Крымбек Кушербаев: Время поиска новых решений

Своё мнение о ситуации на мировых рынках, ценах на нефть, девальвации тенге и перспективах развития Казахстана в сложных экономических условиях высказал в эксклюзивном интервью Forbes.kz аким Кызылординской области, доктор политических наук Крымбек Кушербаев

Крымбек Кушербаев.

Не стоит ждать высоких цен на нефть

F: Крымбек Елеуович, вы являетесь одним из «тяжеловесов» на политическом поле нашей страны, одним из самых опытных акимов. Как вы оцениваете сегодняшнюю экономическую ситуацию? И насколько сильно происходящее затрагивает возглавляемый вами регион?

- Весь драматизм сегодняшней ситуации обусловлен падением цен на основные экспортные товары Казахстана, прежде всего, на нефть и металлы.

Многие годы мы были жертвами того, что по-английски называется windfall profits (непредвиденная прибыль от углеводородов). С одной стороны, это было благом для нашей страны, поскольку позволяло развиваться и создавать резервы. С другой – не способствовало диверсификации экономики.

Многие специалисты давно прогнозируют исчерпание запасов нефти. Я бы согласился с теми экспертами, которые считают, что в обозримой перспективе этого не произойдёт. Может кончиться дешёвая нефть. Но дорогой нефти в мире хватит очень надолго.

Проблема в другом. По данным Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, на пороге 2035-2040 годов возможно падение спроса на углеводороды. И это еще один серьёзный вызов. Особенно для стран с большой долей нефтедобывающей отрасли в своих экономиках, к которым относится и Казахстан.

В начале 2015 в своем интервью министр нефти Саудовской Аравии шейх Ахмед Заки Ямани сказал замечательную фразу: «Каменный век кончился не потому, что кончились камни, и нефтяной век кончится не потому, что кончится нефть».  

Нефтяные компании сократили свои инвестиционные бюджеты – и на текущий год, и на последующие годы. А это означает сокращение на разведку. Существующие объекты будут продолжать производить [нефть]. Но тот факт, что они сократили капитальные расходы, означает, что в будущем у них не будет дополнительного производства.

Один эксперт на вопрос о том, когда будет хорошо с ценами на нефть, очень уверенно ответил: «Хорошо уже было». И вряд ли цена на нефть вернется к отметке в $100 за баррель.

Биржевой кризис в Китае, обернувшийся 24 августа (в «черный» понедельник) обвалом биржевых индексов и котировок во всем мире, не добавляет оптимизма.

Что же тогда может стать драйвером экономического роста для нашей экономики? Конечно, индустриализация, основанная на диверсификации. Именно ее глава государства определил, как одно из направлений 5 институциональных реформ.

F: И все-таки, насколько сильно всё это затрагивает Кызылординскую область?

- Я бы сказал, сильно. Во-первых, потому, что в структуре региональной экономики явно доминирует нефтедобыча. Во-вторых, потому, что, кроме падения цен на нефть, у нас происходит ещё и плановое сокращение объёмов добычи, связанное с истощением запасов.

Хорошо, что правительство планирует развивать ресурсную базу через активное проведение геологоразведки. Для Кызылординской области, как и для всей страны, это значительный резерв роста экономики. Хотя и не самый лучший. Однако в складывающихся экономических условиях и он должен быть задействован. Как и возможности внутреннего рынка. Поэтому работа по дальнейшему увеличению казахстанского содержания останется одним из приоритетных направлений.

До снижения цен на углеводороды предприятия региона ежегодно перечисляли в государственную казну до 600 млрд тенге (основная часть, конечно, поступала от недропользователей), из которых только треть расходовались на нужды области.

В этом контексте считали бы целесообразным предоставление большей финансовой самостоятельности регионам под ответственность местных властей. Это стало бы хорошим экономическим стимулом для развития территорий и всей экономики в целом.

F: Как вы справляетесь с возникающими проблемами?

- После изучения ресурсного потенциала региона основным стратегическим направлением развития региональной экономики, определена металлургия.

Как известно, это достаточно трудозатратное производство, а значит, его развитие позволит создать значительное число рабочих мест и расширить налоговую базу региона.

По поручению главы государства правительством совместно с АО «Тау-Кен Самрук» реализуется проект расширения свинцово-цинкового месторождения «Шалкия». Скоро здесь начнется строительство горнообогатительного комбината, а затем и гидрометаллургического завода.

ТОО «Фирма Балауса» уже получены первые тонны казахстанского метаванадата аммония, который используется для производства пятиокиси ванадия высокой очистки.

Сейчас компания работает над отработкой технологических режимов для комплексного использования ванадиеносной руды с целью получения целого спектра продукции, помимо метаванадата аммония: алюмокалиевых квасцов, углерод-кремниевого композита для использования в качестве флюса в производстве ферросилиция, молибденового концентрата, а в перспективе – и концентрата редкоземельных элементов.

Будем строить ферросплавный завод, который будет выпускать низкоаллюминиевый ферросилиций, дефицитный на мировых рынках.

Второй год мы ведем целенаправленную работу по подготовке в лучших университетах и колледжах квалифицированных кадров для будущих металлургических предприятий.

Наряду с этим ведется строительство стекольного завода, начата реализация проектов по выпуску кальцинированной соды (ТОО «Арал сода»), по строительству (совместно с китайскими партнерами) цементного завода. Реализуется проект расширения производства на «Арал Туз», развивается рыбопереработка.

Эти проекты позволяют нам обеспечивать неплохой рост обрабатывающего сектора. К примеру, за первое полугодие текущего года – на 17,2%. А в целом за последние 3 года объемы производства в обрабатывающей отрасли увеличились на 62%, что свидетельствует о реальной диверсификации экономики даже на фоне сжатия объемов нефтяного сектора в связи с падением цен на углеводороды.

Макровнимание – на микробизнес

F: Какие меры, кроме развития промышленного сектора, на ваш взгляд, являются наиболее важными с точки зрения диверсификации казахстанской экономики и снижения зависимости от сырьевых отраслей?

- Это меры по формированию среднего класса. И не только с точки зрения диверсификации, но и в плане обеспечения устойчивости общества.

В настоящее время третья часть экономически активного населения нашей страны – это самозанятые. Здесь и нормальная продуктивная занятость, и латентная безработица, и нелегальная занятость. Необходимо вовлечь в экономический оборот большинство этих людей.

При этом большая часть существующих мер государственной поддержки направлена на развитие уже состоявшегося малого и среднего бизнеса. Тогда как значительная часть населения (по нашим оценкам, порядка 2 млн человек) ментально и с точки зрения имеющихся компетенций готовы заняться бизнесом. Но у них нет для этого средств.

При этом создание микробизнеса является первым шагом к развитию предпринимательства как основы среднего класса.

Как известно, микробизнес представлен в основном индивидуальными предприятиями. Распределение государственной поддержки по различным программам осуществляется в целом. Получается, что микробизнес, как правило, остается в стороне, фактически никогда не участвует в этих госпрограммах. У него просто нет для этого возможностей: к примеру, ИП, в отличие от ТОО, не могут предоставить в банки гарантии, не говоря о залоговом обеспечении.

В этой связи многие люди так и не могут создать свой бизнес. Для государства это самая настоящая упущенная выгода.

Поэтому убеждён, что к этой категории фактически только зарождающегося бизнеса нужен особый подход. Эффективным инструментом формирования микробизнеса является микрокредитование. Было бы хорошо его расширить. И, кроме того, разработать дополнительные меры поддержки микробизнеса.

На его создание и развитие не надо так много времени, как на реализацию крупных промышленных проектов, а значит, это может дать быстрый эффект, что в нынешней ситуации очень важно. Конечно, это не обеспечит значительного роста производительности труда, но будет способствовать решению проблемы занятости населения и диверсификации экономики.

В этом плане интересен опыт Польши. Структура польской экономики такова, что половину ВВП страны производят микропредприятия, а также малый и средний бизнес. Причем из этих 50% около половины приходится именно на микробизнес – предприятия, в которых трудится до девяти человек. Эти предприятия очень гибкие, они быстро подстраиваются под изменение рыночной среды, могут быстро менять профиль производства и рынки.

Кстати, в Польше микробизнес выделен в отдельную категорию, и это прописано в законодательстве.

Мир ищет новые решения

F: Крымбек Елеуович, в 2003-2005 вы являлись Чрезвычайным и Полномочным Послом Казахстана  в России. Именно в это время начиналась работа по интеграции Белоруссии, Казахстана и России. Сегодня функционируют не только Таможенный союз, но и ЕАЭС. С учетом негативного влияния внешних неблагоприятных факторов, а также членства Казахстана в ЕАЭС и вступления в ВТО существуют ли, на ваш взгляд, риски, способные ухудшить состояние экономики РК?

- Существуют. Во-первых, это низкая конкурентоспособность большинства наших компаний. Понятно, что основной причиной этого является технологическая отсталость производства. Но во многом это обусловлено и неконкурентоспособностью трудовых ресурсов. Поэтому наряду с мерами, предпринимаемыми государством по технологическому развитию экономики, нам необходимо точечно готовить сильные кадры для приоритетных отраслей и производств.

Во-вторых, как оказалось, есть риск принятия самостоятельных экономических решений нашими партнерами по ЕАЭС, входящих в сферу наших общих интересов.

Для нас было удивительно введение антисанкций Россией. Без соответствующих консультаций Казахстану и  Беларуси пришлось подстраиваться под действия России.

Для всех стран, входящих в Таможенный союз, интеграция является стратегическим вопросом, и хочется надеяться, что все достигнутые договоренности будут выполняться. Мы вместе должны искать пути выхода из той ситуации, в которую нас ставит жизнь.

Ныне живущему поколению пришлось столкнуться с кризисом миропорядка, необходимостью поиска новых моделей экономического роста. И то, что правительства многих стран достаточно часто меняют экономическую политику, – отнюдь не «шараханье из стороны в сторону». Это поиск новых решений в кардинально изменившихся условиях новой экономической реальности. Изменившихся настолько, что не работают многие экономические законы, даже такие незыблемые постулаты экономической науки, как «невидимая рука рынка» Адама Смита, ставшие научной классикой теории Джона Кейнса и Милтона Фридмана. Понятно, что появятся новые. Ведь наука не стоит на месте.                                   

Однако, сейчас весь мир (не только Китай) находится в поисках «новой нормальности». Правда, основана она будет уже не на общих ценностях, а на балансе интересов. Будет баланс интересов - будет доверие и стран, и лидеров, и людей, и коалиций.

Что касается Казахстана, то, безусловно, искомая модель должна быть связана со структурными и институциональными изменениями, качеством трудовых ресурсов, новыми технологиями. Если нам удастся найти эту модель, то мы сможем развиваться дальше.

В этом плане меры, одобренные главой государства, предусматривают укрепление роли рыночных механизмов в экономическом развитии страны, повышение эффективности реального сектора экономики путем углубления переработки и встраивания в глобальные цепочки производства в тех секторах, которые у нас имеют конкурентные преимущества, прежде всего - экспортный потенциал.

Важным шагом является и решение о привлечении транснациональных компаний и иностранных инвесторов на условиях гарантирования рынков сбыта и трансферта технологий.

На личном контроле президента находится работа по вхождению Казахстана в число 30 наиболее развитых стран мира. И здесь у нас есть явное преимущество - мы «молодая» нация!

Как мы знаем,  в прошлом году была утверждена «Страновая программа ОЭСР по Казахстану». А в 2016-2017 будет проведена работа по внедрению стандартов стран ОЭСР в целях улучшения инвестиционного климата.

То, что уже в этом году планируется расширить перечень приоритетных видов деятельности и снизить минимальный порог для предоставления преференций, позволит оказать хорошую поддержку большему числу наших предприятий.

То есть государство постоянно оказывает серьезную поддержку бизнесу и вправе рассчитывать на то, что направленные на эти цели ресурсы будут эффективно использованы для производства конкурентной продукции и выхода на мировые рынки.

Своевременным является решение об ограничении сфер государственной предпринимательской деятельности. У нас слишком большой квазигосударственный сектор. А разве может бизнес конкурировать с государством?!

Глава государства предлагает изучать опыт Великобритании и Сингапура, где во время правления Маргарет Тэтчер и Ли Куан Ю целые секторы экономики передавались бизнесу на длительный срок. При этом главным инструментом развития Сингапура стало создание максимально комфортных условий для ведения бизнеса.

Кризис надо просто пережить

F: Недавно Национальный банк провел вторую за последние годы девальвацию тенге. Как вы оцениваете последствия этого шага?

- Проведение девальвации было необходимым решением для корректировки внешнеэкономических дисбалансов и адаптации к более низким ценам на нефть. Хорошо, что действует ограничение, запрещающее обменным пунктам устанавливать разницу между покупкой и продажей доллара больше, чем в 2 тенге. Это исключило саму возможность спекуляций.

Некоторые экономисты считают, что имеет смысл отказаться и от жёсткого регулирования цен. Наверное, за исключением социально значимых товаров. Это повлечёт рост инфляции, но позволит оздоровить экономику.

Кстати, по курсу на 25 августа 2015 девальвация казахстанской валюты с начала года составила 19,9%, тогда как российского рубля (за этот же период) – 25,8%. Многие другие страны тоже девальвируют свою валюту, чтобы поддержать экономику. Поэтому прошедшая у нас девальвация не является чем-то из ряда вон выходящим и не должна вызывать никакого ажиотажа. Это стандартная мера поддержки экспортёров и государственного бюджета в периоды ухудшения экономической ситуации.

F: Крымбек Елеуович, наверное, к нынешней ситуации больше всего подходит понятие «неопределенность». Вызывают обеспокоенность перспективы развития страны, в том числе регионов, в таких сложных условиях.

- К сожалению, не могу разделить вашу озабоченность. Наша страна пережила уже не один кризис и под руководством президента Нурсултана Назарбаева успешно выходила из них и развивалась дальше. 

Неопределенность сегодня больше прослеживается в глобальном масштабе, поскольку происходит изменение мировой архитектуры, в том числе финансовой, появляются новые центры силы, новые региональные объединения, возрастает роль транснациональных корпораций, меняются миграционные потоки.

Что касается Казахстана, то мы имеем внятные законы, выстроенную систему государственного управления, хоть и пострадавшую, но, тем не менее, очень неплохую банковскую систему, согласие в обществе и чёткое видение перспектив своего развития. Причем при разных сценариях развития событий.

Ну, и потом… Еще Эйнштейн сказал, что всё относительно. Если в кризис 1998 мы не могли своевременно выплачивать зарплату бюджетникам, детские пособия и отпускные учителям, а о мерах поддержки бизнеса даже и речи быть не могло, то в этом году только в нашей области будет введено в эксплуатацию 18 новых школ, на поддержку бизнеса направлено свыше 11 млрд тенге, в отраслях экономики только за январь-июль 2015 создано 5,5 тыс. постоянных рабочих мест.

Конечно, влияние внешних факторов весьма значительно, но сегодня они уже не способны дестабилизировать ситуацию внутри страны. Переживем и этот кризис. В этом нет никаких сомнений.

Конечно, пока придётся жить по средствам. Бюджет должен быть сбалансированным. Но угрозы для исполнения социальных обязательств нет никакой. Мы обсуждаем только возможное сокращение затрат капитального характера и наряду с этим работаем над поиском других источников финансирования.

На наш взгляд, достаточно эффективно развивается наше сотрудничество с международными финансовыми организациями, в частности с Европейским банком реконструкции и развития, в работе с которым находится 10 проектов на сумму порядка 75 млрд тенге. Начата работа с Азиатским банком развития, Исламским банком развития, а также Международной финансовой корпорацией (IFC).

Стараемся находить инвестиции и внутри страны. В этом году совместно с «КазТрансГазом» начата работа по газификации области. За два года нацкомпания планирует направить на эти цели 38,5 млрд тенге и уже в следующем году обеспечить газом все районы области и город Байконыр.

Так что Кызылординская область, несмотря на сегодняшние трудности, развивается вместе со всей страной и нацелена на то, чтобы в перспективе стать развитым индустриально-аграрным регионом и вносить свой вклад в развитие нашей страны и достижение целей, обозначенных лидером нации.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12550 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 февраля родились
Ажмат Алимов
Директор ТОО «Региональный центр развития Алматинской области»
Анес Бижанов
Председатель совета директоров AMF Group
Самые высокооплачиваемые диджеи мира

Все цифры отражают доходы за период с июня 2017 по июнь 2018 года до вычета налогов

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить