Какие значимые изменения произошли в системе казахстанского образования

Например, в рамках проекта подушевого финансирования частных школ Казахстана с января 2019 года предусмотрено 10,7 млрд тенге

Фото: pixabay.com

В конце февраля, когда сдавался этот номер, Куляш Шамшидинова сменила на посту министра науки и образования Ерлана Сагадиева. Он возглавлял министерство ровно три года, которые запомнились: Сагадиев активно реформировал систему образования и далеко не всегда эти реформы позитивно воспринимались обществом. Forbes Kazakhstan напоминает о принципиальных изменениях последнего времени.

Почти свободное плавание

Государство давно признаётся, что его слишком много в экономике. По-прежнему немало его и в образовательной системе. Так, до нововведений, согласно Закону «Об образовании», у правительства было 22 компетенции в области образования, у уполномоченного органа – 97, у самих вузов – всего 19.

Зарегулированность вузов привела к их низкой конкурентоспособности. Кроме того, они готовят специалистов, которые не удовлетворяют ожидания работодателей и не в полной мере соответствуют мировым трендам. Чтобы изменить эту ситуацию, Министерство образования и науки (МОН) инициировало законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам расширения академической и управленческой самостоятельности высших учебных заведений». Эти поправки вступили в силу в июле 2018 года. Изменения регулируют три основных направления деятельности вузов: академическое, управленческое и финансовое.

Если говорить о сути академической свободы вузов, то её наиболее чётко, на наш взгляд, сформулировал Верховный суд США: университет сам определяет, кто имеет право на преподавание и на обучение, как следует преподавать и как организовать приём студентов. В этом фарватере по большому счёту двигались и отечественные реформаторы вузовской системы. Бывший министр так определил академическую свободу: «Это наделение вузов полномочиями по самостоятельному определению содержания программ по повышению качества обучения. Это важно в условиях перехода к новой экономике, когда потребность в квалифицированных кадрах и новых профессиях возрастает всё больше. Мы признаём, что сегодня высшее образование не всегда может оперативно реагировать на вызовы, диктуемые рынком труда».

Поправки расширили свободу вузов с 65 до 80%. Как объяснили сотрудники МОН в ответ на запрос Forbes Kazakhstan, «основой расширения является наделение вузов полномочиями по самостоятельной разработке образовательных программ, за исключением программ цикла общеобразовательных дисциплин». Что это значит? К примеру, вуз провёл собственные исследования и обнаружил, что экономике необходимы специалисты в узкой области «цифровое моделирование при имплантации зубов». Без оглядки на министерство университет может разработать собственную программу подготовки данных специалистов и набирать на неё студентов. То есть вузы смогут более оперативно откликаться на потребности рынка, выпускники будут довольны, что не зря потратили деньги, а работодатели получат «актуальных» специалистов.

Ещё при обсуждении изменений Сагадиев пояснял: «В настоящее время подготовка кадров ведётся в соответствии с классификатором специальностей. В нём свыше 600 специальностей, многие из которых на сегодня являются неактуальными для рынка труда. Несоответствие кадров потребностям рынка труда также обусловлено долгим процессом введения новой специальности в классификатор специальностей высшего и послевузовского образования». (Процесс введения актуальных специальностей занимал от шести месяцев до года.) Новый классификатор «заточен» не на специальности, а на направления подготовки кадров, в рамках которых вузы и могут разрабатывать новые образовательные программы в соответствии с вызовами рынка. Это повлекло изменение механизма лицензирования. Если раньше лицензировалась специальность, то теперь – направление.

Изменения затронули и агентства, которые проводят аккредитацию организаций образования и образовательных программ. Если раньше в реестр было включено восемь аккредитационных организаций, то поправки расширят сеть официально признанных «оценщиков», в том числе из Европы и Азии. Это позволит совершенствовать действующий институт аккредитации.

Учи и зарабатывай

Управленческому составу государственных вузов также развязали руки. Теперь университеты могут самостоятельно решать вопросы найма на работу, формирования студенческого контингента в разрезе специальностей, направления подготовки и определения академической структуры. Для этого вузам надо изменить свою организационно-правовую форму – стать некоммерческими организациями. «Это связано в первую очередь с тем, что госвузы регулируются законодательством в области госимущества. Это для них обременительно, в ряде случаев это противоречит их основной миссии и задачам», – считает МОН.

По данным министерства, на сегодня пять вузов уже преобразованы в некоммерческие акционерные общества со 100%-ным участием государства. Среди них, к примеру, Казахский национальный исследовательский технический университет им. Сатпаева. Ещё 27 госвузов проходят эту процедуру. Также упрощён механизм трансформации для частных вузов, утверждённых как коммерческие организации. Однако это не является обязательным.

Как пояснял Сагадиев, преимущество вузов в форме некоммерческих организаций заключается в соблюдении норм корпоративного управления и использовании полученных доходов только на свое развитие. Стоит отметить, что новая юридическая форма позволяет вузам вести предпринимательскую деятельность (кроме госвузов в форме республиканских государственных предприятий).

«Услуги вузов имеют спрос на товарных рынках: маркетинговых, консалтинговых, инжиниринговых услуг; издательской и полиграфической деятельности; лабораторных исследований товаров и их компонентов; выполнения проектных работ; реализации готовой продукции, полученной в результате научной деятельности, – перечисляет МОН в ответе на запрос редакции. – Вузы привлекательны наличием собственных материальных ресурсов, высококвалифицированного персонала, научных заделов в исследованиях… Каждый вуз может в конкурентной среде и без ущерба представителям частного предпринимательства оказывать названные законные услуги и окупать свои затраты».

Кроме того, благодаря нововведениям у вузов появится право создавать: эндаумент – фонд организации вузовского или послевузовского образования; юрлица по научно-образовательной деятельности за счёт внебюджетных источников финансирования; старт­ап-компании; филиалы в других государствах, а также привлекать дополнительные источники финансовых средств для осуществления своей деятельности.

Цена от производителя

Важным новшеством стало то, что государство решило отойти от финансирования каких-либо специальностей строго в течение четырёх лет и перейти к кредитному финансированию без привязки к срокам обучения. Допустим, студент хочет получить по гранту определённое образование. Он может взять необходимые для этого кредиты (курсы) и проходить обучение так долго/быстро, как посчитает нужным. Чтобы этот механизм заработал, МОН наделили новыми полномочиями по утверждению порядка финансирования вузов с учётом кредитной технологии обучения и формированию государственного образовательного заказа.

Фото: © Depositphotos.com/Rawpixel

Кроме того, из Закона «Об образовании» исключили норму, которая регулирует стоимость обучения в вузах. Раньше затраты на одного обучающегося на платной основе не могли быть меньше размера образовательного гранта или государственного образовательного заказа. Однако это мешало вузам гибко реагировать на спрос. Теперь они могут устанавливать цены по своему усмотрению. Считается, что данная поправка расширит доступ казахстанцев к получению высшего образования.

«На сегодняшний день в среднем наивысшая стоимость платного обучения наблюдается в нацвузах, которая колеблется между 800 и 900 тыс. тенге, тогда как в государственных – всего 340 тыс. тенге. В вузах в организационно-правовой форме акционерного общества средняя стоимость почти в 2 раза выше, чем в госвузах (700 тыс. тенге). При этом наименьшая стоимость платного обучения отмечается в частных вузах, что составляет в среднем 260 тыс. тенге», – указывает МОН.

Обучение по полной

Пожалуй, самым обсуждаемым изменением в сфере высшего образования стала отмена заочного обучения. Хотя в Министерстве образования предпочитают использовать другую формулировку: «На смену заочной формы обучения пришли и будут широко применяться на очном отделении дистанционные технологии обучения и обучение part-time».

Суть в том, чтобы все студенты, получающие высшее образование, изучали программу в стопроцентном объёме. Ранее заочники осваивали только 65% от того, что учили очники. Но при этом и те и другие получали одинаковый диплом. Чтобы ликвидировать эту диспропорцию и повысить качество образования, было принято решение перевести заочное обучение в иной режим: по сути, это будет дистанционное обучение с широким использованием цифровых технологий.

Для обеспечения качества обучения при таком подходе будет использоваться система проктеринга. Как объяснял в одном из выступлений бывший вице-министр образования и науки Асхат Аймагамбетов, речь идёт о системе контроля за качеством обучения, явкой и участием студента в образовательном процессе.

- То есть это те технологии, которые не дадут возможность человеку просто поступить и получать оценки, – говорил он.

Новшество начнет действовать с 1 сентября 2019 года. Но те, кто поступил на «заочку» раньше, будут доучиваться в привычном режиме.

К слову, в наших вузах заочное обучение на базе 11 классов прекращено ещё с 2010 года. По заочной форме могли учиться лишь те, кто уже имел высшее образование и решил повторно поступить в вуз либо имеет диплом об окончании колледжа. Но даже для этих категорий большинство специальностей недоступны. К примеру, невозможно получить заочное образование по медицинским специальностям.

Ещё один язык

В 2019 формат Единого национального тестирования (ЕНТ) останется неизменным. То есть поступающий сдаёт традиционно три обязательных предмета (история Казахстана, математическая грамотность, грамотность чтения) и два обязательных профильных предмета.

Изменения коснутся тех, кто намерен поступать в вуз на платной основе. Согласно Правилам проведения ЕНТ, утверждённым приказом министра ещё в мае 2017-го, начиная с 2019 тестирование проводится четыре раза в год – в январе, марте, июне и августе. Сертификат о прохождении тестирования даёт абитуриенту возможность (если он проходит пороговый уровень) поступить в вуз на платное отделение.

Если же будущий студент собирается участвовать в конкурсе на присуждение образовательного гранта, ему необходимо сдать ЕНТ, которое будет проходить в июне. При этом никто не лишает школьника возможности проходить тестирование несколько раз: например, успешно пройдя ЕНТ в марте и поступив в вуз на платной основе, через три месяца подать документы на участие в июньском ЕНТ и попробовать получить грант. Стоимость тестирования – 2242 тенге.

Кроме того, с 2018 года у выпускников школ появилась возможность сдавать ЕНТ на английском. Раньше они могли проходить тестирование или на казахском, или на русском языке.

Деньги ходят за «душой»

С 1 сентября 2013 государство «обкатывает» на некоторых школах в пилотном режиме новый, подушевой, метод финансирования. Сейчас в большинстве средних учебных заведений действует система сметного финансирования, когда деньги выделяются в зависимости от фактических расходов школы и от количества классов-комплектов, но не от числа учащихся. При подушевом методе финансирования единицей планирования расходов становится не школа, а ученик, то есть «деньги идут за школьником».

Введение подушевого метода преследует две основные цели. Первая – сделать затраты на учеников справедливыми, выравнять их для разных регионов, повысить качество материально-технической базы и образования. Вторая – привлечь бизнесменов в сектор среднего образования. Как показывает мировой опыт, в развитых странах доля частных школ составляет от 12 до 29%, в Казахстане же – всего 1,5%.

- Подушевое финансирование даст ученикам и их родителям больше возможностей в выборе, куда пойти учиться – в частную или государственную школу. Ведь вслед за школьником пойдут и деньги, выделяемые из бюджета. Для бизнеса эта сфера станет привлекательной: у него будет стабильный государственный заказ. Для государства это тоже хорошо – решается вопрос с дефицитом ученико-мест, строительством новых школ. Это будет стимулировать и государственные школы, которым придётся бороться за учеников, – объяснил Аскар Ибраимов, президент АО «Финансовый центр» (оператор программы подушевого финансирования).

Этот механизм уже начал действовать. По данным МОН, с 1 сентября 2018 года в рамках проекта подушевого финансирования частных школ Астаны выделено 403,6 млн тенге. На все частные школы Казахстана с января 2019 предусмотрено 10,7 млрд тенге. По состоянию на февраль 2019-го госзаказ был размещён в 66 частных школах страны. Он охватил 17 455 учеников.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10207 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
16 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить