Что происходит в сфере цифрового образования и к чему следует готовиться

Спойлер: школьным учителям не стоит бояться конкуренции с искусственным интеллектом, просто их ждет роль менторов, помогающих детям лучше усваивать виртуальные лекции

ФОТО: © unsplash.com

Какими бы аргументами ни руководствовались сторонники классического образования, но факты говорят об одном: до боли привычный формат «Доска, учитель и аудитория» уходит в прошлое. Нас ждет (не всех и не сразу) новое образование — комплексное, высокотехнологичное, способное подстраиваться под запросы стейкхолдеров. 

Можно лишь удивляться темпам роста этой набирающей силу индустрии: если на текущий момент общемировой объем рынка EdTech оценивается в $254,8 млрд, то буквально через пять лет ожидается скачок до $605,4 млрд, что сравнимо с бюджетом страны уровня G7!

Вот несколько важных трендов, которые делают прогресс цифровизации образования не только необратимым, но и желанным для большинства из нас.

Переосмысление роли учителя

Рынок полного среднего образования, который сокращенно именуют K12, всегда был крепким орешком для любой, даже самой амбициозной реформы. Вспомните, как 6 лет назад в общественном пространстве бурлил дискурс вокруг «обновленного содержания образования»? Родители жаловались на растущее число учебников, в продаже появились даже школьные портфели на колесиках. Люди находили сотни ошибок в учебном контенте и с гневом адресовали их в департаменты МОН.

Цифровизация в К12 неизбежно приведет к переосмыслению роли учителя. Этот процесс не будет быстрым, но его признаки заметны повсеместно. Вместо учебников, изданных миллионными тиражами, будет записан качественный мультимедийный материал, который легко форматировать и модифицировать. И преподавать его будут избранные, харизматичные педагоги, чей виртуальный образ будет единовременно появляться на экранах всех школьных кабинетов страны. 

Равный доступ к качественному образованию

Резкий скачок в развитии Сети и облачных технологий до неузнаваемости изменил расстановку сил на рынке высшего образования и так называемого post-secondary education. К охоте за благосклонностью студентов в 2010-х годах подключились: zoom-семинары, онлайн-бизнес-школы, цифровые академии, электронные курсы, образовательные подкасты, звуковые комнаты и еще дюжина аналогичных учреждений, способных даже присуждать выпускникам профессиональные степени.

Наблюдая за стремительным процессом цифровизации высшей школы, трудно не согласится с утверждением, что сетевые технологии уже сейчас способны решить некоторые хронические проблемы рынка higher education. В ковидную эпоху размер мирового рынка высшего образования составлял $77,41 млрд, а к 2026 году в него планируется вложить уже $114,69 млрд, при этом совокупный годовой темп роста (CAGR) не опустится ниже 9,3%.

Так что, если человечество когда-то избавится от глобального сокращения доли государственных отделений в вузах, чрезмерной закредитованности студентов и финансового неравенства на пути к качественному образованию, то роль цифровизации в победе над этими недугами будет приоритетной.

Контролируемость инвестиций в обучение

Серьезным толчком к развитию онлайн-образования и электронных обучающих платформ LMS (learning management system) стал кризис пандемии COVID-19. Действительно, когда в 2020 году, согласно статистике UNESCO, общемировой карантин запер в своих домах более 1,7 миллиарда учащихся, мы все поняли, что надо что-то делать с внедрением электронного образования.

Но в реальности электронные обучающие платформы вышли на сцену еще в двухтысячные годы, когда из множества разрозненных форматов цифрового обучения, порожденных сетевой революцией 90-х годов, сложилась новая парадигма электронного обучения – eLearning.

И при всей видимой мозаичности современного EdTech, почти все LMS-системы объединены целым набором общих родовых черт. Некоторые из них можно де-факто причислить к стандартам цифрового обучения, как на рынках средней и высшей школы, так и в сфере L&D – программ подготовки и тренинга служащих корпораций (learning and development). 

Здесь перечислены основные параметры: 

1. Общедоступность и кастомизация 

Даже самый требовательный покупатель может выбрать себе подходящую коммерческую платформу (в мире насчитывается как минимум 634 вендора) Ну, а если хочется сделать систему «под себя», то кастомизировать одну из опенсорсных платформ типа Open edX и Moodle. 

2. Гибкость и персонализация

Все существующие LMS позволяют загружать в свои хранилища огромное количество учебных курсов и тестов. Но при этом, благодаря тонким настройкам, LMS способна учитывать особенности каждого обучаемого, даже при работе с многотысячной аудиторией.

3. Контролируемость инвестиций

Неоспоримое качество цифрового образования – контролируемость почти всех компонентов обучения. Наиболее выпукло это проявляется в отрасли корпоративного обучения, где доминирующую роль занимают системы L&D, предназначенные для тренинга служащих корпораций и повышения качества человеческого капитала в бизнесе. 

Роль новых технологий

Не будет преувеличением сказать, что эволюционный успех LMS-платформ на образовательном рынке во многом достигнут благодаря массовому распространению мобильных устройств. Но следующий скачок в этой сфере ожидается за счет передовых разработок в области искусственного интеллекта (AI), а также технологий виртуальной и дополненной реальности (VR/AR).

О том, какие рутинные или сложные операции будут переложены на плечи «цифрового помощника», я решил узнать, обратившись к эксперту в сфере EdTech Леонтию Мухортову.

Леонтий занят в сфере разработки умных систем, способных «расшифровать» эмоциональную составляющую человеческих коммуникаций. По его мнению, в ближайшие 5 лет будет наблюдаться дальнейшее развитие автоматизации рутинных процессов – тесты, оценка, документы, трекинг учеников и т.д.  

«ИИ будет использоваться для построения индивидуальной траектории студента или учащегося, а также подбора наиболее эффективных курсов и уровня сложности», – предполагает он, размышляя о скорых переменах в EdTech. 

Не меньше новостей ждет студентов и учащихся в сфере так называемого иммерсивного обучения, которое ассоциируется в основном с технологиями VR/AR – Virtual reality, Augmented reality. 

Многие скептики считают, что виртуальная реальность – это чрезвычайно дорогой компонент цифрового образования. Но этот тормоз на пути внедрения 3D-очков и дополненной реальности постепенно устраняется. По данным Grand View Research, мировой рынок VR-технологий оценивается в $21,83 млрд, а ежегодные темпы роста достигнут 15% с 2022 по 2030 год. 

В связи с этим вспоминается гипотеза Эдгара Дейла, американского педагога, в 40-х годах прошлого века построившего так называемый «Конус обучения». Форма конуса показывает, как сужаются возможности человеческого мозга, если учащийся пытается просто запомнить уроки, вместо того, чтобы активно работать и участвовать в освоении учебного материала.

Окажись Эдгар Дейл в 2020-х годах, без сомнений счел бы технологии VR/AR лучшим воплощением его идей – ведь они превращают учеников из пассивных слушателей лекций в главных героев, действующих и принимающих решения в виртуальном пространстве.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9677 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить