Новый порядок. Как Азия стала доминировать в главных секторах экономики

Долгие годы западные наблюдатели и СМИ рассуждали о росте Азии с точки зрения ее огромного потенциала. Однако ждать, когда поднимется регион, больше не надо, считают аналитики McKinsey. Вопрос скорее в том, каким лидером он станет

ФОТО: © Depositphotos.com/imagex

 

Обобщить Азию при этом не так-то просто. Здесь присутствует множество языков, этнических групп и религий. Варьируются формы правления и экономические системы. Годовой доход на душу населения колеблется от $849 в Непале до $57 714 в Сингапуре. Встречаются древние руины и сверхскоростные пассажирские поезда, фермерские деревни и небоскребы.

Но объединяет эти разнообразные страны рост ключевых экономических и социальных показателей. В 2000 году на долю Азии приходилось чуть менее одной трети мирового ВВП (по паритету покупательной способности), а к 2040 году этот показатель достигнет 50%. Увеличиваются в регионе также продолжительность жизни и уровень грамотности населения.

По мнению McKinsey, особенно заметно влияние Азии в четырех ключевых областях.

Торговля

Последние 10 лет мировой объем производства неизменно рос, но доля товаров, продаваемых через границы, сократилась на 5,6%. Способствовало этому бурное экономическое развитие Китая, Индии и других стран Азии с формирующимися рынками. По мере роста потребления большая часть производимого в этих странах стала продаваться на внутренних рынках, а не экспортироваться на Запад. С 2007 по 2017 Китай почти утроил производство трудоемких товаров – с $3,1 трлн до 8,8 трлн, в то же время сократилась доля экспорта валовой продукции – с 15,5 до 8,3%. Плюс более локализованными стали цепочки поставок, так как для компаний важна скорость выхода продукта на рынок.

Из-за своего разнообразия и географического охвата Азия не является и, вероятно, никогда не будет такой же тесно интегрированной торговой организацией, как ЕС или НАФТА. Несмотря на это, торговые связи и сотрудничество углубляются – 52% азиатской торговли является внутрирегиональной, по сравнению с 41% в Северной Америке. Всестороннее региональное экономическое партнерство (новое соглашение о свободной торговле в Азии) охватывает 16 стран, включая Китай, Японию, Индию и Вьетнам.

Вопреки расхожему мнению конкурентоспособность региона больше не заключается в дешевой рабочей силе. Только 18% мировой торговли товарами сегодня включает экспорт из стран с низкой зарплатой в страны с высокой. Инфраструктура, навыки рабочей силы и инновации имеют решающее значение в предстоящее десятилетие. Более того, реальной связующей нитью мировой экономики стали услуги, торговля которыми растет на 60% быстрее, чем торговля товарами (а в Азии – в 1,7 раза быстрее, чем в остальном мире).

Корпорации

В рейтинге Fortune Global 500 за 2018 год 210 компаний были азиатскими. Если в 1997 на регион приходилось лишь 36% из 5000 крупнейших мировых фирм, то к 2017-му эта доля достигла 43%. Наилучшая динамика у Китая, но в списке теперь представлены Филиппины, Вьетнам, Бангладеш и Казахстан. Азиатские компании стали лидерами мирового рынка не только в промышленном и автомобильном секторах, но и в таких областях, как технологии, финансы и логистика.

В Азии огромный вес имеют конгломераты и компании, принадлежащие государству или влиятельным семьям. Больше половины китайских компаний из Fortune 500, например, находятся в госсобственности. В Южной Корее на семейные финансово-промышленные группы – «чеболи» приходится половина стоимости фондового рынка. В Японии распространены похожие группы – «кэйрэцу», в состав которых входят все крупные автопроизводители. В Индии только в шести крупнейших конгломератах работают более 2 млн человек.

Фирмы с такой формой правления (когда имеется контролирующий акционер) имеют преимущество над распространенными на Западе публичными компаниями в том, что могут сосредоточиться на долгосрочном росте. Публичные компании должны отчитываться перед акционерами каждый квартал и больше ориентированы на максимизацию прибыли в краткосрочной перспективе.

Однако, как и на Западе, распределение прибыли неравномерно. Так называемых компаний-суперзвезд (с годовым доходом более $1 млрд, сильно лидирующих на рынке) в Азии в 90-х годах было 15% от общемирового количества, а сейчас 30%. Большинство из них из Китая, Индии, Японии и Кореи. С 2005 по 2007 год экономическая прибыль, полученная 20% ведущих азиатских фирм, увеличилась на 57% (против 33% в Северной Америке). Доходы «суперзвезд» региона в 7 раз выше среднего показателя их коллег по рынку, а рентабельность инвестированного капитала в 2,2 раза больше.

Инновации

Китай, Япония, Южная Корея и Сингапур являются одними из самых развитых цифровых стран мира. Китай вступил в эти ряды с поразительной скоростью. За 10 лет его доля стоимости глобальных транзакций электронной коммерции выросла с 1% до более чем 40%. Проникновение мобильных платежей среди китайских интернет-пользователей увеличилось с 25% в 2013 году до 68% в 2016-м.

В настоящее время Китай занимает второе место после США по объему инвестиций в стартапы. С 2014 по 2016 страна предоставила чуть менее 20% мирового венчурного капитала. В целом на Азию сейчас приходится почти половина мировых инвестиций. Регион входит в число ведущих источников и направлений венчурного капитала в таких областях, как виртуальная реальность, автономные транспортные средства, 3D-печать, робототехника, беспилотники и искусственный интеллект. По состоянию на апрель этого года в Азии находилось 119 из 331 компании-единорога (91 – в Китае, 13 – в Индии, шесть – в Южной Корее, четыре – в Индонезии). Для сравнения: в США их 161, в Великобритании – 16, в Германии – девять.

Кроме того, в Азии проживает половина (2,2 млрд) интернет-пользователей мира. Их число в одной только Индии почти удвоилось с 2014 года до 560 млн человек. Использование мобильных данных в стране растет на 152% ежегодно – в 2 раза выше, чем в США.

Следующий этап пути для стран региона – выйти за рамки потребительского использования и стимулировать более широкое внедрение цифровых инструментов в традиционных секторах, от сельского хозяйства до здравоохранения.

Потребление

В последние 20 лет резко сократилась глобальная бедность – около 1,2 млрд человек были переведены в класс потребителей. Это одна из величайших экономических историй успеха, и произошла она во многом за счет Азии.

В Юго-Восточной Азии всего несколько лет назад в классе потребителей было около 80 млн домохозяйств. Эта цифра должна удвоиться к 2030 году. Азиатский средний класс скоро достигнет 3 млрд человек, и к 2030 году на регион будет приходиться половина роста потребления.

Самая поразительная динамика – в Китае. Там население трудоспособного возраста является одной из ключевых демографических групп в мире, и к 2030 году на нее, возможно, будет приходиться 12 центов от $1 мирового потребления в городах. В 2018 году менее 30 млн китайских потребителей были ответственны за треть мировых расходов на предметы роскоши.

Пожилые люди в регионе к 2030 году будут стимулировать 15% роста мирового потребления (плюс $660 млрд). А поколения Y и Z начинают проявлять интерес к отечественным производителям, хотя издавна считалось, что в Азии любят иностранные бренды.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6884 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
экс-председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить