НИШ и Nazarbayev University: быть или не быть?

Таким вопросом задался генеральный директор AERC Жаныбек Айгазин

ФОТО: © Сергей Астрелин

За 30 лет независимости наша страна создала экономику с частной формой собственности на средства производства, с рыночным ценообразованием и значительным экспортным потенциалом сырьевых товаров. Это с одной стороны, а с другой у нас сохранилась монопольность рынков при малой емкости отечественного производства и неинклюзивность, а точнее экстрактивность институтов. На фоне столь противоречивой трансформации ушедшей в прошлое социалистической системы у нас появилось так называемое элитное (престижное или дорогостоящее) среднее и высшее образование в виде частных школ, филиалов западных вузов, а также НИШ (Назарбаев интеллектуальных школ) и Nazarbayev University (NU). О последних, как о едином целом, и пойдет речь в данной публикации.

После январских событий в казахстанских СМИ и соцсетях стало бурно обсуждаться «премиальное» положение NU и НИШ. Триггером неутихающей дискуссии явилась апрельская публикация в Azattyq Rýhy «Пожирает миллиарды бюджетных денег», в которой герой публикации призвал реорганизовать NU.

Подобная критика, ставшая возможной после известных событий и воспринимаемая на ура большей частью общественности страны, испытывающей на себе наследие назарбаевской эпохи в виде низкопродуктивной экономики, зависящей от экспорта сырья, социальной несправедливости, сильного расслоения общества, коррупции и в целом падения уровня жизни, вполне объяснима и оправдана.

И всё же существует одно «но», заставившее меня возразить сложившемуся мнению, как работодателя, который имел возможность оценить качество образовательных услуг Nazarbayev University и НИШ. Мое представление сложилось из опыта работы со своими коллегами, закончившими НИШ, получившими степени бакалавра и магистра в NU, а также с многочисленными практикантами из NU. Мое мнение однозначно: студенты и выпускники NU, по крайней мере обучающиеся по специальности «экономика», демонстрируют отличное качество знаний по макроэкономике, эконометрике, математике и прочим сопутствующим дисциплинам.

На анализе доступных данных из интернета попробую обосновать свои соображения, почему я не полностью поддерживаю критику в отношении NU и НИШ.

Начну со статуса НИШ&NU

Законодательной основой, определяющей правовой статус автономии, особый режим деятельности и полномочия органов управления НИШ и NU, является Закон Республики Казахстан №394-IV «О статусе «Назарбаев Университет», «Назарбаев Интеллектуальные школы» и «Назарбаев Фонд» от 19.01.2011. Согласно данному закону учредителем NU и НИШ выступает правительство РК (кроме фонда), что определяет возможность государственного финансирования.

Как показывает таблица ниже, за 2009-2022 годы на финансирование Nazarbayev University и НИШ из республиканского бюджета было выделено более 800 млрд тенге, большая доля которых в расходах республиканского бюджета на образование пришлась на 2010-2017 годы, что обусловлено, скорее всего, стартовыми инвестициями. Так или иначе, расходы республиканского бюджета на НИШ в 2022 году составили только 32% от пикового объема финансирования школы в 2013 году. Аналогичная закономерность прослеживается и по Nazarbayev University, где в 2022 году объем финансирования составил 3% от максимального объема расходов 2016 года, что можно объяснить открытием платных программ и использованием эндаумент-фонда.

Объем финансирования Nazarbayev University и НИШ за счет средств республиканского бюджета (млрд тенге)

 

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

2021

2022

Nazarbayev University

1,0

14,1

56,5

58,7

52,4

55,7

49,9

89,1

65,2

39,8

13,0

8,9

8,0

2,8

НИШ

-

12,7

33.2

20,8

39,5

23,5

18,5

17,9

21,3

20,2

21,6

26,1

21,9

12,4

Расходы РБ на образование

231,3

236,4

310,7

438,9

453.2

464,5

443,7

531,1

464,6

473,8

611,3

954,6

1382,0

1867,3

Источник: законы РК по республиканском бюджете за 2009-2024 годы

К сожалению, подтвердить выдвинутые предположения невозможно из-за отсутствия в открытом доступе информации, которую раскрывают организации, имеющие государственное финансирование, а именно: уставы, финансовая отчетность, заключения аудитора (заключение аудитора было сделано только в 2009 году только по НИШ), решения органов управления по стратегическим и финансовым вопросам и прочая информация.

Такая непрозрачность и неподотчётность обществу, позволяющие NU и НИШ, по крайней мере до недавнего времени, избегать проверок учебной, научной и финансово-хозяйственной деятельности со стороны контрольных органов, обеспечивается их особым автономным статусом. Закон выводит NU&НИШ из системы государственной аттестации по государственным образовательным стандартам и дает им возможность финансирования за счет средств республиканского бюджета образовательной и научной деятельности без выполнения встречных обязательств. Иными словами, налицо автономность институтов в системе, где всё базируется на решении только одного человека в обход всех правил и рамок. Понятно, что существование такой системы в демократических странах невозможно. Поскольку по индексу демократии (The Economist Intelligence Unit) Казахстан относится к странам с авторитарным режимом, то такая система не только смогла состояться, но и завоевала популярность у подрастающего поколения из-за возможности получения западного образования внутри страны через канал непрерывных знаний: большинство выпускников НИШ стремятся поступать в NU.

Парадокс ли?

Почему де-факто в высоком авторитете NU&НИШ нет никакого парадокса? Ответ, в первую очередь, надо искать в обучающемся контингенте NU, который состоит из той части казахстанской молодежи, которая, при отсутствии такой возможности, выстраивалась бы в достаточно длинную очередь на премию «Болашак» или уезжала бы за рубеж. Но если вспомнить, что декларируемая цель создания NU заключалась в обеспечении казахстанской молодёжи качественным западным образованием внутри страны, то, получается, цель достигнута? Безусловно, да! И здесь следует отметить, что основной вклад в достижение этой цели сыграл упомянутый закон о статусе, как бы парадоксальным это ни казалось.

Отдельный правовой статус, постоянное государственное финансирование и бронезащита в лице первого президента не позволяли чиновникам от образования и государственного аудита приблизиться на пушечный выстрел к NU&НИШ. В результате ничто не мешало иностранным профессорам, приглашенным в Казахстан для закладки фундамента западного образования, культивировать либеральные ценности и максимально дистанцироваться от патернализма, коим грешат отечественные школы и университеты. Это когда авторитет и знания преподавателя непререкаемы и учащийся не имеет морального права дискутировать и даже уличать преподавателя в некорректности или незнании. Не отрицаю, что сейчас отечественная система образования постепенно изживает патерналистскую традицию, но факт остается фактом: NU&НИШ первыми в стране поставили во главу угла примат учащегося и его право на получение качественных знаний в общереспубликанском масштабе. NU&НИШ стали поощрять в учащихся и студентах открытость к диалогу, право задавать вопросы, свободу высказывания собственной точки зрения и, самое главное, – неравнодушие и чувство ответственности перед собой и обществом.

Не знаю, выражу ли я мнение большинства казахстанцев или нет, но думаю, что только за внедрение демократических ценностей в мировоззрение и поведение учащихся и студентов необходимо масштабировать опыт НИШ&NU на всю систему образования Казахстана.

Но если это так, то очевиден вопрос: стоит ли разрушать раскрученный бренд, признанный мировым образовательным сообществом?

Понятно, что финансирование за счёт республиканского бюджета НИШ&NU нивелирует реальную ситуацию с финансированием среднего и высшего образования Казахстана, что подтверждается следующими данными: расходы республиканского бюджета на одного обучающегося в НИШ превышают почти в три раза средний норматив, рекомендованный АО «Финансовый центр» для частных школ страны, а расчетная стоимость гранта в NU сопоставима с топовыми университетами США.

Также справедлива обеспокоенность критиков вопросом схемы собственности и подотчетности НИШ&NU, основанной, видимо, на следующей разрозненной информации.

  • Администраторами бюджетных программ по финансированию NU выступают три ведомства: Министерство образования и науки, Министерство здравоохранения и канцелярия премьер-министра. МОН и МЗ делают ежегодно госзаказ на подготовку специалистов, а органом управления, возможно, является канцелярия премьер-министра.

  • Согласно закону, учебные заведения подотчетны высшему попечительскому совету и их попечительским советам, а «Назарбаев фонд» создан исключительно для финансирования деятельности АОО «Назарбаев университет» и АОО «Назарбаев интеллектуальные школы». «Назарбаев фонд» профинансировал университет на сумму более 20 млрд тенге, и в эндаумент-фонде Nazarbayev University имеется более $1 млрд. Однако суммарный объем средств, аккумулированных в «Назарбаев фонде», не раскрывается.

  • Известно, что финансы были отданы в управление инвестиционной компании, которая в 2018 году выкупила и докапитализировала АО «Цесна банк» и АО «ATF Банк». В результате фонд стал владеть АО «Jusan Bank», занимающем 6 позицию по размеру активов в банковской системе Казахстана. По идее фонд является некоммерческой организацией и создан для финансирования университета и НИШ, но у общественности складывается небезосновательное мнение о принадлежности всех этих организаций конкретной семье и, в частности, о необходимости существования данного фонда.

И хотя вышеприведенные сведения подкрепляют аргументы оппонентов НИШ&NU, я против реорганизации NU, по крайней мере в той степени, которая подразумевает «лишение привилегированного статуса» и «уравнивание» с другими университетами.

На мой взгляд, по прошествии времени не столь важно, какие неравноправные средства достижения использовались для создания НИШ&NU, важен результат. А он есть: в Казахстане создано и успешно функционирует элитное качественное образование, заслуживающее право на дальнейшее развитие. В то же время я признаю, что привилегированное финансирование из республиканского бюджета недопустимо хотя бы потому, что элитное образование за рубежом спонсируется частными фондами. Здесь возникает вопрос – как решить создавшуюся дилемму: сохранить бренд без нагрузки на республиканский бюджет?

Ответ на этот вопрос лежит в названии школы и университета. Как правило, во многих странах учебные заведения носят имя инвестора или спонсора, как, например, Йельский университет назван в честь британского купца и филантропа Элайху Йеля, а Университет KAUST – короля Саудовской Аравии Абдаллы. Почему бы господину Назарбаеву не стать спонсором существенного количества грантов НИШ&NU? Данное решение позволило бы стране получить следующие выгоды в области образования.

  1. Увеличить число грантов. Чем больше казахстанских детей будут получать гранты, тем образованнее будут последующие поколения. Хорошее образование — это возможность высокого старта для будущей жизни и залог образованной нации.

  2. Снизить отъезд молодёжи за рубеж.

  3. Привлечь к работе лучших соотечественников, работающих в зарубежных вузах и ведущих ученых мира.

  4. Привлечь абитуриентов из сопредельных стран за счет значительного конкурентного преимущества перед российскими вузами, образовавшегося по причине санкций.

  5. Масштабировать опыт НИШ на всю систему среднего образования страны.

  6. Направить освободившиеся средства из республиканского бюджета на увеличение финансирования прочих государственных школ и университетов и, следовательно, поднять качество их образования.

О науке в NU

C 2009 года в университете было сделано 5600 международных публикаций, из которых 13,8% вошли в 10% наиболее цитируемых публикаций мира. NU наладило сотрудничество с 270 научными и учебными лабораториями. Более 1100 публикаций было осуществлено студентами университета.

Но почти за 13 лет со времени создания NU не учредил ни одного издания, который входил бы в базу Scopus или Web of Science. Особенно это относится к таким дисциплинам, как экономика и медицина. В Nazarbayev University на экономическом факультете обучение на программах бакалавриата и магистратуры осуществляется на английском языке, в том числе иностранной профессурой. По здравоохранению возможностей и того больше: Школа медицины и медицинский кластер с клиниками оснащены современным оборудованием. То есть созданы условия как для получения теоретических знаний, так и для проведения прикладных исследований. Не использовать такую возможность для публикаций в собственном издании непростительно. Возможно, этот пробел кроется в нашем подспудном пиетете перед иностранцами, социальным пакетам которых, по крайне мере в первые годы создания NU, могли бы позавидовать их коллеги, работающие у себя дома? Может быть, есть соотечественники, которые рады приехать и за гораздо меньшее вознаграждение? Не берусь судить, ибо моё представление сформировано на основе сведений от источников, которые нельзя назвать объективными. Однако если такая избирательность имеет место, то справедлив вопрос: эти избранники действительно являются незаменимыми?

Так это или нет, но в этом плане поучительным является опыт России. Там существует несколько экономических университетов мирового уровня, таких как Российская экономическая школа (РЭШ) и Высшая школа экономики (ВШЭ). С первых дней учебная и научная деятельность ВШЭ целиком была ориентирована на мировые стандарты экономического образования. Для достижения поставленных целей широко стали привлекаться ученые мирового уровня из западных стран с высокими показателями индекса Хирша. За время существования ВШЭ удалось добиться того, что 15 журналов ВШЭ попали в список базы Scopus и Web of Science. Суть в том, что ВШЭ привлекает иностранную профессуру с хорошим индексом Хирша и ставит KPI по количеству публикаций с участием российских ученых. Итак, очевиден вопрос: почему при найме иностранных преподавателей в Nazarbayev University не ставились конкретные показатели результатов?

Резюмируя вышесказанное, еще раз хочу отметить, что наша страна не настолько богата, чтобы создавать с нуля то, что может позволить ей быть действительно первой в регионе в области элитного образования.

А поэтому вместо того, чтобы уничтожать созданное, лучше направить усилия на его совершенствование, пока нас не обогнали в этом вопросе наши соседи. В дополнение всему, что было предложено выше, я предлагаю следующие меры для дальнейшего развития отечественной науки в Nazarbayev University.

  1. Обязательно сформировать редакционную коллегию и открыть как минимум по одному периодическому научному изданию в сфере здравоохранения и экономики, нацеленному на вхождение в базу индексации Scopus и Web of Science 1 и 2 квартиля.

  2. Привлекать для ведения научной деятельности и преподавания иностранных профессоров с высоким индексом Хирша. В контрактах с ними должны быть установлены встречные обязательства по количеству совместных публикаций только в журналах 1 и 2 квартиля.

  3. Снизить расходы на приглашаемых из-за рубежа преподавателей по гуманитарным специальностям.

  4. Обеспечить ежегодную публикацию финансовой отчетности NU (включая НИШ). В состав попечительского совета NU обязательно ввести представителей общественности.

  5. «Жана Қазақстан» должен включать возможность патронажа университетов и школ соотечественниками, входящими, как минимум, в список богатейших людей Казахстана. Поддержка ими учреждений образования должна осуществляться на условиях филантропии и благотворительности, но не для получения прибыли. Можно позаимствовать практику школ и университетов за рубежом: писать имена спонсоров/патронов на стенах зданий. Это будет лучшим примером вклада в развитие страны.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
30525 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить