момент. По сути, мы сегодня создаем предпринимательский университет, где каждый студент вне зависимости от специальности будет обязан пройти курс предпринимательства, в результате чего все наши выпускники будут готовы к созданию своего предприятия. Хотим привнести в мировой опыт свое видение предпринимательского университета в развивающейся экономике, создав вуз мирового класса, который будет занимать в рейтинге соответствующих заведений не 200-е, а, возможно, 50-е место.

– Многие университеты мира создают на свой базе различные исследовательские центры. Что вы собираетесь делать в этом направлении?

– Мы хотим продвигать науку менедж­мента, поэтому будем реорганизовывать все свои 16 лабораторий. Выберем для них новые направления работы и, конечно, будем проводить исследования на международном уровне, то есть на английском языке, с публикациями во всех известных научно-образовательных журналах. Почему я на это обращаю внимание? Недавно выяснилось, что некоторые наши ведущие университеты делали публикации в сомнительных изданиях. Этого допустить нельзя. Более того, поднимая вопрос академической честности, мы предлагаем учредить комитет по академической этике при МОН РК и хотим активно участвовать в его работе. Кстати, среди запланированных нами тем исследований – объяснить не с исторической, а с управленческой точки зрения то, каким образом кочевники, захватывая большие территории, могли их контролировать и управлять ими на протяжении многих лет. Мне кажется, что в нашей истории есть много особенностей, которые можно обратить на пользу и сейчас.

– С новым статусом изменится ли ваша политика скидок и помощи студентам?

– Да. Как социально ответственный вуз, мы значительно увеличим социальные льготы. Например, в прошлом году мы предоставили скидки на обучение на общую сумму 35 млн тенге. Эта цифра продолжит расти. Если ученик из малообеспеченной семьи показал хорошие результаты на вступительных экзаменах, то может учиться с большой скидкой или вовсе бесплатно. 

Также каждый год мы предоставляем похожие льготы для инвалидов. Сейчас наш кампус полностью оборудован для того, чтобы им было комфортно здесь учиться.  

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19926 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить