Деньги, дети и большой эксперимент

Может ли AltSchool, стартап в сфере образовательных технологий, получивший $174 млн от Марка Цукерберга, Питера Тиля и Лорен Пауэлл Джобс, спасти себя от полного краха?

Макс Вентилла – CEO и сооснователь AltSchool в одной из школ проекта в Сан-Франциско
Фото: Timothy Archibald для Forbes
Макс Вентилла – CEO и сооснователь AltSchool в одной из школ проекта в Сан-Франциско

«Через пять лет нас уже может не быть», – говорит Макс Вентилла, 38-летний сооснователь и директор AltSchool, и по лицам двух пиар-специалистов, присутствующих на нашем интервью, пробегает мрачная тень. «Не пишите это в статье», – просит директор по коммуникациям AltSchool Мэгги Куэйл, а сотрудница нью-йоркского пиар-агентства Rubenstein неловко молчит.

Наше интервью продолжается уже два часа, и в нем много таких напряженных моментов. Мы находимся в облицованной стеклянными панелями комнате для совещаний в школе AltSchool. На этом этаже раньше был круглосуточный фитнес-клуб, а сейчас здесь работает одна из двух небольших частных школ, принадлежащих AltSchool в Сан-Франциско. Вентилла, в 2013 году оставивший Google, чтобы основать образовательный стартап, на протяжении нескольких лет тратил по $30 млн в год, пытаясь вывести на прочные рельсы бизнес, управляющий четырьмя школами, две их которых находятся в Нью-Йорке. Компания тестирует свою образовательную платформу на 240 учениках, включая двоих детей Вентиллы – Леонардо пяти лет и Сабину семи лет. AltSchool пытается продать свою разработку частным и государственным школам. Потенциальных клиентов у компании сотни, но реальных – всего 28. Доход в 2018 году составил $7 млн. «Наша стратегия и заключается в том, чтобы тратить больше, чем получаем», – утверждает Вентилла. Разработка платформы стоит намного больше, чем ее дистрибуция, поэтому он считает, что прибыль AltSchool резко вырастет, когда компания доработает свой продукт и у него появится достаточно много клиентов.

Но, как признает сам Вентилла в момент откровенности, до выхода в плюс еще очень далеко. История о том, как стартап AltSchool пришел к этой точке, – потратив инвестиции в безуспешной попытке создать сеть прибыльных частных школ и продать дорогостоящий продукт в перенасыщенной сфере образовательных услуг, – показывает, что, даже обладая самыми лучшими намерениями, впечатляющим опытом в сфере технологий, поддержкой богатейших людей Кремниевой долины и горячим энтузиазмом, можно не добиться успеха на рынке, где велика сила традиций и нет больших бюджетов.

Вентилла мог тратить такие большие деньги, потому что, как он сам говорит: «Я знаю, как рассказывать историю AltSchool, и умею находить инвестиции на ранних стадиях». Это получается у него настолько хорошо, что, по данным Pitch Book, стартап AltSchool привлек $174 млн венчурного финансирования при оценке $440 млн. Это больше, чем практически у любого другого стартапа в сфере школьного образования. Среди ранних инвесторов были Марк Цукерберг и его жена Присцилла Чан, вложившие в компанию личные средства на сумму более $15 млн. В конце 2014 года, когда AltSchool было всего 18 месяцев, Цукерберг дважды лично встречался с Вентиллой один на один. «Он глубоко погружается в детали, и ему нравится смотреть вглубь», – говорит Вентилла.

Можно легко понять, почему интернет-миллиардеры и их инвестиционные фонды – принадлежащий Лорен Пауэлл Джобс Emerson Collective, Omidyar Network Пьера Омидьяра, Founders und Питера Тиля и Andreessen Horowitz Марка Андриссена, – все оказались в AltSchool по итогам питча от Вентиллы. «Наша миссия всегда заключалась в том, чтобы сделать хорошее образование как можно более доступным, – говорит он. – Ученики не должны ощущать себя винтиками в огромной машине. Они должны сами ставить себе цели и достигать их». (Ни один из пяти миллиардеров-инвесторов не отозвался на просьбу Forbes предоставить комментарии для этой статьи.)

Прежде чем основать AltSchool, вспоминает Вентилла, он прочел пару десятков книг об образовании и глубоко проникся идеями сэра Кена Робинсона, спикера британской конференции TED Talk, известного своей критикой системы раннего образования, убивающей креативность, а также теориями Анджелы Дакворт, психолога и обладательницы гранта МакАртуров, писавшей о том, что детям необходимо развивать «выдержку». Качество американского начального и среднего образования, застрявшего в начале ХХ века, ухудшается на протяжении многих десятков лет, говорит Вентилла, ссылаясь на результаты последней Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA), всемирного теста, измеряющего навыки в чтении, математике и научных предметах. В прошлом году США заняли 38-е место из 71. «Стандартизированное образование в нестандартизированном мире выключает детей из процесса обучения», – отмечает он. Решение, которое предлагает AltSchool: помогать детям развивать внутренний компас, чтобы при изменении внешних условий они всегда могли переориентироваться.

С этой целью AltSchool придерживается образовательной философии, которую разделяют Фонд Билла и Мелинды Гейтс, Emerson Collective и Марк Цукерберг, написавший широко растиражированное письмо своей дочери Максиме, которая родилась в 2015 году, на следующий год после его встречи с Вентиллой. Эта философия известна под такими названиями, как «персонализированное обучение», «обучение, в центре которого стоит ученик» и «обучение на основе компетенций», и противопоставляет себя традиционной модели преподавания, где обучение ведется с позиции всезнающего учителя или, как говорят, «мудреца на сцене», а от учеников ожидается, что их прогресс в группе будет одинаковым. Вместо этого дети вместе с учителями ставят себе индивидуальные цели, исследуют те сферы, которые им наиболее интересны в рамках определенного плана занятий, и в ходе обучения получают много обратной связи друг от друга и от учителей.

Самым неоднозначным элементом персонализированного обучения являются технологии. Никто не хочет, чтобы учащиеся весь день проводили за компьютером, решая математические задачи при помощи программ, управляемых искусственным интеллектом.

В AltSchool Вентилла предложил разработать платформу, которая помогала бы учителям задавать индивидуальные задания, оценивать результаты и поддерживать связь с родителями и администраторами школы. Он называет частные школы AltSchool «школами-лабораториями», где учителя пробуют разные подходы на учениках и работают в тесной связи с техническими специалистами, многие из которых раньше работали в Google, Apple и Facebook.

Но Вентилла быстро понял, что в образовании все намного сложнее, чем в поисковых системах. Сначала в его планах было выйти на рынок Чикаго и развивать франшизу AltSchool по всей стране. Но к 2016 году он отказался от обеих идей. Всего он открыл девять школ в Сан-Франциско, Пало-Альто и Нью-Йорке. К концу 2018 году закрылись пять из них, включая школу в Пало-Альто, где было 62 ученика. Вентилла утверждает, что большинство учеников из прекративших свое существование школ в Сан-Франциско и Нью-Йорке перешли в другие школы AltSchool. При стоимости образования $26 000 в год (дорого, но не настолько, как во многих частных школах в Калифорнии) ни одна из этих школ не окупалась.

Вентилла рассказывает, что школы тестировали разные модели. В школе в Сан-Франциско была одна группа и 32 ученика с 6-го по 8-й классы. Этот формат перестал существовать, когда заведение закрылось. Вентилла заявляет, что родители с самого начала знали, что школа экспериментальная и может просуществовать недолго: «Мы много тестировали и изучали».

В AltSchool также отказались от продолжения таких экспериментов, как видеосъемка занятий с учителем с четырех точек. Вентилла изучил профинансированное фондом Гейтсов исследование, рекомендовавшее видеозаписи. Учителя использовали видеокамеры на протяжении двух лет, пока Вентилла не закрыл это направление. «Если учесть все расходы на поддержание этой системы, то смысла в видеосъемке не было», – говорит он.

Не было смысла и в других, более весомых расходах. Из-за того что школы располагались в помещениях, изначально предназначенных для других целей, возникали неожиданные проблемы. Как признается Кэролин Уилсон, бывший директор по образованию в AltSchool: «Выданные нам деньги ушли в первую очередь на переделку помещений». В школе в Сан-Франциско туалеты не справлялись с нагрузкой. Ни в одной из школ не было ни помещений под спортивные залы, ни спортивных площадок, поэтому учителя AltSchool водили детей в парки. Один из парков в Сан-Франциско облюбовали бездомные, и там была проблема человеческих экскрементов. Чтобы обеспечить безопасность учеников, AltSchool наняла Майка Гинти, бывшего директора по безопасности в Uber. (На сегодня AltSchool удалось решить эти проблемы, часть занятий проводя в парках, а часть – в помещениях других учреждений, например в спортзалах Юношеской христианской ассоциации в Манхэттене.)

Фото: Alain Jocard/AFP/Getty Images; David Paul Morris/Bloomberg; Ryan Anson/Bloomberg; Tim Shaffer/Reuters
Фото: Alain Jocard/AFP/Getty Images; David Paul Morris/Bloomberg; Ryan Anson/Bloomberg; Tim Shaffer/Reuters

В 2016 году Вентилла решил, что наиболее эффективным будет отказаться от расширения сети собственных школ и сфокусироваться на образовательной платформе и продажах клиентам, которых он называет «партнерами». Школы-парт­неры могли бы давать разработчикам обратную связь, чтобы продукт можно было улучшать дальше. Он сделал ставку на то, что многие руководители школ готовы принять идеи индивидуального обучения и заплатить за дорогостоящие продукты AltSchool. Но на рынке уже есть несколько компаний, которые не только предлагают системы управления образованием, но и утверждают, что могут обеспечивать персонализированное обучение. Среди наиболее известных: Schoology, Moodle, Blackboard и Canvas. Последняя базируется в Солт-Лейк-Сити и позиционирует себя как лидер рынка с тысячами клиентов, использующих как ее бесплатный продукт, так и версию с индивидуальными настройками по цене до $10 на студента в год. Тарифы AltSchool между тем начинаются от $100 до 150 за студента в год.

«Из моих разговоров с администрацией и учителями стало ясно, что $150 за ученика – это недоступная цена, – говорит Тони Ван, управляющий редактор калифорнийской компании Ed Surge, занимающейся изучением образовательных технологий. – Кто может это себе позволить?»

Вентилла от этих возражений отмахивается. «Всегда все дело в масштабах», – говорит он, прогнозируя, что цена платформы AltSchool будет снижаться до $50 за ученика. AltSchool также добавляет в свою платформу занятия по общешкольной программе, включая английский и математику по стандартам штата. Кроме того, платформа предусматривает систему автоматизированных подсказок, чтобы помочь учителям улучшить свои показатели. «Мы не просто продаем компьютерную программу, – говорит Вентилла. – Мы продаем замену учебным планам, за которые школам все равно нужно платить деньги. Мы продаем профессиональное развитие. Школы тратят на это большие деньги, во много раз больше, чем то, что у них сейчас запрашивает AltSchool».

Сам Вентилла учился не так. Сын венгерских иммигрантов, он вырос в двухкомнатной квартире в Манхэттене, где они жили с родителями и его сестрой. Его отец в Венгрии был кинематографистом, а в Америке едва зарабатывал себе на карманные расходы, используя навыки скульптора и иллюстратора. Мать преподавала в Колумбийском университете курс по управлению бизнесом и обеспечивала семью. Вентилла получил стипендию для одаренных детей в Buckley, вполне традиционной частной школе для мальчиков на Манхэттене, где учился Дональд Трамп – младший. Затем поступил в школу-пансион в Эндовере и по стипендии в Йельский университет, где его приняли в бизнес-школу в рамках программы для выдающихся выпускников бакалавриата и оплатили первый год обучения. В 2000 году, еще будучи студентом, он вместе с друзьями из Эндовера и Йеля основал дата-майнинговую компанию, привлек $1 млн инвестиций и через 18 месяцев продал ее за сумму, которая, по его словам, принесла инвесторам хорошую прибыль. Отучившись в бизнес-школе и поработав в рекламной компании в Европе, он устроился в подразделение Google, занимающееся бизнес-операциями и стратегией. Проработав там всего год, Вентилла основал в 2007-м свою компанию – сервис для поиска по социальным сетям Aardvark, получивший $10 млн венчурных инвестиций. Не прошло и трех лет, как Google купил ее за $50 млн. Доля Вентиллы, составлявшая, по оценкам Forbes, более 10%, принесла ему не менее $5 млн. «Для меня это были деньги, перевернувшие мою жизнь», – признается собеседник. Он купил дом в районе Твин Пикс в Сан-Франциско для себя и своей жены Дженни Стефанотти, выпускницы Беркли и Гарварда, с которой познакомился на своей первой работе в Google. Прежде чем основать AltSchool, он вернулся на три года в Google, где работал в небольшой команде по разработке социальной сети Google Plus, а затем возглавил направление по персонализации.

К зиме 2012-го у них с женой были полуторагодовалая дочь Сабина и на подходе сын Леонардо. Они стали искать детский сад и в процессе поиска впали в уныние. «Хороших детских садов было очень мало, и в каждый были длинная очередь и строгий отбор, – вспоминает Вентилла. – При этом подразумевается, что если ваш ребенок не попадет в правильный детский сад, то к тридцати годам не сможет зарабатывать себе на жизнь».

Вентиллу уже подмывало начать новый бизнес, и он стал изучать разные типы школ в поисках той, где Сабине было бы хорошо. Уже через несколько месяцев он ушел из Google и занялся поиском инвесторов. В слайдах к презентации для раунда серии А Вентилла показывал самого себя, лежащего на кровати и читающего книгу Сабине и маленькому Леонардо. В верхней части экрана была цитата Ганди: «Будь тем изменением, которое хочешь видеть в мире».

Бизнес-план Вентиллы не имел конкретных деталей, но в Кремниевой долине он был своим, и инвесторы его поддержали. «Он говорил о переходе от лекционной модели образования к обучению, в центре которого стоит ученик, – вспоминает партнер фонда First Round Capital Джош Копельман, который входит в правление AltSchool. – Мы решили, что это разумно».

В средней школе AltSchool в Манхэттене, в офисном здании на оживленном перекрестке Пятой авеню и 14-й улицы, книг, бумаг и ручек намного больше, чем компьютеров, хотя каждому ученику выдается Chromebook, которыми они пользуются в течение дня. В классе гуманитарных наук коротко стриженая, одетая в черное учительница Джеки Руиз-Гарсиа ведет с восьмиклассниками сократовские дискуссии. Они все читали одни и те же тексты: книгу «Между миром и мной» Та Нехиси Коутса в твердой обложке и эссе Джеймса Болдуина в ксерокопии. Студенты говорят о сочинениях, которые написали карандашами в старомодных тетрадках, а Руиз-Гарсиа выдает классу мягкую игрушку – гусеницу, которую берет тот, чья очередь высказаться. «Людям нужно помнить, что мы не идеальная страна», – говорит одна девочка. «Какими способами мы можем наладить диалог между разными частями общества?» – спрашивает Руиз-Гарсиа. «В этой стране рабство существовало дольше, чем свобода, – говорит девочка с тугими косичками. – Люди, которые получают $15 в час, до сих пор находятся в рабстве». «Я прочитал в Инстаграме: «Голосуй так, как будто от этого зависит твоя жизнь», – рассказывает третий ученик. Желтая гусеница путешествует по кругу.

Мой личный старт: студенты в школе Altschool на Манхэттене
Фото: архив пресс-службы
Мой личный старт: студенты в школе Altschool на Манхэттене

После урока Руиз-Гарсиа, работающая в AltSchool на протяжении последних пяти лет, объясняет, что в рамках ее предмета «процесс, в центре которого стоит ученик», означает разную скорость прохождения материала и выполнения заданий учениками. Она также пользуется в платформе AltSchool тем, что называется «подборка» – функционал, распределяющий «карточки» или индивидуальные задания для учеников. Например, на одной карточке ученику предлагается поработать над тем, как перефразировать мысли. В интерфейсе учителя Руиз-Гарсиа может оценивать степень развития разных навыков учеников – до семи за предмет. Среди них есть такие, как способность делать выводы и анализировать информацию или соединять прошлое и настоящее. Ничто в этой системе не говорит о принципиально новом подходе к образованию на основе технологий.

В школе Alt Shool Fort Mason в Сан-Франциско учитель пятилетнего Леонард Дайна Хамауи записывает цели учеников на листках бумаги. Каждый ученик в AltSchool кроме образовательных целей ставит перед собой еще социальные и эмоциональные. На одном из листков Леонардо написано: «Я смогу говорить, в какой зоне находятся моя голова и тело, и использовать стратегии, чтобы переключаться из одной зоны в другую». Закончив писать, Хамауи прикрепляет листок на белую доску, фотографирует с помощью iPad и использует встроенную в приложение AltSchool функцию «считать», чтобы загрузить документ в платформу, где он будет доступен учителю и родителям для просмотра.

Для этой статьи Forbes взял интервью у 11 родителей учеников AltSchool, некоторые из которых были рекомендованы школой. Многие довольны процессом, и им даже нравится идея, что их дети участвуют в тестировании продукта AltSchool. «Мы пришли в эту школу с широко открытыми глазами», – говорит Гамал Уолкер из Нью-Йорка, работающий в сфере финансов. Двум его дочерям здесь очень хорошо. Ему также нравится, что у AltSchool статус корпорации класса B, обязывающий компанию ставить интересы участников и общества выше, чем цели по получению прибыли.

Другие родители не столь довольны. Мать ученика, который сейчас перешел в государственную школу, говорит, что в AltSchool неправильно оценили его навыки чтения и он провел в школе год без особых успехов. «Мы были подопытными кроликами, на которых Макс собирал данные», – говорит она и добавляет, что не хочет раскрывать свое имя, потому что работает в сфере интернет-технологий.

«Он собирался изменить мир со своими образовательными технологиями, но учителя не смогли даже научить ребенка писать. В нашей школе были специалисты среднего уровня, которые использовали технологии как подпорку, – говорит отец, который перевел своего ребенка в другую частную школу через год обучения в AltSchool. (У него собственный стартап, и он тоже не хочет, чтобы его имя публиковали.) – Мы поняли, что практически нереально сделать обучение действительно индивидуальным для каждого ребенка».

Вентилла не комментирует опыт отдельных учеников и их семей.

AltSchool работает с государственными школами в округах Парамаунт и Аркадия недалеко от Лос-Анджелеса. В Парамаунте преимущественно латиноамериканское население, и практически каждый из 4700 старшеклассников округа имеет право на бесплатные завтраки в связи с низким доходом семьи. Здесь в августе 2018-го открылась новая старшая школа под названием «Одиссей», где сейчас проходит пилотный проект AltSchool. В «Одиссее» 138 девятиклассников, в планах еще четыре класса и 550 учеников. Дети с энтузиазмом показывают проекты, над которыми работают в «креативном пространстве» при помощи 3D-принтера. Ученица Хани Робинсон, одетая как Майкл Джексон и с перчаткой на одной руке, делает презентацию о поиске возможностей для оплачиваемых стажировок, где ученики могут работать на протяжении восьми недель учебного года. «Одиссей» кажется многообещающим начинанием, но заместитель руководителя школьного округа Парамаунт Райна Д. Смит говорит, что округ пока не планирует внедрять платформу AltSchool в других школах. «В новой школе есть возможность с самого начала использовать другие процессы, – говорит он. – А в старых нам еще очень много нужно сделать, прежде чем мы сможем говорить о более высокой степени персонализации процесса обучения».

И в этом состоит основное препятствие для планов Вентиллы. Большинство партнеров AltSchool – это небольшие частные школы. В государственных школах платформа используется сейчас только в пилотных проектах, и из восьми округов-участников только два собираются продолжать после пилота.

Вентилла готов поспорить, что число школ вырастет. «Если общее число учеников в школах-партнерах, использующих AltSchool, составит 250 000, то мы сможем снизить цену и будем получать прибыль», – говорит он. Но если столько учеников не наберется (а сейчас это кажется более вероятным), то сложно представить себе, как AltSchool будет выживать. Вентилла и его команда конкурируют с компаниями, которые ищут программные решения для одной из сложнейших проблем современности: как улучшить школьное образование в Америке. Пока что в этой сфере были лишь колоссальные неудачи и несколько скромных достижений. В 2015-м компания News Corp списала в убыток почти $400 млн, после того как инвестировала свыше $1 млрд в Amplify – образовательную платформу для школ, у которой не набралось достаточно подписчиков. (Теперь, когда основным акционером Amplify стал инвестиционный фонд Лорен Пауэлл Джобс Emerson Collective, компания наконец приближается к порогу окупаемости за счет продажи учебных материалов по научным предметам, включая учебники, наборы для экспериментов и компьютерные приложения.)

Edmodo – социальная сеть для школьных классов, основанная в 2008 году в Сан-Матео, Калифорния, привлекла $100 млн и охватила 400 000 школ в 200 странах мира. Но она так и не смогла разработать бизнес-модель для монетизации своего бесплатного продукта и в 2017-м понесла убытки в $19,5 млн при доходе $1 млн. В апреле 2018-го китайский производитель игр Net Dragon купил Edimodo за $137,5 млн.

В подопытных школах AltSchool, судя по всему, ученики получают хорошие знания. Два-три раза в год они проходят тестирование по математике, чтению и языкам. В прошлом году их результаты были на 34% выше, чем в среднем по стране. Платформу AltSchool также используют престижные частные школы, такие как Lick-Wilmerding в Сан-Франциско и Подготовительная университетская школа в Окленде. Но компания сможет выжить, только если ей удастся нарастить масштабы продаж. «Это основной риск для стартапа, – вздыхает Вентилла. – Я буду этим заниматься, пока не закончатся силы. Есть много предпринимателей, которые не хотят связываться с образованием, потому что, по их мнению, это того не стоит. В этой сфере даже тем, у кого что-то получается, не приходится рассчитывать на признание или поддержку… Я бы мог заниматься множеством других, намного более прибыльных проектов, которые бы принесли мне больше славы».

Так зачем же он это делает? «Потому что мне это кажется важным, и потому что вряд ли найдется много людей, у кого есть ресурсы и возможность, чтобы в этой сфере чего-то добиться», – говорит собеседник.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
278 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить