TAMOS Education: история успеха

Как Даурен Каупынбаев перестроил свой бизнес с продажи компьютеров на образовательные услуги

Фото: Андрей Лунин
Даурен Каупынбаев.

В 1992 Даурен Каупынбаев, окончивший КазГУ по специальности «прикладная математика» и ставший аспирантом КазПИ, удивился бы, если бы ему сказали, что его жизнь и бизнес будут завязаны на образовании. «Я недолго поработал в вузе и очень быстро понял, что это не моё. Тот опыт дал мне понимание, что преподавательская деятельность – адов труд, поэтому я до сих пор преклоняюсь перед представителями этой профессии», – признается основатель и генеральный директор учебной организации «TAMOS Education физико-математическая школа» и образовательного центра TAMOS Education.

Кроме того, больших доходов работа в вузе не приносила, а надо было содержать супругу и двух малолетних детей. Поэтому в 1993 вместе с другом Айдаром Букеновым Даурен учредил фирму «БК International», и партнёры стали искать финансирование. В те годы, взяв кредит, бизнесмен мог смело говорить: «Жизнь удалась». Поиски были долгими, но, в конце концов, партнёры смогли получить 20 млн рублей (тогда это было около $467 тыс.). «Деньги мы перевели в Сингапур, чтобы купить комплектующие для компьютеров. Сами ПК собирали уже здесь», – вспоминает собеседник.

Компьютеры от фирмы «Тамос» (это название появилось, когда число партнеров «БК International» выросло до семи) пошли влет, потому что были в 1,5 раза дешевле готовой техники, которую завозили в Казахстан конкуренты. «Мы рекламировались на лучших полосах газет, по телевидению в прайм-тайм крутили наш ролик со слоганом «Тамос» – мы делаем компьютеры доступными». Вложили в раскрутку бренда около $100 тыс. – по тем временам серьёзные деньги. Построили огромный офис в центре Алматы. Возили компьютеры по полсамолёта – другую половину составляла техника «Алси», то есть мы приблизились к уровню оборотов крупнейшего игрока. Привыкли к мысли, что под столом в сумке всегда лежит полмиллиона долларов, что в любой момент можем дать в долг друзьям $40–50 тыс.», – кажется, по-прежнему с воодушевлением рассказывает Каупынбаев.

Однако закончилось это тем, что им пришлось взять кредит под 400% годовых и признать тот факт, что фирма ушла в минус: долгов образовалось на $500 тыс. Об этом бизнесмен говорит уже без эмоций.

Уроки английского

В начале 1994 Даурен и его друг Адлет Барменкулов отделились от других партнёров, взяв 30 компьютеров и обязательство погасить долг в $300 тыс. Они решили сменить род деятельности, попробовав себя в образовательном бизнесе. Так появилась сеть центров TAMOS Education.

«Никто тогда не верил, что на курсах компьютерной грамотности и английского языка можно заработать. Знакомые вертели пальцем у виска: «Вы что! Разве это бизнес?» Но здесь ключевую роль сыграла моя личная история, – говорит основатель TAMOS. – Я всегда хотел выучить английский, однако в школе не смог этого сделать, даже учеба в КИМЭП не помогла: после первого курса продолжал в голове переводить фразы, произносить их так, что меня никто не понимал. Все изменилось летом 1992. Наша семья сдала квартиру двум американцам, мне пришлось их всюду сопровождать и общаться. Когда осенью вернулся в вуз, преподаватели были в восторге: я говорил по-английски».

Коммуникативный метод обучения, который Даурен нечаянно открыл для себя, он решил применить на курсах TAMOS. Решить легко, но как воплотить в жизнь, когда нет ни интернета, ни методик, ни преподавателей? «Мы отправились в Москву за методиками. Там неоднократно натыкались на мошенников: однажды нам всучили пособия для слабоумных. Однако в итоге мы смогли найти добросовестных партнёров – компанию «Релод», которая была дистрибьютором Оксфордского издательства в России», – делится Даурен Каупынбаев.

На $4 тыс. казахстанцы купили 500 кг пособий, разбили по пачкам весом 10–15 кг и поехали в аэропорт. В очереди на регистрацию умоляли каждого попутчика взять по пачке; насчёт тех упаковок, что не смогли пристроить, договаривались с членами экипажа. Такая история повторялась каждый месяц в течение двух лет. Потом спрос на литературу возрос, и пособия пришлось возить поездом.

«В Казахстане мы не успевали разгрузиться, так как поезд стоял на нужной станции минут пять, поэтому приходилось выкидывать книги прямо в грязь или снег. Благо каждый вложенный доллар приносил два и оправдывал наши усилия», – улыбается собеседник.

Одно время компания была эксклюзивным дистрибьютором Оксфордского издательства по Казахстану и Средней Азии. Оксфорду TAMOS Education не изменяет до сих пор. Глава центра говорит, что английская разработка Headway уникальна и универсальна: с её помощью можно преподавать хоть в Африке, хоть на Марсе, так как в ней заложена система обучения через общение.

Проблему с квалифицированными кадрами решили с помощью преподавателей алматинского иняза. Бизнесмен заключил с вузом соглашение о том, что преподаватели могут работать на курсах TAMOS. «Мы платили им по $300–400 в месяц. Это были хорошие деньги, – отмечает Каупынбаев. – Они смогли купить себе машины, квартиры и в то же время не бросать работу в институте. Мы же организовывали вечерние курсы, которые стали приносить основную часть доходов».

Студенты TAMOS Education на протяжении 21 года существования центра отдают за месячный курс не больше $100. Такая цена возможна за счет плотности групп – у одного преподавателя занимаются 12–16 человек.

«У меня есть принцип: пусть 10 млн человек дадут по доллару и получат услуги, которые сделают их счастливыми. И пусть те, кто окажет им эти услуги, тоже будут счастливы, – поясняет собеседник. – Этот принцип работал всегда, поэтому среди всех образовательных центров мы на протяжении первых 10 лет были цено­образующими, нас конкуренты за глаза ругали: «Когда этот TAMOS расценки поднимет?! Мы не можем без них поднять!».

За качество обучения у основателя компании голова не болит с тех пор, как он привязал зарплату преподавателей к доходам центра. «Они получают 35–40% от суммы денежных поступлений, – делится секретом Каупынбаев. – Благодаря этому у меня нет необходимости контролировать дисциплину, держать методический центр: преподаватели борются за каждого клиента, сами проходят курсы повышения квалификации».

Главным показателем качества TAMOS Education собеседник считает тот факт, что его бизнес продолжает существовать без рекламных кампаний: «Мы больше 10 лет не даём рекламу, но люди к нам идут, учатся, а потом приводят своих детей».

Тем не менее, из десятка центров, открытых в начале 1990-х в Алматы, выжило только два. В обоих преподают исключительно английский: другие языки, как показывает опыт, не пользуются у казахстанцев популярностью. «Первый и главный наш центр на пересечении Толе би и Наурызбай батыра принёс деньги, на которые мы смогли открыть типографию (позже она была продана), ночной клуб Admiral Nelson, телекоммуникационную компанию Mega Kazakhstan и, самое главное, «TAMOS Education физико-математическая школа».

Альтернативная реальность

«TAMOS Education физико-математическая школа», по версии Forbes Kazakhstan (июньский номер), стала четвертой по уровню доходов за 2014-15 учебный год среди частных школ Алматы и Астаны. По приблизительным подсчетам, учреждение получило 1,25 млрд тенге за обучение 1185 учеников (в 2015-16 учебном году число учащихся составляет 1287).

В 1996 друг Даурена предложил ему открыть частную школу. «Я сразу стал отказываться, ведь это слишком серьёзный проект. Но он приводил аргументы: «Школа – это благородно, у тебя будет авторитет, да и как бизнес этот проект достаточно прибыльный». Тогда подумал – а почему нет? Я сам окончил РФМШ и знаю, что 60% выпускников этой школы добились успеха в жизни, например, Тимур Кулибаев (№3 рейтинга 50 самых богатых бизнесменов Forbes Kazakhstan. – F), Карим Масимов (премьер-министр страны. – F), Данияр Абулгазин (№29 списка богатых. – F), Нурлан Каппаров (ныне покойный глава АО «НК «Казатомпром». – F). В РФМШ набирали лучших из лучших, а способные ребята, которые не прошли через сито отбора, не имели альтернативы, не могли учиться в хорошей школе с физико-математическим уклоном. Я решил создать эту возможность», – говорит бизнесмен.

Для начала он с новым партнёром Муратом Омаровым купили на аукционе за $40 тыс. заброшенный детский сад на улице Каблукова в Алматы. $100 тыс. отдали за землю под зданием, $300 тыс. вложили в ремонт и «начинку».

«Открылись мы в 1998. Первые 10 лет ни копейки не забирали: всё инвестировали в развитие, каждый год что-то обновляли и строили – казахскую школу, спортзал, здание под занятия хореографией и т. д. Тяжёлые были времена. Я два раза малодушничал – ходил продавать школу, но мудрые люди меня убеждали: «Потерпи. Это же твоё дитя, его надо вырастить». Они оказались правы: пять лет назад школа окупилась, норма прибыли стала не ниже 25%, наши доходы сравнялись с доходами бизнесменов в других отраслях. Но положение компании более устойчивое и перспективное, ведь сейчас, после эпохи нефтяников, банкиров, строителей, грядёт эра образования», – считает Каупынбаев.

Преподаватели языковых курсов Tamos получают 35–40% от суммы, которую вносят студенты в кассу предприятия за свое обучение

Ещё одним показателем устойчивости проекта он называет количество учеников: «Любая школа, достигая критической массы в 450 учащихся, становится практически непотопляемой. До этой цифры мы шли семь лет». В первый год работы в 1–7 классы «TAMOS Education физико-математическая школа» поступило 127 учеников. За каждого родители платили $2,5 тыс. в год. (До обесценивания тенге в 2015 оплата составляла 1 млн 150 тыс. тенге. В связи с новыми реалиями ценник поднялся до 1 млн 320 тыс. тенге.) Однако в школе всегда действовала система скидок: у отличников дисконт в 20%; за второго ребенка родители платят на 5%, за третьего – на 10% меньше; за предоплату даётся скидка до 7%.

На зарплату учителей уходит 30% доходов школы, 5% поступлений формируют премиальный фонд. «Здесь я тоже, хоть и завуалированно, привязал доходы преподавателей к доходам школы: это лучшая мотивация для работы, – убеждён бизнесмен. – В среднем 124 штатных учителя получают по 248 тыс. тенге, есть педагоги с зарплатой 300–320 тыс. тенге, меньше 180 тыс. зарабатывают только почасовики».

Основной проблемой частных школ Даурен считает тесные рамки госстандартов. «Нам приходится под партами прятать учебники математики Петерсон, потому что официально по ним нельзя заниматься. Чтобы вводить дополнительные занятия по математике и физике, мы идём на ухищрения, сделали уроки по 40 минут, чтобы детей не перегружать, но им всё равно приходится учиться до трех часов дня. А некоторым новым школам дали «вольную» – освободили от необходимости соблюдать госстандарты. На мой взгляд, это несправедливо. Неправильно и то, что из бюджета не поступают деньги в частные школы, хотя государство на каждого ученика закладывает средства. Поэтому я приветствую инициативу Минобразования о вводе подушевого финансирования, когда деньги «идут» за учащимися», – говорит предприниматель.

Два в одном

Несмотря на существующие трудности, он решил создать еще одну школу. «Если частные школы готовят детей к образованию за рубежом, то делают акцент на английском языке в ущерб базовому образованию. Если специализируются на определённом предмете, то упускают иностранные языки. Я же хочу создать школу с сильным базовым и лингвистическим образованием», – делится планами Каупынбаев.
Планы уже начали реализовываться: выше района Баганашыл, в верхней части Алматы, куплено более 5,5 га земли. «Это красивый, экологически чистый, удобный район, куда можно подъехать с четырех сторон, – говорит собеседник. – На территории вырыт котлован под первое учебно-административное здание на 600 мест, его сдадим к 1 сентября 2016. Остальные здания, включая детский сад на 200 мест, будем достраивать постепенно. Инженерные сети, на которые требуется $500 тыс., к школе обещал подвести акимат города».

По подсчётам, на строительство и «начинку» новой школы уйдет 1,5 млрд тенге. Изначально планировалось, что проект будет финансировать крупный инвестфонд. Однако отпуск нацвалюты в свободное плавание внёс коррективы: от предложения фонда пришлось отказаться. «Но мы нашли местных частных инвесторов и будем финансировать с ними проект на условиях 50 на 50», – радуется Даурен.

Он уверен, что инвесторы не прогадают: школа будет пользоваться популярностью. Уроки английского будут начинаться с нулевого класса, второй европейский язык детям будут давать с пятого класса, с девятого они смогут выбрать один из восточных языков – китайский либо арабский.

«Фишка в том, что у каждого класса помимо руководителя будет куратор – носитель языка. В его обязанности будет входить ежедневное общение с каждым ребенком на английском. Я буду рекомендовать родителям приглашать его в дом на выходные. То есть главная задача – реализовать коммуникативный способ обучения языку», – объясняет основатель проекта.
Бизнесмен уже «зафрахтовал» семь граждан Великобритании, которые готовы работать с начала следующего учебного года за зарплату не менее $3,5 тыс. и соцпакет, куда входит предоставление жилья и транспорта. Они будут трудиться рука об руку с 60–70 местными преподавателями. Достойную зарплату им обеспечат поступления от родителей: год обучения в школе обойдётся в $6–7 тыс.

«Мы сразу будем формировать в новой школе свой, «тамосовский», дух, как сделали это в физико-математической школе. TAMOS для нас – это семья, которой мы гордимся. Старшие в нашей школе должны помогать младшим, все должны друг друга уважать и усердно учиться», – подчеркивает Каупынбаев.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15892 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
21 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить