Как продвигаются структурные экономические реформы?

Ответ на этот вопрос искал экономист Жангир Рахжанов

Фото: © Depositphotos.com/ginasanders

Главная цель структурных реформ в Казахстане – сделать экономику диверсифицированной и конкурентоспособной. Но сегодня она имеет крайне высокую зависимость от экспорта нефти и других природных ресурсов. Во время низких цен на энергоносители страна выживает только за счет трансфертов из Нацфонда, а ведь его ресурсы не бесконечны. Так, в госбюджете на 2016 трансферты запланированы в размере 42% от всех доходов бюджета.

Для Казахстана успешное и быстрое осуществление структурных реформ является жизненно важным. Однако текущая ситуация показывает, что с ними у нас сейчас серьезные проблемы.

«Чуть-чуть беременная» стратегия

Подходы к реформам могут быть различными и даже противоположными. Например, президенту России были предоставлены альтернативные среднесрочные стратегии роста российской экономики: от министра экономики Алексея Улюкаева, председателя Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, а также от бизнес-омбудсмена Бориса Титова и советника Сергея Глазьева.

Стратегии развития страны, предложенные Кудриным и Глазьевым, имеют противоположные подходы. Глазьев ратует за управляемый курс рубля, большую дополнительную эмиссию денег и более активное использование накопленных суверенных фондов. При этом останется командно-административное распределение государственных денег по низким процентным ставкам среди приоритетных отраслей и компаний. В этой стратегии государство и госкомпании будут играть ключевую роль в развитии экономики.

Стратегия Глазьева фактически означает усиление текущего госкапитализма в России и еще большее закрытие экономики от внешнего мира. Не закрыв экономику, будет невозможно управлять громаднейшими дисбалансами, которые возникнут благодаря фиксации курса рубля и большой эмиссии дешевых денег.

Для Кудрина важнейшими факторами для долгосрочного развития является свободное плавание рубля и низкая и предсказуемая инфляция на уровне 3–4% в год. Он предлагает снизить долю государства в экономике, перераспределить бюджетные расходы в пользу развития человеческого капитала и инфраструктуры, провести пенсионную реформу (снизив гособязательства), провести реформы госуправления, а также в судебной и правоохранительной системах. Кудрин предлагает максимальную либерализацию. Государство будет играть минимальную роль, а экономика будет развиваться на основе рыночных отношений.

Таким образом, целью стратегии Кудрина является либеральная открытая рыночная экономика, интегрированная в мировые цепочки создания стоимости. 

Текущая стратегия правительства Казахстана представляет собой странную комбинацию из стратегий Кудрина и Глазьева. И она очень рискованная, поскольку разные элементы этого документа противоречат друг другу. Продолжение такой стратегии приведет к отсутствию прогресса, и, в конце концов, застою. Как говорится, нельзя быть «чуть-чуть беременной». Надо идти либо по пути госкапитализма, либо по пути либерального рыночного капитализма.

Приведу ряд примеров противоречий в структурных реформах в Казахстане.

Госпомощь - госкомпаниям

Реальная помощь государства малому и среднему бизнесу (МСБ) Казахстана очень мала. Ее основными получателями остаются госхолдниги и крупнейшие частные компании, которые напрямую или косвенно связаны с экспортом сырья или с экспортом первого передела сырья.

Так, в 2015 все банки заработали процентные доходы на кредитах юридическим лицам в сумме около 1 трлн тенге. При этом фонд «Даму» по программе «Дорожная карта бизнеса 2020» из этой суммы компенсировал всего 28 млрд тенге для несырьевого МСБ. Такой масштаб субсидирования очень несущественный и не может привести к положительным изменениям в экономике и к росту МСБ.

С другой стороны, в 2015 государство оказало финансовую помощь государственным и квазигосударственным компаниям на сумму 1848 млрд тенге:

- 149 млрд тенге было вложено в капитал ФНБ из госбюджета;

- 750 млрд тенге были получены от Нацбанка путем покупки им 10% акций НК «КазМунайГаз»;

- 752 млрд тенге были получены из Нацфонда за счет выпуска облигаций ФНБ;

- 197 млрд тенге было получено от ЕНПФ в виде покупки облигаций «Самрук-Казыны».

С одной стороны, покупку облигаций можно рассматривать как кредит государства нацхолдингу. С другой, с учетом очень больших сроков возврата и крайне низких процентных ставок, такой кредит можно рассматривать как подарок для госкомпаний. Такое финансирование снижает мотивацию госкомпаний к повышению своей эффективности и вредит нормальной конкуренции, поскольку дешевое госфинансирования дает большие преимущества по сравнению с частными компаниями.

Сумма этой государственной помощи-подарка практически совпала с цифрой по подоходному налогу на юридических и физических лиц, который собрали в Казахстане за весь 2015. Согласно информации Минфина, в прошлом году сумма подоходного налога в стране составила 1823 млрд тенге. Из этой суммы юридические лица заплатили 1224 млрд налогов, а физические лица – 599 млрд.

То есть, вместо того, чтобы в кризис стимулировать активность частного несырьевого бизнеса (прежде всего, МСБ) и поднимать спрос в экономике за счет снижения налогов, правительство предпочитает вливать деньги в отдельные компании. Именно поэтому нам очень нужна приватизация.

Теперь давайте посмотрим, какие успехи были у правительства в разгосударствлении экономики.

Приватизация наоборот

Приватизация является одним из самых главных элементов структурных реформ. Основными целями приватизации являются:

- снижение доли государства в рыночной экономике;

- усиление роли частной инициативы и конкуренции;

- привлечение иностранных инвестиций;

- развитие рынка ценных бумаг;

- увеличение эффективности приватизируемых компаний;

- снижение госрасходов на поддержку неэффективных госкомпаний, и так далее.

По информации Минфина РК, обнародованной в прошлом году, капитал, подконтрольный государству, составляет 43% по отношению к ВВП, тогда как в странах ОЭСР эта цифра в среднем составляет 15%. За счет государственных вливаний он в 2015 вырос на 28%. А ВВП в этом же году вырос только на 1,2%. Это означает, что доля государства в экономике в 2015 резко выросла. Таким образом, несмотря на кризис и грандиозные приватизационные планы правительства, в этом направлении правительство сделало структурную реформу с точностью наоборот.

По моей оценке, даже полноценное выполнение новой программы приватизации всё равно не позволит правительству выполнить планы президента по разгосударствлению экономики.

Индустриализация или госпомощь сырьевикам?

Первая пятилетка индустриализации (ГПФИИР 2010-2014) была профинансирована на громадные суммы, однако фактически закончилась провалом. Не были выполнены ключевые плановые показатели программы (рост обрабатывающей промышленности, рост обработанного экспорта, рост производительности труда и т.д.).

В августе 2014 была утверждена программа по второй пятилетке (ГПИИР 2015-2019). Эту программу коренным образом переделали, и недавно закончилось её обсуждение в НПП. В соответствии с проектом, государственное финансирование индустриализации на пятилетку было увеличено почти в два раза до 1165 млрд тенге. В 2016 госрасходы по программе запланированы в сумме 444 млрд тенге. При этом главными получателями этой помощи будут крупнейшие государственные и частные компании Казахстана, которые напрямую или косвенно связаны с экспортом сырья или с экспортом первого передела сырья.

В частности, в документе указано, что адресные меры поддержки в приоритетных секторах получат следующие мероприятия и компании:

- реконструкция и модернизация НПЗ в Атырау, Павлодаре, Шымкенте (АО «НК «КазМунайГаз»);

- Актогайский ГОК (ТОО «KAZMinerals Aktogay»);

- строительство медеплавильного завода (ТОО «KazMinerals»);

- расширение электролизного производства (Eurasia Resources Group);

- строительство металлургического комбината на базе Масальского месторождения железной руды;

- промышленная разработка месторождения полиметаллических руд Шалкия, (АО «НГК «Тау-Кен Самрук»);

- расширение номенклатуры выпускаемой продукции на АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат»;

- модернизация завода по производству минеральных удобрений (ТОО «Казфосфат») и т.д.

Почти все эти компании уже получили выгоду от почти двукратной девальвации тенге в 2015. Такую большую девальвацию называют «неофициальным налогом», при котором доходы отбираются у несырьевого бизнеса и населения и передаются сырьевым экспортёрам.

В отличие от МСБ, упомянутые компании имеют возможность занимать деньги в валюте за рубежом по очень низким процентным ставкам. Помимо этого, они уже давно действуют на высококонкурентных мировых рынках. Поэтому они, также как их конкуренты, должны самостоятельно бороться за свою эффективность и конкурентоспособность.

То есть, структурная реформа по индустриализации и диверсификации страны раньше не давала никаких результатов, и сейчас двигается в непонятном направлении. Можно заключить, что эффективность господдержки экономики в текущее кризисное время отрицательная.

Можно привести еще ряд примеров отсутствия или отступления от структурных реформ. В заключение остановлюсь только на последней оценке результативности таких реформ.

Падение в международном рейтинге конкурентоспособности

На днях Центр по изучению мировой конкурентоспособности Международного института развития менеджмента (IMD, Швейцария, Лозанна) опубликовал ежегодный рейтинг глобальной конкурентоспособности, в котором участвовала 61 страна мира. Это один из двух наиболее признанных рейтингов подобного рода. В рейтинге IMD в 2016 Казахстан опустился с 34 места сразу на 47.

У этого рейтинга есть четыре обобщенных фактора, по которым оценивается конкурентоспособность страны: экономические результаты, эффективность правительства, эффективность бизнеса и инфраструктура. 

Не удивляет большое падение по экономическим результатам (с 31 места на 52). Такое падение понятно, поскольку здоровье нашей экономики практически целиком зависит от цены на нефть. Однако поражает падение по другим суммарным факторам. Эффективность правительства упала с 21 на 31 место, эффективность бизнеса – с 30 на 44, а инфраструктура - с 41 на 48 место.

Последние три фактора конкурентоспособности страны, по идее, не должны зависеть от состояния экономики. Наоборот, в тяжелые времена эффективность правительства и бизнеса должна только расти. Я думаю, что такое падение можно объяснить только тем, что в условиях кризиса становится трудно «пудрить мозги» зарубежному институту. Напомню, что информацию для составления этого рейтинга собирает Институт экономических исследований при Министерстве национальной экономики.

Несмотря на все заявления и планы правительства, в стране не проводятся структурные реформы, а в некоторых случаях идет даже откат. Слова правительства регулярно расходятся с его делами. Хуже того, не видно единой стратегии реформ и не понятно, какую экономику на самом деле хочет построить наши экономические власти.

Это - путь в никуда. Так нам никогда не построить конкурентоспособную и диверсифицированную экономику, и о заветной 30-ке развитых стран надо просто забыть.

Что нам делать в такой ситуации? Я уже давал свое видение в трех программных статьях. К сожалению, все больше становится понятно, что без политической воли страну невозможно сдвинуть с мертвой точки. Повторю то, что писал ранее по поводу политической конкуренции. 

В тучные годы наше правительство не смогло реформировать экономику, и при нём произошел откат от рыночных отношений. Теперь, уже в кризисные годы, те же самые люди делают те же самые реформы, и не видно никакого кардинального изменения в их подходах.

Коренная модернизация страны не возможна без соблюдения двух условий. Во-первых, должна быть ответственность за ошибочные и неудавшиеся реформы. Во-вторых, модернизация будет невозможна без конкуренции идей и экономических политик и без конкуренции различных подходов к развитию страны. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8916 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
15 апреля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить