Линейка для знаний. Как ранжируют университеты в Казахстане и в мире

Разбирался Forbes Kazakhstan

ФОТО: © Depositphotos.com/popovaphoto

Двадцать пять лет назад один из лучших американских колледжей – Рид-колледж (Reed College) – отказался от участия в престижном рейтинге журнала US News & World Report. Издание составляет списки колледжей и университетов с 1983 года, и к 1995-му в Рид-колледже окончательно убедились, что их «товарищи по чарту» манипулируют данными, чтобы подняться выше.
К бунту Reed College в разное время присоединялись другие вузы, а в Стэнфордском университете даже создали целую коалицию против рейтинга US News & World Report под названием «Забыть US News». Движение перекинулось в Канаду, где в сентябре 2006 года 25 университетов отказались от участия в рейтинге журнала Maclean's.

Вузам, отказавшимся от заполнения анкет составителей рейтингов, приходится объяснять свою позицию. Впрочем, такой демарш не всегда автоматически исключает университеты из чартов – тот же Стэнфорд в рейтинге US News & World Report 2021 года занимает шестую позицию.

На сайте Рид-колледжа доступен ответ на вопрос, почему учебного заведения нет на верхних строчках «путеводителей по вузам». «Вряд ли это здравый способ ранжирования – это примерно так же верно, как утверждение, что Девятая симфония Бетховена лучше, чем [мюзикл] «Гамильтон» Миранды, потому что в ней больше нот», – говорится в объяснении.

Наши в списках

Казахстанским вузам до бунтов против рейтингов еще далеко.

«Рейтинги однозначно благо, – считает проректор по академической деятельности университета «Туран» профессор Лейла Тусупова. – Высокие места в различных списках демонстрируют привлекательность вуза, формируют его имидж и репутацию для потребителей, работодателей, государства и иностранных студентов. Участие в рейтингах заставляет университеты двигаться в соответствии с новыми позитивными тенденциями быстро изменяющегося мира, улучшать образовательные и исследовательские программы, привлекать лучших преподавателей, ученых. Наконец, международные рейтинги влияют на имидж национальной образовательной системы. Но, конечно, участие в рейтинге не должно превращаться для учебного заведения в самоцель».

С Тусуповой согласна Наталья Брославская, руководитель отдела внутренних и внешних коммуникаций Казахстанско-Немецкого университета (DKU).

«Для казахстанских вузов важно участвовать как в отечественных рейтингах, так и в международных, если образовательная деятельность заведения может быть интересна иностранным абитуриентам», – говорит она.

В 2009 году два казахстанских университета – Казахский национальный университет им. аль-Фараби (КазНУ) и Евразийский национальный университет им. Л. Н. Гумилева (ЕНУ) – впервые были проранжированы QS World University Rankings, одним из трех ведущих мировых рейтингов. В 2012-м эти вузы поднялись со «дна» таблицы (всего в списке 800 строк) в топ-400, что было отмечено как «большой прогресс» тогдашним региональным директором исследовательского центра QS Зоей Зайцевой.

В 2016-м в списке QS было уже 16 «казахстанцев», в том числе Карагандинский государственный университет им. Букетова (КарГУ), Казахстанско-Британский технический университет (КБТУ) и Южно-Казахстанский государственный университет им. Ауэзова (ЮКГУ). В рейтинге 2021 года лучшее место среди «наших» по-прежнему занимает КазНУ: вуз на 165-й строчке, что выше 177-го места Еврейского университета в Иерусалиме (у которого, кстати, даже есть свои нобелевские лауреаты) и сравнимо с Венским университетом (150-е место).

Основа для ранжирования в QS – потребности абитуриентов и работодателей: целых 50% оценки вуза дают мнения академического сообщества и руководителей компаний. В рейтинге QS учитываются шесть основных параметров: репутация вуза в академических кругах (30%), репутация среди работодателей (20%), соотношение числа преподавателей и студентов, индекс цитирования публикаций университета, доля иностранных преподавателей и иностранных студентов. Число респондентов опроса – более 60 тыс. Места в топ-10 QS прочно оккупировали такие «звезды», как Стэнфорд, Гарвард, Оксфорд, Кембридж, Калифорнийский технологический институт (Caltech), Швейцарская высшая техническая школа Цюриха. На первой строчке – Массачусетский технологический институт (MIT).

Помимо общего QS составляет предметные рейтинги, например QS World University Rankings by Subject, который существует с 2010. Здесь критериев только четыре: мнения академического сообщества и работодателей, индекс цитирования и индекс Хирша, позволяющий оценить продуктивность научной деятельности вуза. В 2019-м КазНУ вошел в первую сотню в предметном сегменте «Современные языки» и сегодня занимает там позицию в промежутке «51–100» (точные места распределены только до 50-го); ЕНУ освоился в списке «Физика и астрономия» (551–600).

Такие разные рейтинги

Еще один ведущий международный «чарт» – World University Rankings журнала Times Higher Education (THE) – с 2004-го по 2009 год был частью исследования QS. Впоследствии THE стал составлять собственный рейтинг. По мнению команды THE, список QS слишком субъективный и отдает предпочтение техническим и естественным наукам в ущерб гуманитарным. THE ранжирует 1900 вузов, используя гораздо больше показателей (всего их 13) по следующим категориям: преподавание, исследования, передача знаний и международное сотрудничество. Анализируются, в частности, соотношение сотрудников и студентов, общий доход на одного студента, доля иностранных учащихся и гендерная разбивка.

В первой десятке рейтинга – Стэнфорд, Гарвард, Caltech, а также Беркли, Йель, Принстон. «Золото» – у Оксфорда. Казахстан представлен теми же КазНУ, ЕНУ и Satbayev University (бывший КазНТУ) – все эти вузы в категории «1000+».

В Академическом рейтинге университетов мира (ARWU) тоже знакомые названия: Стэнфорд, Кембридж, MIT, Беркли, Принстон, Колумбийский университет, Caltech, Кембридж, Университет Чикаго. На первом месте – Гарвард. И это несмотря на то, что ARWU, детище Шанхайского университета Цзяо Тун, не проводит опросов и опирается исключительно на статистику. При составлении рейтинга учитывается количество выпускников и сотрудников – лауреатов Нобелевской и Филдсовской премий (10%), количество часто цитируемых исследований (20%), число статей, опубликованных в журналах Nature или Science (20%), а также индексы цитирования для естественных и гуманитарных наук (20%). Затем прибавляется 10% как отношение совокупности предыдущих показателей к численности персонала. В рейтинге представлены вузы таких стран, как Пакистан, Тунис и Вьетнам. Но Казахстана там нет.

«Каждый международный рейтинг делает упор на разные аспекты работы университета, чтобы быть отличным от списков-конкурентов. Научно-исследовательские вузы будут доминировать в рейтингах, в которых важны число публикаций и частота цитируемости. Бизнес-школы участвуют в соответствующих их профилю рейтингах, – объясняют в управлении международного сотрудничества университета AlmaU. – Проблема не в критериях рейтингов, а в историческом, экономическом и социальном разнообразии систем высшего образования в мире, в разности объемов и механизмов финансирования высшего образования, в разнообразии университетов по размеру, масштабу, численности профессорско-преподавательского состава, студентов. Вузы также отличаются по юридическому статусу, по типу финансирования, по наличию реальных научных центров, лабораторий, стартапов, спин-оффов, по связям с бизнесом и индустрией – все это влияет на их позицию в рейтингах».

Местные аналоги

Логично предположить, что казахстанские абитуриенты больше ориентируются на местные оценки вузов. Недавно, в январе 2021, третий выпуск рейтинга вузов от НПП «Атамекен» проранжировал 108 университетов по 2000 образовательных программ на основании 6000 экспертных заключений. Проанализировано трудоустройство 68 тыс. выпускников – именно вокруг этого критерия строится рейтинг. В целом вузы оцениваются по 17 показателям, разбитым на три блока: «Карьерные перспективы выпускников», «Качество образовательной программы» и «Достижения обучающихся».

«На рынке труда ситуация такая, что качественного выпускника работодатель готов взять на работу и платить ему высокую заработную плату. Соответственно, эти критерии являются одним из главных показателей эффективности вуза при подготовке кадров», – прокомментировали методологию рейтинга в пресс-службе НПП «Атамекен».

Топ-10 рейтинга «Атамекена» выглядит так: КазГЮУ им. М. С. Нарикбаева, КБТУ, КИМЭП, Международный университет информационных технологий, DKU, Университет имени Сулеймана Демиреля (СДУ), ЕНУ, Международная образовательная корпорация, КарГУ, Университет Нархоз.

Сравним с «Национальным рейтингом университетов», который составляет Независимое агентство по обеспечению качества в образовании. Методология у него другая: 80% дает оценка качества академических ресурсов вуза и по 5% – оценка качества деятельности вуза экспертами, работодателями и госорганами, студентами и выпускниками. Список тоже другой: КазНУ, ЕНУ, ЮКГУ, КарГУ, Павлодарский гос­университет им. Торайгырова (ПГУ), ВКГУ, СДУ, Таразский и Жетысуский университеты и Государственный университет им. Шакарима.

В рейтинге казахстанского «Независимого агентства аккредитации и рейтинга» (НААР) – свои лидеры. Верхние строчки в 2020 году заняли: ЕНУ, Казахский агротехнический университет им. Сейфуллина, Карагандинский государственный технический университет, Казахский национальный педагогический университет им. Абая, Актюбинский государственный региональный университет им. Жубанова, КарГУ, Казахский национальный аграрный университет, ПГУ, Алматинский технологический университет.

Лидер многих прочих рейтингов КазНУ в списке НААР вообще отсутствует. В агентстве объяснили это техническими проблемами: якобы в КазНУ не успели заполнить анкеты из-за карантина.

«Вузы участвуют в нашем рейтинге по желанию, некоторые могут не участвовать. Анкета заполняется самим вузом, и он сам отвечает за те показатели, которые он внес. Конечно, мы затем перепроверяем данные, – говорит профессор Ольга Яновская, советник агентства. – Второе – у нас подходы и методология могут отличаться от других рейтингов. Индикаторы, отражающие деятельность вуза, анализируются в компьютерной программе с элементами Webometrics».

Как сказано в описании методологии НААР, «рейтинг формируется с помощью электронной программы ранжирования образовательных программ, доступной онлайн» по следующим индикаторам: «Высокая концентрация талантливых студентов, преподавателей и исследователей» (количество обладателей грантов и «Алтын белги», призеров олимпиад и выпускников с красным дипломом, лауреатов госпремий, стипендиатов программы «Болашак» и пр.), «Академическая мобильность» (студенты и преподаватели-иностранцы, программы обмена и двойных дип­ломов), «Конкурентоспособность выпускников». Также учитываются индекс Хирша и количество выпускников.

Пространство для роста

«Основные критерии практически всех рейтингов схожи, – считает Тусупова. – Как правило, это качество образовательной деятельности, качество и активность публикаций профессоров, научная деятельность и коммерциализация ее результатов, интернационализация. Отличия – в числе индикаторов, их наборе и весе. Если все-таки попытаться определить ключевые критерии, то, на мой взгляд, качество и результативность образования демонстрируют в первую очередь выпускники. Поэтому можно обращать внимание именно на их характеристики».

Рейтинги должны отражать специфику региона, добавляют в AlmaU.

«Нельзя сравнивать условный Гарвард и западную систему с нашей, постсоветской. Наш прогресс в короткий срок и их прогресс с огромной историей, деньгами – это два совершенно разных пути развития. Современные тенденции к устойчивому развитию дают шанс [отечественным вузам], делая акцент на impact («воздействие, эффект». – Прим. ред.), а не на академическую репутацию и наукометрические показатели, где постсоветские страны могут хромать».

Чтобы войти в мировые рейтинги или подняться в них, безусловно, необходимо повышать уровень казахстанских показателей качества образовательных услуг до уровня международных, подчеркивает Брославская.

«Это и свободное владение иностранными языками у преподавательского состава, и уровень партнерства между вузами, и востребованные в мировых масштабах инновационные образовательные программы. Уровень ответственности каждого университета при этом становится выше, так как на сегодняшний день вузы получили определенную степень автономии и самостоятельности, – говорит эксперт. – Кроме того, в данном процессе глобализации образования важны инструменты популя­ризации нашего рынка образовательных услуг за пределами государства. К примеру, в странах Центральной Азии».

Основной фактор попадания в рейтинги – стабильное социально-экономическое положение страны в целом, подчеркивают в AlmaU, плюс существование реально функционирующих демократических институтов, здоровая конкуренция между вузами, платежеспособное население, устойчивый и превалирующий средний класс, способный копить на образование, не отдавая последнее.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6816 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Оксана Чусовитина: Любое поражение – это первый шаг к победе Смотреть на Youtube