Как сделать казахстанский Итон

В Казахстане должны быть свои элитарные школы, важно только понять, что элитарность – это не только и не столько стоимость обучения

Фото: Phillips Academy

Сегодня редко можно услышать позитивные отзывы о казахстанском среднем образовании. Ну разве что от казахстанского же министра образования. Повсюду звучит справедливая критика сложившейся ситуации, при этом половина критиков склоняется к тому, что прежняя советская система была лучше, а другая половина тяготеет к западному образованию.

 На наш взгляд, довольно сложно говорить о том, в какой стране система среднего образования лучше. Если присмотреться, то складывается ощущение, что в каждой стране есть элитарные школы, выпускающие лидеров будущего, и эти школы сильно отличаются от всех остальных школ, то есть дело не в системе. И так в любой стране.  

В Казахстане можно было бы смело указать на РФМШ, откуда и ряд министров - например, Нурлан Каппаров и бывший премьер-министр, ныне глава администрации президента Карим Масимов. Из этой школы вышли основатели Yandex Аркадий Волож и Илья Сегалович. Сеть физико-математических школ очень сильно отличалась от всей остальной системы советского среднего образования, в том числе и по духу. Но сейчас этот элемент отличности больше в сфере качества подготовки будущих технических специалистов.

В связи с этим на сегодняшний день наиболее интересным кандидатом на то, чтобы стать этаким казахским Итоном, является Haileybury в Алматы и Астане. Это первая брендовая британская школа на постсоветском пространстве. Идея завести их в страну возникла у Сержана Жумашова, которого поддержала группа казахстанских предпринимателей, после чего школа и появилась. 

Британские преподаватели, контроль со стороны головной школы, жесткие британские стандарты и традиции. Это, наверное, единственная частная школа, да еще и с самыми высокими ценами на обучение в стране, откуда учеников реально исключают, в том числе за поведение.  

Ну вот и настоящая британская школа на казахстанской земле. Но ключевой аспект это все-таки сами дети и как их набирают в школу. Именно от этого момента, по нашему мнению, будет зависеть, станет ли эта школа действительно элитарной не в плане стоимости обучения в ней, а местом, где учатся лучшие умы этой страны. 

В свое время, еще до открытия филиала в Алматы Haileybury, UK стала местом, куда после первых учеников-казахов стали пытаться поступить и остальные школьники из Казахстана. Сработала рекомендательная система – лучше идти проторенным путем, чем пробовать неизвестное. Нечто похожее происходит сейчас с элитарной американской школой Phillips Academy Andover, куда в 2002 году поступила Дина Буркитбаева, первая студентка из СНГ. Сейчас ее окончили уже четыре студента из Казахстана, а пытавшихся поступить намного больше, и их количество растет. 

Именно на примере этой школы, которой уже 235 лет и чей девиз Non sibi («Не для себя»), мы хотим показать, какими должны быть действительно элитные школы в РК, будь то Haileybury или какая-либо другая.

По словам Дины Буркитбаевой, которая по окончании школы отучилась в университетах Корнуолл и Оксфорд, а в этом году поступила в Гарвардскую бизнес-школу, приемная комиссия Андовера ставит перед собой цель собрать самую интересную группу студентов из разных бэкграундов, и поэтому студенты приезжают учиться со всей Америки и со всего мира. «Самым сложным и, соответственно, интересным были сами дети, их амбиции, целевые установки. Я увидела собранных в одной школе лучших представителей различных наций, каждый из которых был лидером, индивидуальностью с четко определенными планами на предстоящие жизненные этапы даже в таком молодом возрасте», – говорит Дина. Схожие оценки дает Ележан Жакиянов, тоже выпусник Андовера: «То, что меня больше всего удивило, когда я попал в школу, это количество людей с разными талантами. В Казахстане я считал, что умные люди – это те, кто сильны в математике или науках. В Андовере я встретил кучу людей, которые были очень талантливы в разных предметах. У нас учились чемпионы мира по ораторскому искусству, спортсмены американских сборных до 18 лет и даже дети, которые создавали свои собственные некоммерческие организации». Как отмечает Дина Буркитбаева, в Андовере есть атмосфера здоровой соревновательности, которая достигается через систему оценок знаний, спортивных соревнований, турниров с дебатами и так далее. «Самым мотивирующим фактором для меня в улучшении своих показателей было мое окружение из талантливых и амбициозных сверстников. Я смогла научиться чему-то у каждого из них, и это постоянно наталкивало меня на мысль о самосовершенствовании», – отмечает она, добавляя, что Андовер прилагает большие усилия для создания весьма разнообразного – социального, экономического и этнического – сообщества. Студенты Андовера поступают с разным бэкграундом и уже в школе находят друг друга по общим академическим, спортивным и другим интересам. 

Кто же поступает в Андовер? На этот учебный год было более 3 тыс. заявок, в итоге приняли 371 ученика, то есть менее 15%. При этом 45% поступивших окончили обычные государственные школы, а 8% – иностранцы, представляющие 41 страну. Надо заметить, что у Андовера довольно внушительный endowment – $785 млн. И это позволяет привлекать в школу действительно лучшие умы со всего мира – 46% учеников получают финансовую помощь, а 13% студентов из фонда оплачивается вся сумма обучения.

Чтобы поступить в Андовер, мало иметь хорошие оценки. «Сами оценки не играют большой роли, так как практически у всех, кто поступает, они очень хорошие», – говорит Ележан Жакиянов. Дина Буркитбаева указывает на то, что к студентам Андовера предъявляются сбалансированные требования по уровням академической, физической и социальной подготовки. 

Фото: Phillips Academy
Phillips Academy Andover окончили уже четыре студента из Казахстана, а пытавшихся поступить намного больше

Если перенести это на Haileybury в Алматы, то с прошлого года три ученика получили гранты для обучения в школе при общем количестве школьников более 600. Иначе говоря, это полпроцента. Можно ли в таких условиях говорить о том, что в Haileybury будут поступать самые талантливые школьники? Конечно же, нет. И именно это представляет основной барьер на пути становления своего Итона.  

Зачем вообще нужна такая школа? Тут надо вернуться к вопросу о системах среднего образования. Довольно сложно обеспечить качественное среднее (как, собственно, и высшее) образование для всех. Поэтому, когда мы говорим обо всей системе образования в какой-либо стране, то речь идет о средней температуре по больнице – сделать так, чтобы ученики были не ниже определенного уровня. Касательно основной массы казахстанских школ вся суть образовательной системы сводится к тому, чтобы подготовить к ЕНТ. 

 В элитарных же школах изначально готовят будущих чемпионов в политике, бизнесе, искусстве и науке. Для этого, с одной стороны, необходимо обеспечить высокий уровень преподавателей и самой школы в целом, а с другой – собрать в нее самых лучших учеников. На наш взгляд, эта проблема стоит не столько перед основателями школы Haileybury Almaty или любой другой частной школы, сколько перед всем обществом. Формирование весомого endowment в школе уровня Haileybury позволило бы открыть дорогу к лучшему в стране образованию десяткам талантливых детей со всего Казахстана. Появятся ли действительно элитарные школы в Казахстане, зависит от всех, либо у нас так и будут просто дорогие учебные заведения. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5389 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
22 ноября родились
Айбек Байзаков
председатель правления (генеральный директор) ТОО «КазРосГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить