Трансформация сумерек

Как вырасти в стагнирующем секторе, заняв 70% казахстанского рынка электромашиностроения

фото: Андрей Лунин

На сайте Alageum Electric утверждается, что «алагеум» (алагеуiм) с казахского переводится как «рассвет». На самом деле это слово, общее для тюркских языков, означает время перед рассветом, предрассветные сумерки. Слишком утонченно для производителя трансформаторов, но, в принципе, объяснимо: основатель компании Сайдулла Кожабаев по первой профессии художник, а в Кентау 1990-х, как и во всех промышленных городках постсоветского Казахстана, мечта «дожить до рассвета» была основополагающей. За прошедшие с тех пор 15 лет номенклатура завода и доходы увеличились в 100 раз. В 2012 году выручка компании составила 43 млрд тенге (рост на 35% по сравнению с 2011-м). В этом году ожидается увеличение выручки как минимум на 30%. Продавать товары и услуги на $1 млрд Alageum намерен к 2020 году.

Рассвет вручную

В 1997 году 38-летний Сайдулла Кожабаев принял судьбоносное решение купить контрольный пакет акций находившегося в предбанкротном состоянии Кентауского трансформаторного завода (КТЗ). За три года до этого государство акционировало его, отдав коллективу 62% (контрольный пакет был у менеджмента). Но в первый же «акционерный» год объем производства на заводе уменьшился втрое, что объясняется в значительной степени выходом Казахстана из рублевой зоны в ноябре 1993 года со всеми вытекающими из этого последствиями в виде галопирующей гиперинфляции и невозможности поддержания прежних экономических связей (большая часть трансформаторов КТЗ поставлялась за пределы Казахстана, а сырье для их производства завод и сейчас покупает в России и Азербайджане). Распространенный тогда бартер не покрывал даже себестоимости. К тому моменту, когда Сайдулла Кожабаев приобрел контрольный пакет, завод практически обанкротился – только долги по зарплате и налогам составляли 100 млн тенге (тогдашний курс – около 75 тенге за доллар, средняя зарплата в стране была 8500 тенге, на КТЗ – 6500 тенге). 

Еркебулан Ильясов, сын Сайдуллы Кожабаева и нынешний председатель совета директоров холдинга Alageum Electric, говорит, что семейных сбережений не хватило. «Я не могу сейчас назвать точную сумму, но по тем временам это было дорого, отец продал все, что можно было продать – дом, квартиру, где мы жили, машину и даже золотые украшения супруги, – вспоминает он. – На момент приобретения завода его продукцию невозможно было реализовать даже за 50% от ее стоимости. Тогда многие удивлялись: вы до сих пор живы? А мы не только выжили, но и стали лидерами: у отца оказался врожденный предпринимательский талант и он не боялся рисковать». 

О том, чем и как приходилось рисковать, лучше бы, конечно, рассказал сам Сайдулла Кожабаев, но с недавних пор все оперативное управление и контакты с прессой осуществляет 27-летний Еркебулан Ильясов (отец оставил за собой пост председателя попечительского совета). Между тем результаты менеджмента, пришедшего на КТЗ с Кожабаевым, впечатляют: долги перед коллективом и государством были закрыты за год, а уже через два года, в 1999 году, Alageum пополнился Алматинским электромеханическим заводом (АМЗ).

От завода к холдингу

Сразу после покупки АМЗ у «Казахстан Темир Жолы» новые собственники начали модернизацию, чтобы наладить выпуск шкафных конструкций. Теперь трансформаторы КТЗ могли поставляться заказчикам в комплекте со шкафами АМЗ. Синергический эффект не заставил себя ждать: с 2000 года темпы роста компании постоянно ускорялись – сначала на 20% в год, потом на 30%, затем на 50%. К 2006 году в АМЗ было вложено $15 млн и освоено 22 новых вида продукции. 

Сейчас в состав Alageum Electric помимо двух заводов входят проектный институт «Промэнерго», строительное ТОО «Нур-Строй ЛТД» и АО «Электромонтаж», то есть компания предоставляет полный комплекс услуг «под ключ», от проектирования, строительства и монтажа до пусконаладочных работ и последующего сервиса, имеет филиалы во всех регионах Казахстана.

В 2007 году запущен цех по изготовлению медных проводов для обмотки (до этого закупались за рубежом). «Кроме того, серьезно стимулирует продажи проектный институт: выбор продукции осуществляется на этапе составления ТЭО и проектно-сметной документации, что позволяет нам закладывать в крупные проекты свое оборудование», – объясняет Еркебулан Ильясов. А уже через год, одним из первых в СНГ, КТЗ наладил выпуск сухих трансформаторов (используются в пожароопасных зданиях и не требуют ежегодного обслуживания). 

Традиционно на западных рынках рисковым моментом считается зависимость компании от государства. У Alageum 30% доходов обеспечивает госзаказ. Но в данном случае это скорее конкурентное преимущество – в стране пока нет другого производителя промышленных трансформаторов, он и в советском Казахстане был единственным. За последние пять лет было реализовано несколько контрактов с АО «БРК-Лизинг» по закупке оборудования на общую сумму 1 млрд тенге. «60–70% парка изношено, сейчас «Самрук-Энерго» осуществляет программу модернизации оборудования, так что на ближайшие лет 20 работой мы обеспечены», – смеется Еркебулан Ильясов. 

Его слова подтверждаются статистикой – в последние годы объем импорта имеет стабильную динамику роста и значительно превышает объемы экспорта. 

ТС и конкуренция

Наибольший доход – более 30% – по-прежнему приносит КТЗ, за ним идут (в порядке убывания) торговый дом Alageum Electric и завод ЖБИ «Нур-Строй ЛТД». Но легких денег в машиностроении нет – чистая прибыль крутится в районе 7%. 

Себестоимость трансформаторов складывается из стоимости электротехнической стали (40%; поставщиком для стран СНГ является Россия), трансформаторного масла (20–30%; по одному производителю в Азербайджане и России) и обмотки (медные и алюминиевые провода, тоже импорт). «Страховать риски в условиях дефицита сырья довольно сложно – если азербайджанский завод закрывается на ремонт, россияне автоматически поднимают цену, – говорит Еркебулан Ильясов. – Мы обращались в правительство с просьбой наладить производство трансформаторного масла в Казахстане на одном из НПЗ, но пока безрезультатно – технология очень дорогая. Ситуация с электротехнической сталью еще сложнее». 

Снизить себестоимость продукции компании удалось за счет производства проводов и освоения технологии овальной обмотки. Строительство цеха обошлось примерно в $4 млн и снизило себестоимость конечной продукции в среднем на 13%.

фото: Павел Шелковенко

Кстати, после кризиса с финансированием проектов дела улучшились. «До 2009 года мы развивались только за счет собственных средств, было сложно. Сейчас благодаря гос-программам по развитию бизнеса, особенно высокотехнологичного, по которым можно получить фондирование в 2 раза дешевле, ситуация улучшилась и мы растем значительно эффективнее», – рассказывает Еркебулан Ильясов.

А вот ТС, по его словам, в бизнес Alageum никаких изменений не принес, если не считать увеличения штата бухгалтеров на две единицы – выросло количество бумаг. Экспорт дает компании 30% выручки, а 32,5% из них – российский рынок, который компания начала осваивать еще в 2001 году (на 2-м месте по объему продаж Узбекистан). 

Впрочем, география поставок практически не изменилась с советских времен. Тогда КТЗ был одним из двух заводов в СССР (второй был в Минске), выпускавший трансформаторы напряжением 6 кВ и 10 кВ. Трансформаторы высокого напряжения были освоены уже в этом веке, но старые маршруты пригодились. 

Труднее всего работать с Туркменистаном, признается Еркебулан Ильясов: «Очень закрытая страна, есть трудности и по визе, и по доставке. Но Туркменистан сейчас на подъеме, активно идет строительство, принят Закон «О развитии энергетики до 2020 года». Мы подписали контракт на $2 млн по трансформаторному оборудованию напряжением 110 кВ. Думаю, мы будем расширять свою нишу на рынках Средней Азии».

В Кыргызстане у Alageum есть структурное подразделение ЗАО «КыргызЭнергоРемонт». Кыргызстан для компании, возможно, не самый приоритетный рынок, но интересный. Из выделяемых стране МВФ ежегодно $13 млн на обновление электрооборудования и строительство новых подстанций $6–7 млн приходится на продукцию КТЗ. 

Российский рынок тоже растет (по тем же причинам, видимо, что и казахстанский – износ советского наследия), и Alageum с российскими и немецкими партнерами строит в приграничном Уральске новый трансформаторный завод мощностью 13 тыс. трансформаторов в год и стоимостью $35 млн. Имена партнеров пока не раскрываются. Казахстанская сторона обеспечивает организацию производства, российская – выход на российский рынок, немецкая –  технологии. 

Еркебулан Ильясов, впрочем, понимает, что создание Единого экономического пространства вскоре может отразиться и на внутреннем для Alageum рынке – российские и белорусские компании теперь имеют право принимать участие в государственных тендерах и конкурсах наравне с казахстанскими. А вот ВТО его не особенно пугает. «Жесткая конкуренция начнется, думаю, лишь после 2020 года, а мы, думаю, в течение 6–7-летнего переходного периода успеем оптимизировать затраты и снизить себестоимость», – рассуждает Еркебулан Ильясов. Сейчас производительность труда в компании на одного работника – $60–80 тыс. в год. 

Кадры по-прежнему решают

«Есть две причины, позволившие нам избежать судьбы многих машиностроительных предприятий и не разориться, – рассказывает Еркебулан Ильясов. – Это своевременные решения по модернизации процесса производства и подготовка кадров». 

Он утверждает, что основная проблема страны сейчас – кадры: «За деньги можно купить любую технологию, оборудование, построить заводы, но кто будет там работать, если все идут в юристы и экономисты?». Поэтому HR-отдел КТЗ занимается и несвойственными кадровикам делами – ежегодно проводит агитационную работу среди абитуриентов Кентау и Туркестана, подробно описывая все плюсы технического образования и приглашая студентов на производственную практику (компания в отличие от большинства предприятий ее оплачивает). «Это очень эффективная система, я сам через это прошел», – рассказывает Еркебулан Ильясов.  

К вопросу подготовки кадров в Alageum Electric подошли более чем серьезно – компания открыла в 2012 году и полностью финансирует Кентауский политехнический колледж на 300 человек. Сейчас там обучается 100 студентов по программе дуального образования, которое включает в себя теоретическую и практическую подготовку одновременно. Примечательно, что Кентауский колледж стал третьим таким учебным заведением в Казахстане после Балхаша и Темиртау, но там проекты финансируются такими гигантами, как «Казахмыс» и «Арселор Миттал». 

Но не всегда есть время обучать. Во время работы над проектом освоения выпуска силовых трансформаторов вопрос кадров встал особенно остро. Еркебулан Ильясов решил его довольно оригинально – поехал в Узбекистан, на Чирчикский трансформаторный завод, где большинство работников – этнические казахи. «Я переманил их к себе на завод. Здесь мы предоставили им жилье и зарплату в 3 раза больше предыдущей», – вспоминает директор Alageum.

Еркебулан Ильясов считает, что выраженная стратегичность и социальная направленность компании объясняется тем, что главный акционер – «фанатик производства». «Отец всегда был убежден, что основа экономики и экономической безопасности государства – реальное производство, – говорит Еркебулан Ильясов. – Он твердо верил, что таким импортозамещающим и социально ответственным предприятиям государство всегда пойдет навстречу. И ставка на это оправдалась».

Операция «Преемник»

По статистике, большинство состояний, переданных по наследству, испаряются во втором поколении. Пока еще рано судить, станет ли исключением этот кейс, но очевидно, что Еркебулан Ильясов подошел к руководству электротехническим холдингом фундаментально – отучился на инженера-электромеханика в Алматинском институте энергетики и связи и ежегодно на каникулах проходил практику на КТЗ. На заводе в то время обсуждалась тема освоения производства силовых трансформаторов напряжением 35, 110 кВ и мощностью до 60 000 кВА. «Я провел анализ, и выяснилось, что почти $500–700 млн ежегодно уходят в другие страны на покупку мощных трансформаторов. И я горд тем, что являюсь одним из основателей их производства в стране», – говорит Еркебулан Ильясов.  

В 2010 году Еркебулан был назначен главным инженером на АМЗ, через год – переведен в управляющую компанию сразу на позицию зама генерального директора, потом стал генеральным. То есть Сайдулла Кожабаев, прежде чем передать бразды, провел для сына ускоренный курс этапов карьерного роста.

В 2012 году Еркебулан Ильясов стал победителем национального этапа конкурса предпринимателей компании Ernst & Yung в номинации «На пути к построению международного бренда».

27-летний председатель СД успел попробовать себя и в политике, будучи включенным в партийный список «Ак жола» во время последних выборов в мажилис. «Я хотел посмотреть, что такое политика. Но понял, что для меня это пока рановато», – усмехается Еркебулан Ильясов. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
17860 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
27 января родились
Виктор Кышпанаков
заместитель председателя правления АО «BCC Invest», член совета директоров KASE
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить