Как сделать казахстанский Итон

В Казахстане должны быть свои элитарные школы, важно только понять, что элитарность – это не только и не столько стоимость обучения

Фото: Phillips Academy

Сегодня редко можно услышать позитивные отзывы о казахстанском среднем образовании. Ну разве что от казахстанского же министра образования. Повсюду звучит справедливая критика сложившейся ситуации, при этом половина критиков склоняется к тому, что прежняя советская система была лучше, а другая половина тяготеет к западному образованию.

 На наш взгляд, довольно сложно говорить о том, в какой стране система среднего образования лучше. Если присмотреться, то складывается ощущение, что в каждой стране есть элитарные школы, выпускающие лидеров будущего, и эти школы сильно отличаются от всех остальных школ, то есть дело не в системе. И так в любой стране.  

В Казахстане можно было бы смело указать на РФМШ, откуда и ряд министров - например, Нурлан Каппаров и бывший премьер-министр, ныне глава администрации президента Карим Масимов. Из этой школы вышли основатели Yandex Аркадий Волож и Илья Сегалович. Сеть физико-математических школ очень сильно отличалась от всей остальной системы советского среднего образования, в том числе и по духу. Но сейчас этот элемент отличности больше в сфере качества подготовки будущих технических специалистов.

В связи с этим на сегодняшний день наиболее интересным кандидатом на то, чтобы стать этаким казахским Итоном, является Haileybury в Алматы и Астане. Это первая брендовая британская школа на постсоветском пространстве. Идея завести их в страну возникла у Сержана Жумашова, которого поддержала группа казахстанских предпринимателей, после чего школа и появилась. 

Британские преподаватели, контроль со стороны головной школы, жесткие британские стандарты и традиции. Это, наверное, единственная частная школа, да еще и с самыми высокими ценами на обучение в стране, откуда учеников реально исключают, в том числе за поведение.  

Ну вот и настоящая британская школа на казахстанской земле. Но ключевой аспект это все-таки сами дети и как их набирают в школу. Именно от этого момента, по нашему мнению, будет зависеть, станет ли эта школа действительно элитарной не в плане стоимости обучения в ней, а местом, где учатся лучшие умы этой страны. 

В свое время, еще до открытия филиала в Алматы Haileybury, UK стала местом, куда после первых учеников-казахов стали пытаться поступить и остальные школьники из Казахстана. Сработала рекомендательная система – лучше идти проторенным путем, чем пробовать неизвестное. Нечто похожее происходит сейчас с элитарной американской школой Phillips Academy Andover, куда в 2002 году поступила Дина Буркитбаева, первая студентка из СНГ. Сейчас ее окончили уже четыре студента из Казахстана, а пытавшихся поступить намного больше, и их количество растет. 

Именно на примере этой школы, которой уже 235 лет и чей девиз Non sibi («Не для себя»), мы хотим показать, какими должны быть действительно элитные школы в РК, будь то Haileybury или какая-либо другая.

По словам Дины Буркитбаевой, которая по окончании школы отучилась в университетах Корнуолл и Оксфорд, а в этом году поступила в Гарвардскую бизнес-школу, приемная комиссия Андовера ставит перед собой цель собрать самую интересную группу студентов из разных бэкграундов, и поэтому студенты приезжают учиться со всей Америки и со всего мира. «Самым сложным и, соответственно, интересным были сами дети, их амбиции, целевые установки. Я увидела собранных в одной школе лучших представителей различных наций, каждый из которых был лидером, индивидуальностью с четко определенными планами на предстоящие жизненные этапы даже в таком молодом возрасте», – говорит Дина. Схожие оценки дает Ележан Жакиянов, тоже выпусник Андовера: «То, что меня больше всего удивило, когда я попал в школу, это количество людей с разными талантами. В Казахстане я считал, что умные люди – это те, кто сильны в математике или науках. В Андовере я встретил кучу людей, которые были очень талантливы в разных предметах. У нас учились чемпионы мира по ораторскому искусству, спортсмены американских сборных до 18 лет и даже дети, которые создавали свои собственные некоммерческие организации». Как отмечает Дина Буркитбаева, в Андовере есть атмосфера здоровой соревновательности, которая достигается через систему оценок знаний, спортивных соревнований, турниров с дебатами и так далее. «Самым мотивирующим фактором для меня в улучшении своих показателей было мое окружение из талантливых и амбициозных сверстников. Я смогла научиться чему-то у каждого из них, и это постоянно наталкивало меня на мысль о самосовершенствовании», – отмечает она, добавляя, что Андовер прилагает большие усилия для создания весьма разнообразного – социального, экономического и этнического – сообщества. Студенты Андовера поступают с разным бэкграундом и уже в школе находят друг друга по общим академическим, спортивным и другим интересам. 

Кто же поступает в Андовер? На этот учебный год было более 3 тыс. заявок, в итоге приняли 371 ученика, то есть менее 15%. При этом 45% поступивших окончили обычные государственные школы, а 8% – иностранцы, представляющие 41 страну. Надо заметить, что у Андовера довольно внушительный endowment – $785 млн. И это позволяет привлекать в школу действительно лучшие умы со всего мира – 46% учеников получают финансовую помощь, а 13% студентов из фонда оплачивается вся сумма обучения.

Чтобы поступить в Андовер, мало иметь хорошие оценки. «Сами оценки не играют большой роли, так как практически у всех, кто поступает, они очень хорошие», – говорит Ележан Жакиянов. Дина Буркитбаева указывает на то, что к студентам Андовера предъявляются сбалансированные требования по уровням академической, физической и социальной подготовки. 

Фото: Phillips Academy
Phillips Academy Andover окончили уже четыре студента из Казахстана, а пытавшихся поступить намного больше

Если перенести это на Haileybury в Алматы, то с прошлого года три ученика получили гранты для обучения в школе при общем количестве школьников более 600. Иначе говоря, это полпроцента. Можно ли в таких условиях говорить о том, что в Haileybury будут поступать самые талантливые школьники? Конечно же, нет. И именно это представляет основной барьер на пути становления своего Итона.  

Зачем вообще нужна такая школа? Тут надо вернуться к вопросу о системах среднего образования. Довольно сложно обеспечить качественное среднее (как, собственно, и высшее) образование для всех. Поэтому, когда мы говорим обо всей системе образования в какой-либо стране, то речь идет о средней температуре по больнице – сделать так, чтобы ученики были не ниже определенного уровня. Касательно основной массы казахстанских школ вся суть образовательной системы сводится к тому, чтобы подготовить к ЕНТ. 

 В элитарных же школах изначально готовят будущих чемпионов в политике, бизнесе, искусстве и науке. Для этого, с одной стороны, необходимо обеспечить высокий уровень преподавателей и самой школы в целом, а с другой – собрать в нее самых лучших учеников. На наш взгляд, эта проблема стоит не столько перед основателями школы Haileybury Almaty или любой другой частной школы, сколько перед всем обществом. Формирование весомого endowment в школе уровня Haileybury позволило бы открыть дорогу к лучшему в стране образованию десяткам талантливых детей со всего Казахстана. Появятся ли действительно элитарные школы в Казахстане, зависит от всех, либо у нас так и будут просто дорогие учебные заведения. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5766 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
9 июля родились
Галим Хусаинов
председатель правления АО «БанкЦентрКредит»
Даулетхан Килыбаев
главный директор по инвестициям Al Falah Capital Partners
Айдын Кульсеитов
заведующий отделом стратегического планирования администрации президента РК
Ричард Эванс
бывший независимый директор АО «Самрук-Қазына»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить