Мурат Тагаев - предводитель индеек

Как продукция южноказахстанской «Ордабасы кус» смогла получить международное признание

Фото: Артём Орлянский

«Для птиц мы создали евроусловия, а на себя жалко деньги тратить», – говорит генеральный директор ТОО «Ордабасы кус» Мурат Тагаев, показывая свой офис. И он не кокетничает: контора (а это слово из советского лексикона более уместно в данном случае) находится в старом неказистом здании, затерянном в степях Ордабасинского района Южно-Казахстанской области. А индюки и индюшки, на которых специализируется «Ордабасы кус», выращиваются в условиях, отвечающих международным стандартам. «Мы получили сертификат системы менеджмента качества ISO 9000 и сертификат HACCP по безопасности пищевой продукции», – отмечает при случае Тагаев.

На ловца индюк бежит

Сама фраза «индюшатина из Южного Казахстана» звучит примерно так же, как «бананы из Якутии». Однако гендиректор «Ордабасы кус» не находит ничего удивительного в том, что он и еще четверо птицеводов, с которыми начинал, сделали ставку на индейководство. «Первый раз об этом заговорили еще в советское время, – утверждает Мурат Кулмырзаевич. – Тогда у нас работали фосфорный и свинцовый заводы, а индюшиное мясо имеет особенность очищать человеческий организм от шлаков. Чтобы поставлять индюшатину в заводские столовые, был запланирован проект по ее производству. Но произошел развал Советского Союза, и проект не реализовали. После же обретения суверенитета мы стали выезжать за рубеж и убеждаться, что это мясо полезно, задумываться о возрождении проекта».

На одной из выставок птицеводы ЮКО познакомились с представителями израильской компании MAD Developing Agricultural Projects Ltd, которая уже 30 лет оказывает услуги по строительству, поставкам технологий для производства индейки. «Я тогда был руководителем бройлерной фабрики в Шымкенте. Думал, модернизируем старые площадки, там будет производство, – вспоминает птицевод. – Но израильские партнеры посоветовали строить все новое, для чего выбрали место в Ордабасинском районе. Здесь рядом железная дорога, проходит трасса Западная Европа – Западный Китай, недалеко город, аэропорт – все логистические преимущества».

Первые инвестиции в 2006–2007 составили $100 тыс. из собственных средств Тагаева и партнеров (сейчас у ТОО «Ордабасы кус» два учредителя). Они тогда и не мечтали о масштабном производстве, о том, что птицекомплекс займет 202,6 га, что емкость птичников будет составлять 350 тыс. голов, выпуск продукции доведут до 7,5 тыс. тонн. Думали, построят два-три птичника, будут выпускать 500-600 тонн в год. «Но весной 2009 вышел указ президента о том, что для поддержки АПК в кризисный период на новые строения по переработке животноводческой продукции из Нацфонда выделяются деньги. Мы разработали бизнес-план, защитили его в сентябре, и началось финансирование через «КазАгроФинанс», – указывает на поворотный момент событий Тагаев и добавляет, что «Ордабасы кус» стало одним из первых предприятий, включенных в ГПФИИР.

Политика изоляции

Генеральный директор «Ордабасы кус» замечает, что тогда, в 2009, они взяли на себя очень рискованное обязательство: «За 18 месяцев нам надо было ввести в эксплуатацию комплекс, каких еще не строили в Казахстане. Хоть мы и птицеводы, но индейководство было для нас новой отраслью, нам надо было освоить новые технологии».

Компания с задачей справилась. Сейчас птицекомплекс «Ордабасы кус» состоит из шести крупных объектов: инкубатора, зоны подращивания молодняка, двух зон выращивания, комбикормового завода, убойного цеха с отделением глубокой переработки мяса и цеха переработки отходов. Практически у каждой зоны есть собственная инфраструктура – бесперебойный источник света, тепла, воды. К комплексу пришлось тянуть газопровод. В этом предприятию подсобил областной бюджет, ведь одновременно были газифицированы три села, расположенные по пути к объектам птицекомплекса.

В декабре 2010 года в птичниках появились первые индюшата. «Первый убой состоялся в марте 2011, с участием главы государства», – с гордостью вспоминает генеральный директор, отмечая, что интерес президента вполне объясним: производство высокотехнологичное, замкнутого цикла, подобных предприятий в СНГ только два – под Шымкентом и в одном из российских городов.

Производственный цикл начинается с инкубирования. В инкубаторе «Ордабасы кус» в день вылупляется 20–25 тыс. индюшат. Цыплят на спецтранспорте везут в зону подращивания. В трех птичниках молодняк держат 42 дня. Затем – очередной переезд, после которого индюки обретают свой «последний приют» в зоне доращивания. Там самок откармливают в течение 100 дней, самцов – 140. «Это специальная технология выращивания, мы взяли ее у израильских партнеров», – объясняет постоянную «переброску войск» Тагаев.

Технология предусматривает, чтобы объекты птицекомплекса располагались друг от друга на значительном расстоянии. У каждого объекта есть охрана, штат сотрудников, которые общаются с администрацией и другими отделениями только по электронной почте. На территорию, где расположены птичники, даже машины с кормом не заезжают: через забор загружают пневмокормушки. Индюкам корм и вода подаются автоматически, чтобы человек по минимуму контактировал с птицей. «В этом наше отличие от советских технологий: к птицам просто так не попадешь», – говорит птицевод с 35-летним стажем. Такие ограничения вводятся на случай эпидемии: если птица начнет болеть на одном объекте, на другие это не повлияет – всё изолировано.

Убойная сила

После того, как птица набирает нужный вес, её везут на мясокомбинат. Там цеха для убоя и разделки птицы, глубокой переработки мяса, переработки отходов буквально нафаршированы современной техникой. Тагаев ею любуется и по-отечески говорит рабочим: «Берегите эти машины! Это же мерседесы!». Учредители изучили весь мировой рынок, прежде чем купить автоматические поилки, пневмокормушки, камеры для копчения, оборудование для комбикормового завода и прочее. Все приобретенное – лучшие образцы современной инженерной мысли по оптимальным ценам, утверждает собеседник.

Фото: Артём Орлянский

Оборудование позволяет производить около 20 видов колбасно-сосисочных изделий (у западных производителей ассортимент превышает 100 наименований). 2011 был закончен с результатом 2,5 тыс. тонн, в 2012 вышли на проектную мощность в 4,8 тыс. тонн, в 2013 дали 5,2 тыс. тонн, в 2014 – 7,5 тыс. В этом году производство хотят довести до 8,1 тыс. тонн, а в перспективе – до 20 тыс. тонн.

«Общемировая тенденция такая: мясо индейки на 15–30% дешевле говядины, но на 15–25% дороже курятины. Мы выдерживаем разницу с курятиной в 8–10%, потому что еще не все знают о нашей продукции, и так привлекаем покупателей, – поясняет Тагаев. – Индюшатина – это единственный вид мяса, который не вызывает аллергии, она хорошо подходит для переработки, только из нее можно сделать колбасу без применения свинины. В мясе очень мало жира, а значит, минимум холестерина и много белка. А белок без жира способствует мышечному развитию. Поэтому его рекомендуют спортсменам. В бедре содержится очень много железа. Почему бы детям не потреблять нашу сосиску вместо привозной замороженной?»

Слова шефа подтверждает главный технолог: «Все натуральное». К слову, его пришлось везти с Украины: в Казахстане не оказалось человека, который бы разбирался во всех тонкостях производства индюшатины. Но все остальные специалисты – местные. В «Ордабасы кус» не боятся брать в штат выпускников институтов и колледжей. На предприятии они проходят «курс молодого бойца», толковым дают возможность сделать карьеру. «А иначе никак», – говорит Тагаев. Тех, у кого уже есть стаж, он отправляет учиться в магистратуру, повышать квалификацию на семинарах в Австрии, перенимать опыт на предприятиях других стран, например Литвы.

«Люди работают на совесть, – хвалит свой коллектив из более чем 400 человек собеседник. – Мы их в зарплате не ущемляем, хоть и работаем с минимальной рентабельностью в 5–6%». Фактически прибыль «Ордабасы кус» уходит на оплату кредитных средств, взятых у «КазАгроФинанса». «В 2009 году мы взяли 3 млрд тенге под 6% на семь лет, второй раз – в 2013 году 1,5 млрд на 12 лет. Обязательства выплачиваем согласно графику, из всех денег уже вернули больше 1 млрд тенге. Притом что в первый год оборот был около 750 млн тенге, в 2014 – 3,2 млрд тенге», – называет цифры Тагаев.

Цикл производства заканчивается переработкой отходов. Их доводят до порошкообразного состояния и используют для обогащения комбикорма, которым кормят… появившихся цыплят. Корм изготавливают на собственном заводе, который является еще одним предметом гордости гендиректора. Все процессы компьютеризированы, израильские партнеры могут в режиме онлайн следить за производством и в случае необходимости корректировать процесс. Каждый день завод выдает 80–100 тонн гранулированного комбикорма, которого хватает на то, чтобы в течение суток кормить птиц.

Для полного счастья не хватает лишь элеватора. «Комбикорм почти на 50% состоит из пшеницы, которую мы везем с севера Казахстана. Нам выгоднее покупать пшеницу во время сбора урожая, когда она стоит максимум 25 тенге за килограмм, и хранить у себя, чем зимой, когда она доходит до 50 тенге, – объясняет необходимость строительства зернохранилища бизнесмен. – Проект уже защитили. «КазАгроФинанс» выдаст нам лизинговое оборудование. В марте получим заключение госэкспертизы и будем строить. У нас есть расчеты: затраты на элеватор оправдаются».

Кроме того, в планах ТОО – начать самостоятельно заготавливать корма. «Если самому выращивать, то затраты уменьшатся, ведь 70% себестоимости составляют именно корма», – объясняет Тагаев.

Фото: Артём Орлянский

Ни шагу назад

Что касается продаж, то казахстанцы уже хорошо раскупают продукцию под торговой маркой «Дәмдi ет»: Шымкент потребляет более 1 тыс. тонн в год, Астана – 1 тыс. тонн, Алматы – почти 2 тыс. «Наша цель – сформировать культуру потребления мяса индейки у наших граждан, дать им возможность выбора. На каждого человека в год у нас приходится 14 кг курятины, а индейки всего 300 г, тогда как в странах Европы человек потребляет 10 кг мяса индейки, в Израиле – 15 кг, в Америке и того более. Если казахстанцы будут потреблять 2 кг индейки в год, нам нужно будет производить 30–34 тыс. тонн. Считаем это возможным», – говорит собеседник Forbes Kazakhstan.

Продвигать свою продукцию он хочет не только за счет участия в ярмарках и размещения рекламы, но и путем участия в тендерах, предлагая мясо образовательным учреждениям, структурам Мин­обороны, стабфондам и прочим. Бизнесмен объясняет, что в номенклатуре госзакупок значится или мясо птицы, или окорочка.

Индюшатина изначально проигрывает по цене курятине. Поэтому Тагаев сейчас работает с местными акиматами, НПП, профильными министерствами, чтобы те помогли внести в номенклатуру мясо индейки отдельной строкой.

Кроме того, для развития торговли нужны автодороги. Глава компании надеется, что «лучевые соединения» внутри страны появятся после реализации программы «Нурлы жол». А там, глядишь, можно будет активнее осваивать соседние рынки. «В 2011 сразу несколько российских дистрибьюторских компаний вышли на нас. В итоге «Дәмдi ет» узнали в Москве, Новосибирске, Челябинске, – рассказывает Тагаев. – 30% нашей продукции шло на экспорт в Россию. Но в январе пришлось остановить отгрузку, потому что из-за удешевления рубля наша продукция стала стоить почти в 2 раза дороже российской».

Тем не менее в феврале «Ордабасы кус» возобновила поставки в соседнюю страну: Тагаев не хочет терять этот рынок. Во-первых, он насыщен только курятиной, поэтому производителям изделий из мяса утки, гуся, индейки есть куда расти. Во-вторых, там предприятие учится конкурировать с мировыми производителями. В-третьих, благодаря представленности на московском рынке о «Дәмдi ет» узнали в Европе и США. «Мы стали победителями в нескольких номинациях на конкурсах во Франции и Швейцарии. Взяли приз на конкурсе USAID «Лучший экспортер Центральной Азии – 2013» и главный приз в номинации «Предприятие с лучшей системой качества» российского конкурса «Нациндейка-2013», – перечисляет Тагаев. – В декабре прошлого года получили сертификат ESQR (Европейское общество исследований качества) в номинации Gold Category, потому что качество нашей индейки было признано лучшим».

По словам Мурата Тагаева, в правительстве ему пообещали помочь остаться на российском рынке через субсидирование или удешевление кормов. «Фуражный корм стоит 35 тенге, а нам его хотят отпускать по 30 тенге через «Продкорпорацию». Если удешевить на 5–7 тенге, то, конечно, будет заметная экономия», – говорит глава «Ордабасы кус». Когда именно придет помощь, пока неизвестно. Но он настроен оптимистично: «План у нас имеется, надеюсь, все будет нормально».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10889 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
11 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить