Что ждет глобальное и казахстанское онлайн-образование

По данным платформы HolonIQ, специализирующейся на анализе международного рынка образования, на эту сферу приходится более 6% мирового ВВП

ФОТО: архив пресс-службы

К 2025 году общие расходы правительств, компаний и потребителей на образование достигнут $7,3 трлн (для сравнения: в 2000 году они составляли $2,8 трлн, а в 2020-м – $5,4 трлн). К 2050 году за счет роста населения и включенности в образовательный процесс в мире станет на 2 млрд больше выпускников школ, колледжей, университетов и альтернативных высших учебных заведений, чем сегодня.

Однако сфера сильно отстает в плане цифровизации: всего 3,6% глобальных расходов на образование и обучение ($227 млрд против $6,2 трлн в целом) тратится на диджитал. К 2025 году эта сумма вырастет до $404 млрд. И, несмотря на то что это по-прежнему будет всего 5,2% от общих расходов, в долгосрочной перспективе эксперты HolonIQ рассчитывают на значительный рост. Отдельного упоминания заслуживает почти двукратное увеличение венчурных инвестиций в EdTech всего за два года: с $8,2 млрд в 2018-го до $16 млрд в 2020-м. По прогнозам, эта сумма будет продолжать расти, хотя ее распределение по миру будет неравномерным. Так, например, на Китай приходится более 60% всех глобальных венчурных инвестиций в образование, на США – 15%, на Индию – 14%, на Европу – 5%.

Вынужденный эксперимент

Рынок EdTech включает в себя не только онлайн-программы, но и разработку технологических средств для образовательного процесса (в том числе и тех, которые помогают в офлайн-обучении – вроде интерактивных досок в школах). И хотя благодаря пандемии этот рынок получил значительный толчок, экономика знаний все еще ждет масштабной трансформации.

На крупнейшей конференции по новым технологиям в образовании EdCrunch Glocal, которая прошла в Алматы в конце прошлого года, выступили более 300 спикеров из 25 стран. Все они так или иначе отмечали, что ковидная эпоха позволила миру понять возможности EdTech. С этим сектором теперь знакомы все – пользователи, регуляторы и корпорации. Поэтому сейчас идеальный момент переформатировать подходы к образованию и смежным сферам.

«Во время экстремального перехода на онлайн мы позаботились только о том, чтобы связать педагога и обучающегося, и не продумали другие элементы образования: поддержку учеников, социальное и эмоциональное обучение, социализацию, ментальное здоровье. Теперь преподаватели по-новому смотрят на подопечных и их результаты. Это, конечно, связано с big data, анализом данных и искусственным интеллектом. Данные становятся гораздо важнее для оценки учащегося – и здесь определяющей является аналитическая составляющая», – считает сооснователь и управляющий директор HolonIQ Мария Спис.

Она отмечает, что только в 2021 году глобальные инвестиции в EdTech составили более $20 млрд, из них почти четверть пришлась на последние месяцы года. И если в начале пандемии инвесторы гонялись за решениями, которые могли бы дать возможность просто вести обучение, то следующие несколько лет – время для вдумчивой и всесторонней цифровизации. Особое внимание, по мнению Спис, нужно уделить цифровым способам поддержки студентов, оценке их знаний и безопасности данных.

Размывая грань

Спикеры EdCrunch Glocal уделили особое внимание трендам, которые определят будущее EdTech в ближайшие 10 лет. Один из них – это персонализация образования на основе искусственного интеллекта. В 2019 году британский стартап Century Tech подписал соглашение с бельгийским правительством о внедрении платформы на базе искусственного интеллекта в 700 государственных школах. Платформа дает ученикам возможность получать индивидуальные планы уроков английского, математики и естественных наук. Продолжительность занятий и конкретные задания Century Tech определяет на основе данных об успеваемости того или иного ученика. Планируется, что внедрение платформы сэкономит среднему учителю шесть часов в неделю, которые сегодня уходят на проверку домашних заданий. Это первое в мире соглашение подобного рода. На его полноценную реализацию потребуется около пяти лет.

«Чем больше данных у нас о каждом пользователе, тем больше хочется использовать рекомендательные системы и максимально адаптировать образовательную траекторию и формат обучения под индивидуальные особенности. Это уже отлично работает в e-commerce и может так же успешно работать в диджитал-образовании», – уверена генеральный директор онлайн-платформы «Нетология» Марианна Снигирева.

Практически каждый эксперт, выступавший в рамках EdCrunch Glocal, акцентировал внимание на важности формирования социальных и эмоциональных навыков у школьников и студентов. Их значение растет в разных сферах жизни, включая технологии: оказалось, что навыки общения способствуют развитию технических компетенций.

Другая тенденция образовательного рынка – это создание образовательных экосистем. Такие гиганты, как Microsoft, General Electric и Amazon, тратят огромные ресурсы на то, чтобы обучать и удерживать сотрудников. Современные технологии помогают корпорациям повышать квалификацию персонала, что в конечном итоге сокращает расходы и увеличивает прибыль. Согласно исследованиям консалтингового агентства The Boston Consulting Group, для двух из трех сотрудников корпоративное обучение – один из главных факторов, определяющих отношение к работе. Развитие способностей сотрудников увеличивает их продуктивность на 17–20% и позволяет поднять продажи на 30%.

Образовательные экосистемы создают не только корпорации-гиганты, но и компании поменьше. Так, генеральный директор российской группы компаний Puzzle English Иван Штанько рассказал о своем опыте создания платформы по изучению английского языка. По словам Штанько, в Puzzle English убедились в необходимости предоставлять пользователям менторов-репетиторов и персонализированные учебные планы. Ученики в целом становятся требовательнее: на смену старшему поколению пользователей, для которых важно было научиться правильному произношению, приходит молодежь, для которой главное – понимание, для чего они учат язык. Это отражает изменения в отношении к жизни: люди сфокусированы на решении конкретных задач.

ФОТО: © Depositphotos.com/AndreyPopov

Такие новейшие разработки, как метавселенные, AR- и VR-технологии, тоже займут свое место в образовании, считают спикеры EdCrunch Glocal. В отдельных сферах эти технологии могут быть крайне полезными. Так, в авиации уже давно используют виртуальные тренажеры. Что-то подобное можно разработать для обучения работников нефтяной сферы, производственников. Однако для этого нужна сильная технологическая база.

Отстающие от современности

Международные сравнительные исследования показывают, что по итогам PIRLS (проверка элементарной грамотности в начальной школе) страны СНГ находятся в числе лидеров, что косвенно подтверждает тезис о том, что в СССР было хорошее базовое образование. Но по итогам PISA (проверка функцио­нальной грамотности старшеклассников) наши страны не входят в первую тридцатку. Это означает низкий уровень функциональной и гражданской грамотности – люди не умеют применять полученные знания на практике.

Министр образования и науки Асхат Аймагамбетов, выступивший на EdCrunch Glocal, отметил: несмотря на то что редизайн отечественной системы образования происходит с 2016 года (в 2021 году на новые учебные программы перешли и 11-е классы, завершив тем самым цикл реформ), страна все еще отстает по уровню развития дошкольного образования – пока эта часть ближе к советской.

Почему процесс отказа от советской программы образования так затянулся? Спикер EdCrunch Glocal Асылбек Кожахметов, основатель и президент Almaty Management University, уверен: проблема в том, что «в условиях перехода от советской системы к рыночной экономике, все пульты управления находятся у правительства». По его мнению, в формировании образовательного процесса должно участвовать не только государство, но и общество, профессионалы. Вузы должны делиться не на частные и государственные, а на хорошие и плохие. Определять качество высшего образования нужно по результатам международных рейтингов и наличию аккредитаций, а также по количеству студентов, «голосующих ногами».

Директор агентства Risks Assessment Group политолог Досым Сатпаев полагает, что проблема образования Казахстана и других постсоветских стран – в постоянных дорогостоящих реформах. «Редизайн – это как будто мы 30 лет пытаемся ремонтировать квартиру и называем это «евроремонтом», – рассуждает он. – Но никаким евроремонтом там и не пахнет, потому что в конечном счете никто за эти реформы ответственности не несет. За 30 лет у нас сменилось больше десяти министров образования. Каждый пытался внести что-то свое, но все при этом забывали о двух главных участниках этого процесса – ученике и учителе. То, что в педагоги идут молодые люди, которые больше никуда не могут пробиться, это отрицательная селекция. Учитель до сих пор не стал уважаемой профессией. А ученик – все время жертва реформ».

По мнению Сатпаева, многие казахстанцы стали заложниками образовательной сегрегации на трех уровнях: разница образования в регионах и мегаполисах (причем выбирать приходится не между «хорошим» и «плохим» образованием, а между «плохим» и «так себе»); разница между более качественным образованием в частных школах и не очень – в государственных; разница между более качественным университетским образованием за рубежом и не слишком в Казахстане. Ситуацию усугубляет и глобальный тренд на депрофессионализацию, созданный соцсетями: когда нет прямой корреляции между наличием образования и возможностью сделать успешную карьеру, получать хороший заработок.

Системные изменения

Аймагамбетов говорит, что Казахстан не вернется к доковидной системе образования. И дело даже не в том, что многие педагоги теперь на «ты» с программами вроде Zoom, Microsoft Teams или Google Meet. По словам министра, страна взяла курс на всеобщую цифровизацию. Государство планирует использовать цифровые технологии, чтобы восстановить пробелы в знаниях, возникшие из-за «дистанционки», и социализировать учеников. Аймагамбетов считает, что можно найти баланс между онлайн- и офлайн-обучением. Министерство продолжит развивать киберпедагогику и цифровую инфраструктуру, разработает новую систему оценки преподавательской работы и ученических знаний, будет работать над контентом учебных планов и индивидуализацией учебного процесса. Министр намерен сформировать новую учительскую культуру, предполагающую большую автономность педагогов и поэтапный отход от типовых учебных планов.

К слову, последний пункт министерских обещаний уже можно начинать оценивать: в стране начали признавать результаты неформального образования и перерасчитывать учебные часы тем ученикам, у которых есть сертификаты онлайн- и офлайн-школ о прохождении тех или иных курсов. Например, имея результаты IELTS, можно отказаться от некоторого количества часов английского. Прошедшим курс по определенному направлению на платформе Coursera также можно пропустить схожие курсы в учебном заведении.

Идея о глобальной цифровизации нереализуема без государственно-частного партнерства. Об этом на EdCrunch Glocal говорили меценаты. Так, по словам акционера и председателя совета директоров Lancaster Group Берика Каниева, бизнес предельно ясно осознает необходимость развития качественного, конкурентоспособного образования в Казахстане и готов вкладываться в развитие инфраструктуры и новые программы обучения. Президент благотворительного фонда «Саби» и основательница школы им. Шокана Уалиханова Асель Тасмагамбетова подчеркивает, что инвестирование в образовательные проекты – это не про прибыль, а про ожидание больших системных изменений, которые возможны благодаря прогрессивно мыслящим людям, понимающим устройство современного мира.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15124 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить