Лежачий камень: в чём проблема развития казахстанского нефтегазового машиностроения

Как заказчики наряду с правительством пытаются развивать отечественное машиностроение и с какими проблемами сталкиваются на пути реализации поддерживающих мер

ФОТО: zms.kz

26 июля 2019 правительство Казахстана утвердило Дорожную карту по развитию машиностроения на 2019-2024 годы, состоящую из 57 пунктов, за исполнение которых ответственны государственные органы. Профильные министерства индустрии и энергетики в свою очередь разработали отдельный план мероприятий по развитию нефтегазового машиностроения.

Главы профильных ведомств уже доложились о радужных перспективах развития машиностроения и растущем рынке спроса на машиностроительную продукцию премьер-министру Аскару Мамину 17 июня на совещании в Атырау. Отечественные машиностроительные предприятия в свою очередь жаловались на отсутствие заказов со стороны трёх крупных нефтегазовых операторов: ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), «Норт Каспиан Оперейтинг Компани» (НКОК) и «Карачаганак петролеум оперейтинг» (КПО).

Тогда в ходе совещания крупные нефтегазовые операторы сообщили, что они прекрасно знакомы с производственными мощностями отечественных машиностроителей, и на сегодняшний день более 50 машиностроителей имеют контракты с ТШО, 25 казахстанских машиностроителей уже поставляют на Карачаганакский проект сосуды, теплообменники, алмазные буровые долота, металлоконструкции, трансформаторы и прочую товарную номенклатуру на сумму более $165 млн, а НКОК размещает крупные заказы на сосуды, ёмкости и клапаны отечественного производства.

При этом член правления Союза машиностроителей Казахстана Павел Беклемишев считает, что машиностроительная отрасль находится в стагнации. Да, премьер-министр РК Аскар Мамин утвердил Дорожную карту по развитию машиностроения, отметил он, но комплексный план не содержит в себе конкретных действенных мер. При этом, говоря о машиностроении в нефтепромышленной отрасли, Павел Беклемишев подчеркнул: на рынок нефтегазового машиностроения есть долгосрочный устойчивый спрос.

Так что же происходит на самом рынке, где идёт реализация крупных проектов, таких как Проект будущего расширения ТШО (ПБР), Карачаганакского месторождения по поддержке полки добычи, «Фазы 2» проекта Кашаган? Как выяснилось, здесь наблюдается рост спроса на продукцию машиностроения, необходимую для этих проектов.

Тогда возникает вопрос – что отечественные машиностроители предпринимают для того, чтобы не остаться в стороне от денежного дождя, «льющегося» над крупными нефтегазовыми проектами?

Отечественные машиностроители давно сетуют, что для долгосрочного планирования и своевременной подготовки к запуску производства новой продукции для нефтегазовых заказчиков им не хватает информации по долгосрочным потребностям нефтяников. Однако ещё в 2014 ТОО «Тенгизшевройл» опубликовало на своем сайте всю техническую спецификацию по ПБР на несколько миллиардов долларов, а ежегодно все нефтегазовые компании загружают на специальный сайт Министерства энергетики краткосрочные и долгосрочные планы закупа товаров и услуг, которые оседают в недрах ИАЦНГ, подразделения Министерства энергетики. Дополнительно в апреле этого года все крупные операторы передали информацию обо всех своих потребностях Союзу машиностроителей Казахстана и машиностроительным заводам.

Более того, из данных Министерства энергетики следует, что доля казахстанских товаров в закупках трёх крупных недропользователей составляет 19 млрд тенге ($50 млн), согласно сертификатам CT-KZ. Необходимо отметить, что данные цифры не включают в себя оборудования и материалы, закупаемые строительными или EPC-подрядчиками нефтегазовых операторов.

Так, к примеру,  КПО, оператор Карачаганакского месторождения, взаимодействует с машиностроительными предприятиями ЗКО. В рамках реализации национального подкластера ГПИИР и Меморандума о развитии нефтегазового машиностроительного кластера ЗКО между КПО, акиматом ЗКО и консорциумом «Машзавод», в мае 2019 подписано 8 контрактов, направленных на освоение производства машиностроительной продукции в Казахстане.  Также КПО, решив предоставить раннюю возможность казахстанским производителям, в 2018-2019 провело 4 ранних тендера, направленных на освоение производства в Казахстане товаров регулярного спроса (фланцев, уплотнительных прокладок, крепёжных материалов, технологических фильтров), которые ранее импортировались. При этом многие казахстанские производители не проявили заинтересованности в освоении производства, казалось бы, относительно простых товаров, хотя это могло бы обеспечить их загрузку на 5 лет.

В октябре 2018 компания НКОК заключила контракт на поставку более 200 единиц шаровых клапанов с «Бемер Арматура» (Караганда), которые были успешно установлены в ходе планово-предупредительных работ, проведённых в апреле этого года. Также КПО разместила пробный заказ на шаровые клапаны того же казахстанского производителя, а компания ТШО намерена разместить пробный заказ на данную категорию продукции у карагандинского производителя.

Помимо этого, операторами отдельно проводится работа по предъявлению требования «Сделай в Казахстане», когда иностранные компаний обязаны изготовить машиностроительную продукцию в обмен на контракты. К примеру, таким образом, по требованию КПО, компания «Тенарис» инвестировала и запустила завод по нарезке обсадных труб и насосно-компрессорных труб стоимостью $40 млн в Актау. Сейчас это продукция востребована и на тенгизском проекте, а после размещения заказа КПО компания «Шнейдер электрик» изготавливает 5 модульных подстанций в Казахстане стоимостью $11 млн. ТШО также поддержала инициативу, разместив заказ на 2 модульные подстанции с аналогичным требованием «Сделай в Казахстане». Таким образом операторы следят за каждым успешным случаем локализации друг у друга и размещают заказы у уже проверенных производителей.

Пять причин неконкурентности казахстанских товаров

Действительно ли казахстанские товары настолько неконкурентные, что недропользователи вынуждены закупать иностранную продукцию, а не казахстанскую?

Анализ, проведённый консалтинговой компанией Center for Strategic Initiatives (CSI), определил несколько причин неконкурентоспособности продукции отечественного машиностроения. Первая причина - низкое качество из-за несоответствия требованиям и техническим стандартам нефтяных операторов. Проблема в том, что на местном рынке слишком низкая конкуренция, отечественным предприятиям попросту нет смысла искать и бороться за новых заказчиков, вводить новые технологии и работать над качеством. Нежелание развиваться «подогревает» и оказываемая государством поддержка локальных товаропроизводителей, которая обеспечивает местному бизнесу некую подушку безопасности. Зная, что операторы будут давать преференции местной продукции, отечественные компании прилагают минимум усилий для улучшения качества производимых товаров. Как следствие, низкое качество выпускаемой казахстанской продукции в итоге приводит к увеличению расходов нефтегазовых операторов, так как это вынуждает их выделять дополнительные средства на ремонт или замену некачественного оборудования.

Вторая причина - зачастую казахстанские производители не имеют международных сертификаций, более того, не заинтересованы в их изучении и внедрении на производстве, так как на заводах и даже в профильном машиностроительном союзе нет технических специалистов, владеющих английским языком. Та же КПО в 2017 столкнулась с тем, что 6 из 8 казахстанских машиностроительных заводов, приглашённых на безвозмездное обучение и сертификацию на изготовление и ремонт сосудов под давлением по стандарту American Society of Mechanical Engineers (ASME), отказались от участия.

Известно, что существует различие между нашими стандартами качества и международными, и местные товары соответствуют только казахстанским стандартам качества. Поэтому нефтегазовые операторы не готовы рассматривать свои производственные объекты с высоким давлением и содержанием сероводорода как испытательной полигон для продукции без международной спецификации, без проверенных временем сертифицированных импортных материалов и комплектующих, которые имеют подтверждение надёжности и длительного срока службы. Казахстанские заводы в свою очередь не готовы закупать иностранное сырьё и комплектующие (в Казахстане нет производства листового коррозийностойкого металла, в том числе плакированного) ввиду необходимости ведения переговоров с иностранными производителями и их более высокой стоимости относительно более привычных российских или китайских.

Третья причина — это отсутствие доверия местным поставщикам со стороны нефтегазовых операторов. Нередки случаи, когда местные производители опаздывают с изготовлением оборудования, бывали задержки и на год. Любая задержка влияет на график работ и может привести к остановке производственного процесса, что в свою очередь влечёт издержки уже для нефтедобывающей компании в целом. Один день простоя у крупных операторов обходится как минимум в $15 млн. Получается, недропользователи попросту не хотят рисковать и терять деньги. К слову, нефтегазовые операторы неохотно делятся информацией о тех производителях, которые их подвели, предпочитая не выносить сор из избы и просто не рассматривают таких  производителей в будущих закупках.

Принимая во внимание, что нефть, добываемая на крупных проектах, высокосернистая и агрессивно коррозийная, нефтегазовые операторы предъявляют высокие требования к качеству закупаемой продукции, что не каждый из отечественных машиностроителей способен выдержать. Очевидно, что заказчики не заинтересованы в частой замене оборудования.  

Четвёртая причина – отсутствие навыков ведения бизнеса и скудные навыки подготовки тендерной документации. Часто в казахстанских предприятиях читают письма-запросы со стороны потенциальных заказчиков только после того, как потенциальный заказчик позвонит и попросит ответить на электронное письмо. Подготовка случайными или неопытными специалистами ответов на вопросы рыночных исследований или тендерных предложений низкого качества автоматически лишает предприятие шанса получить заказ, иногда довольно крупный.

Пятая причина – многие руководители и менеджмент заводов, особенно наследники советского машиностроения, обычно бывших оборонных предприятий, так называемые красные директора не хотят связываться с модернизацией, выбиванием средств у акционеров, привлечением иностранных технологий. Проще обратиться в местные исполнительные органы или правительство и пожаловаться на отсутствие заказов у «уникального предприятия», что позволяет им получить гособоронзаказ (ГОЗ) или заказ от квазигосударственного сектора, к примеру от дочек КазМунайГаза или КТЖ, как предприятий, входящих в холдинг «Самрук-Казына». 

Конечно, далеко не все казахстанские производители работают плохо и некачественно. Есть и успешные казахстанские машиностроители, с частным капиталом, которые стараются, вкладываются в своё развитие и модернизацию, проходят международную сертификацию, понимают и разговаривают с заказчиками на одном языке и получают заказы. Такие предприятия, как «Атыраунефтемаш», «Жигермунайсервис», «Казцентроэлектропровод», «Карасайский машиностроительный завод», группа Allageum Electric («Уральский трансформаторный завод», «Кентауский трансформаторный завод»), «Имсталькон», Centech и иные отечественные предприятия, где во главе стоят квалифицированные менеджеры, конкурентны и имеют долгосрочные контракты с нефтегазовыми операторами. Также довольно комфортно чувствуют себя с заказами машиностроительные предприятия с иностранным участием, такие как «Ерсай», «ККОИ», Sewon Vertex, Tenaris, KMG automation, резиденты Аксайского индустриального парка (Sferova, FAI Kazakhstan, FAD Kazakhstan, Tematech и другие).

К слову, 4 из 9 казахстанских машиностроительных предприятий, сертифицированных по стандарту ASME на изготовление и ремонт сосудов под давлением, были профинансированы крупными недропользователями – НКОК и КПО. Только в течение 2018 года компания НКОК организовала 104 курса обучения, на которых было обучено более тысячи казахстанских технических специалистов, для совершенствования своей профессиональной базы и выполнения требований международных стандартов, правил и строгих отраслевых норм. А ТШО в сотрудничестве с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) оказала содействие в обеспечении технических сертификатов и сертификатов качества 27 компаниям. За тот же период КПО инвестировала в обучение 20 казахстанских компаний по управлению проектами по стандарту IPMA или сертификацию ISO 9001, 18001 и 28001.

В принципе, казахстанских машиностроителей можно разделить на две категории: новые предприятия с частным капиталом, которые вкладываются в свое развитие и модернизацию, проходят международную сертификацию, понимают заказчиков и получают заказы, и наследников советского машиностроения, которые считают, что недропользователи просто обязаны загрузить их предприятия, пытаются получить заказы путём публичных выступлений и писем-обращений в правительство или местные исполнительные органы.

Потребность нефтегазовых компаний в продукции машиностроения будет только расти, принимая во внимание планы операторов в реализации «Фазы 2» месторождения Кашаган или этапа 1 Проекта расширения Карачаганака. Существует постоянный спрос на продукцию, нужную для ежедневного применения, а обеспечивать его особо некому.

Очевидно, что после полноценного вступления Казахстана в ВТО наследники советского машиностроения, руководство которых упустило время для трансформации и модернизации, канут в Лету. Наверное, для всех заинтересованных машиностроительных предприятий, особенно бывших советских заводов-гигантов и предприятий из квазигосударственного сектора, необходима хорошая встряска. Правительству следует провести независимый аудит на их соответствие требованиям конечных заказчиков, то есть нефтегазовых операторов, и проверить их готовность к освоению нефтегазовой продукции, принять кадровые решения, после чего предоставить долгосрочные кредиты на модернизацию и жёстко контролировать их трансформацию в современное производство.

Также целесообразно поддерживать небольшие производства комплектующих и растущие предприятия с частным или иностранным капиталом путём освобождения от налоговых и таможенных пошлин сырья и станков. Только тогда казахстанская машиностроительная индустрия сможет удовлетворить потребности крупных нефтегазовых операторов. Иначе односторонний подход, требующий от нефтяников гарантированных заказов, дорожные карты по развитию машиностроения, различные планы мероприятий так и останутся на бумаге, ведь, как известно, под лежащий камень отечественного машиностроения вода не потечет.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5742 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
экс-председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить