Асель Тасмагамбетова строит ещё одну школу

34016

Инвестиции в проект наполовину состоят из заёмных средств, наполовину — из средств основательницы и ее супруга Кенеса Ракишева

Асель Тасмагамбетова
ФОТО: ©Жанарбек Аманкулов
Асель Тасмагамбетова

О проекте школы, которая будет готовить выпускников к поступлению в топовые мировые университеты, в эксклюзивном интервью Forbes.kz рассказала предприниматель, эколог и глава благотворительного фонда «Саби» Асель Тасмагамбетова.

Здание строится рядом с работающей третий год школой имени Шокана Уалиханова (или Shoqan School, а между собой ученики и учителя называют школу «Шокан»), но это будет не просто другой корпус, а по сути новое инновационное учебное заведение.

F: Асель, какова будет направленность новой школы?

- В общем конвейерном потоке нашей образовательной системы много не востребованного в мире, много «по верхам», всех детей обучают одинаково, без учета индивидуальных особенностей. Школьник к тому моменту, когда ему нужно выбирать специальность, демотивирован и инертен, не владеет трендами рынка, не может выбрать востребованную профессию. В итоге 60% выпускников не работают по своей специальности. На решении этой проблемы и основана концепция новой школы.

Я считаю важным, чтобы наши дети поступили в лучшие международные вузы, но нынешняя программа не позволяет сфокусированно заниматься необходимыми предметами для поступления, потому что есть ГОСО (государственный общеобязательный стандарт образования) и мы не можем его обойти. Но в частных школах есть возможность маневрировать, и мы решили создать отдельную школу для старшеклассников, где у каждого будет свой индивидуальный план образования.

В 7 классе ученик будет проходить несколько этапов тестирования у команды профориентаторов, эдвайзеров, тьюторов. Они выявят его способности, желания и с учетом этого выстроят схему обучения. К 10 классу у ученика будет четкая программа, направленная на поступление в конкретный вуз.

F: В каких объемах потребовались вложения для строительства и оборудования здания? Кто выступил инвестором?

- На новую школу выходит сумма около 8 миллиардов тенге: 4 млрд кредитные, и 4 млрд мы с Кенесом Ракишевым вкладываем сами. Школа откроется в следующем сентябре.

Мы год работали над проектом нового корпуса, спроектировали его так, чтобы максимально внедрить траекторию индивидуального образовательного маршрута, поэтому в школе будет много классов-трансформеров и много маленьких классов, где ученики в группах по 3-5, максимум по 7 человек будут углубленно заниматься теми предметами, которые необходимы им для поступления в выбранный вуз.

Новый корпус будет соединяться с нынешней школой - она идеальна для младшего и среднего звена: небольшая, уютная, красочная, в ней много рекреационных зон для игр и отдыха. Здесь мы продлеваем детство. Старшая школа будет совершенно другой, это уже будет предвуз. Я считаю, это экологично и правильно: странно, когда ребенок учится все 11 лет за одними и теми же партами, куда порой уже не вмещается.

F: У нас уже есть несколько школ, которые ставят те же задачи — условно, подготовить выпускника для Лиги плюща. Есть ли платежеспособный спрос на подобные учебные заведения?

- Каждая школа должна ставить такую задачу - чтобы ее ученики поступали в топовые вузы, были востребованными, и чем больше будет таких школ, тем лучше для казахстанского образования. Будет создаваться конкуренция, потому что вариться в собственном соку и не слышать критики — самое ужасное, что может случиться со школой. В нашей новой школе в одной из первых в Казахстане будет действовать advisory board - совет экспертов, в их числе такие именитые, как Майк Тирман - главный секретарь совета учителей Сингапура, Игал Розэн - старший директор по решениям для обучения ACTNext/ACT и лектор Гарвардской выcшей школы образования. Нам нужен взгляд со стороны - вдруг мы что-то не то делаем? Школа — живой организм, и ничего страшного, если школа ошибается, она должна развиваться, приспосабливаться к изменениям, которые происходят ежедневно.

F: «Шокан» - прибыльный бизнес? Какие доходы вы получаете от школы?

- Я вообще не рассматриваю школу как коммерческий проект, она самоокупаемая — и это максимум, чего мы ожидаем от школы. Сейчас мы частично в кредите, и на новый корпус мы тоже взяли заём. Когда мы отдадим кредит, я бы хотела, чтобы в школе 50% учеников обучались на гранте, а 50% - платно.

Цена за обучение в месяц у нас 300 тысяч тенге, за три года мы ее не меняли. Плату мы берем за 9 месяцев, туда входят занятия в кружках, питание и т. д. И с первого года работы мы выдаем гранты. Мне очень важна конкурентная среда, а даже один грантник поднимает «температуру» конкуренции в классе. Чтобы грантников было больше, нужен эндаумент-фонд — фонд целевых капиталов. Для внедрения таких фондов требуются большие изменения, в том числе законодательные. Тогда мы сможем отправлять педагогов на стажировки за рубеж, поощрять их достижения, выдавать гранты талантливым ученикам и в целом сделать школу финансово независимой.

Класс Google Center  в школе имени Шокана Уалиханова
ФОТО: ©Жанарбек Аманкулов
Класс Google Center в школе имени Шокана Уалиханова

F: Шесть лет назад вы построили и подарили городу школу в Наурызбайском районе. Сейчас вы поддерживаете связь с ней?

- В «Шокан» - один из лучших классов робототехники в стране, детей даже вечером невозможно оттуда выгнать. За два года наши ученики выиграли почти все конкурсы по робототехнике. Увидев это, я решила открыть такой же класс в школе №174. А дальше это превратилось в отдельный проект благотворительного фонда «Саби». В прошлом году мы открыли класс робототехники в государственной школе в Петропавловске, в сентябре такой же откроется в Семее. Мы хотим создать подобные центры в каждом областном центре.

Что касается школы №174 в Наурызбайском районе, то она была рассчитана на 1200 мест, а сейчас там в две смены учится три тысячи человек, в классах по 40 учеников. Это говорит о том, что в городе острая нехватка школ.

F: В частных школах такой проблемы нет. Получается, сейчас у нас идет своего рода «элитаризация» образования — разделение на «избранных» и «простых». Каково ваше отношение к этому подходу?

- В Финляндии нет отбора в школы, везде одинаковая программа, но это развитая страна. Я считаю, мы тоже к этому придем - эволюционным путем. Пока в системе есть некая «избранность», создание элиты. Здесь много факторов, в том числе незрелость педагогов. В Финляндии в педвузы берут самых лучших выпускников и учитель получает от 3,5 тыс. евро. Мы живем в другой реальности, но со временем мы придем к тому же, к чему пришла Финляндия.

Асель Тасмагамбетова с молодыми учителями
ФОТО: ©Жанарбек Аманкулов
Асель Тасмагамбетова с молодыми учителями

F: Для новой школы нужны учителя с «новым» мышлением. Где вы их возьмете?

- Мы надеемся на молодые кадры, которые можем вырастить сами. Сейчас в профессию идет много молодежи. В нашей школе 50% - это молодые педагоги, открытые, горящие своим делом. Они постоянно учатся, проходят множество стажировок. И среди них много мужчин, половина персонала — молодые парни, и это очень радует.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить