Промышленность РК: второй год спада вопреки идеологии

Долгосрочная рецессия промышленности и разрыв в темпах роста между сырьевыми и перерабатывающими секторами определили индустриальное развитие в 2016. В наступающем году отрасль обещает вернуться к росту, но при этом обрести еще более отчетливый сырьевой акцент

Фото: uainside.info

Рецессия не отпускает

Статистика за 2016 еще полностью не подведена, поскольку нет декабрьских данных, но по цифрам за январь-ноябрь понятно, что промышленность вряд ли сумеет выбраться из рецессии, в которой она пребывает уже два года подряд. В 2015 промышленное производство сократилось на 1,6%, за 11 месяцев 2016 – на 1,4%. И все это на фоне реализации индустриально-инновационной программы.

Удивительно, но факт двухлетней производственной рецессии правительством не замечается, соответственно, мер противодействия не предпринимается. В принципе, по большому счету власти правы, поскольку от их усилий состояние промышленности, определяемое мировыми ценами на сырье, мало зависит.

В 2016, как и в 2015, основной причиной сокращения промышленного производства стало уменьшение добычи нефти, добычи угля и железной руды. Причем спад в горнодобывающей отрасли ускорился с 2,5% до 3,1%.

Учитывая сырьевую ориентированность промышленности, она может вернуться к росту лишь при изменении ситуации на внешних рынках, вне зависимости от правительственных программ. И в будущем году вероятность этого достаточно высока.

Медно-нефтяной ренессанс

Важным драйвером роста будет цветная металлургия, которая в последние два года показывает стабильное улучшение, особенно медный сегмент. За 11 месяцев нынешнего года добыча медной руды поднялась сразу на 92,5%. Такой скачок объясняется запуском двух крупнейших проектов компании Kaz Minerals - Бозшакольского ГОК и Актогайского ГОК.

Кроме того, если Бозшаколь уже, фактически, вышел на проектную мощность, на Актогае еще только завершается строительство обогатительной фабрики по переработке сульфидной руды, поэтому в следующем году производство медного концентрата также будет достаточно быстро расти. При условии благоприятной ценовой конъюнктуры цветная металлургия  внесет свою лепту в восстановление промышленного роста.

Решающий же вклад сделает нефтедобыча, которая в следующем году значительно увеличится за счет запуска Кашагана. Таким образом, всего два проекта, медный и нефтяной, способны будут обеспечить выход из тревожной промышленной рецессии. По крайней мере, на какое-то время.

Без сырья буксуем

Государство понимает, что оно может влиять лишь на небольшой несырьевой сегмент промышленности, поэтому предметом особой его гордости является увеличение производства на 0,5%. К сожалению, это объясняется лишь «статистическим маневром» - металлургия у нас включена в число обрабатывающих отраслей, и именно она обеспечивает рост.

В остальных же секторах, которые мы пытаемся  выращивать при помощи господдержки, картина более печальная. Главным неудачником остается машиностроение, которое рухнуло за январь-ноябрь на 17% (основная «заслуга» принадлежит автопрому - минус 30%). Понятно, что это вызвано объективными обстоятельствами, в основном, девальвацией тенге.

Однако она же создала конкурентные преимущества для других отраслей, которые толком не удалось реализовать. Так, производство продуктов питания увеличилось за 11 месяцев 2016 года на 3,8% - это лучше, чем в прошлом году (0,8%), но все же совершенно не достаточно на фоне новых возможностей, которые открылись с подорожанием импортного продовольствия и российскими санкциями в отношении западных продуктов.

Увы, но грамотно воспользоваться последствиями девальвации мы так и не сумели (все сливки достались сырьевикам), а в будущем году уже будет поздно. Также лишь словами остаются призывы сделать экспорт продовольствия альтернативой поставкам минеральных ресурсов – к решению этой задачи мы даже не подошли.

Технологии вместо идеологии

Таким образом, при запуске новых мощных сырьевых проектов и отсутствии новых драйверов в несырьевых сегментах разрыв между ними в предстоящем году будет увеличиваться, означая уход от диверсификации экономики.

Программа индустриализации, увы, не дает особых надежд хотя бы на сокращение этого разрыва. Из презентованных в декабре проектов Карты индустриализации большая часть относится к сырьевому и полусырьевому сегментам, а также к созданию транспортной инфраструктуры для масштабного вывоза такой продукции.   

За первые три квартала 2016 экспорт несырьевой продукции упал на 11,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и на 37,5% по сравнению с аналогичным периодом 2012.

В нынешнем году в программу индустриально-инновационного развития был внесен ряд изменений, правительство попыталось перегруппировать приоритеты и скорректировать меры господдержки. Однако основная причин неудач заключается в том, что индустриализация слишком идеологизирована, став по факту частью национальной мифологии. Это вынуждает чиновников работать на картинку, а не результат.

В это связи главный вызов 2017 года - сделать промышленную политику более технократичной. 

Все об итогах 2016 см. здесь.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

6375
просмотра
 
 
Загрузка...