Казахстан передумал жить по средствам

Не жили по средствам – нечего и начинать. Казахстан внезапно передумал сокращать расходы и сворачивать адресную поддержку бизнеса

Иллюстрация: potolokvdoma.ru

Вместо этого в экономику вливается дополнительно сумма 2,1 трлн тенге, которую собрали откуда только можно – из спецрезерва, расходов на будущий год, курсовой разницы и пенсионных накоплений.

Февральский разворот

В среду, 10 февраля, на расширенном заседании правительства под председательством главы государства обсуждались итоги минувшего года и планы на текущий. И хотя эта тема, которая повторяется из года в год, предполагает широкую информационную подготовку, все грянуло неожиданно. И по форме – заседание заранее не анонсировалось и прошло в закрытом от прессы режиме, и по содержанию – поменялся курс экономической политики.

Ранее провозглашалось, что с этого года мы начинаем жить в непривычном режиме – «по средствам». Цены на нефть были признаны упавшими всерьез и надолго, и в ситуации иссякших доходов было решено отказаться от излишних трат, уйти от прямой поддержки экономических субъектов, уменьшать присутствие государства в экономике, изыскивать внутренние резервы за счет оптимизации бизнес-процессов. Политика вполне понятная, и обществом она была воспринята позитивно.

Но, так и не начав, по сути, жить по средствам, вдруг принимается решение вернуться к привычной политике массированных вливаний в экономику. Меры дополнительной антикризисной поддержки только в 2016 в целом оценены в 2 трлн 104,5 млрд тенге ($5,8 млрд), что является очень внушительной суммой, особенно по нынешним временам. Для сравнения, в России на антикризисный план, рассчитанный на 2016-2018, предлагается выделить 830 млрд рублей ($10,6 млрд). И это притом, что наша экономика примерно в десять раз меньше российской, и минувший год, в отличие от нее, закончила с ростом, а не рецессией. 

Направления использования средств антикризисной поддержки принципиально не отличаются от того, что уже практиковалось. Это, в первую очередь, традиционное строительство жилья (360 млрд тенге) и инфраструктурных объектов (194,5 млрд тенге)  - строительство, как у нас считается, обеспечивает мультипликативный эффект. Также продолжится поддержка в рамках «Дорожной карты занятости» (100 млрд тенге) и адресная поддержка экономики через фондирование банков и госхолдингов (600 млрд тенге). Приоритеты все те же: энергетика, МСБ, агропром.

Мобилизовали все резервы

Подобный разворот можно было бы понять в том случае, если у государства вдруг резко расширились бы финансовые возможности. Однако наблюдается прямо противоположное. Единственное, на чем удалось получить «лишние» деньги - это курсовая разница по средствам Нацфонда, которые ранее запланировали на финансирование программы «Нурлы жол». Поскольку почти все активы Нацфонда являются валютными, то и для перечисления зарезервировали сумму в валюте. А после обвала курса тенге выяснилось, что в тенговом исчислении она стала гораздо больше. Но государство выгадало на этом только 194,5 млрд тенге – десятую часть стоимости антикризисного пакета.

Для остального пришлось искать новые источники. Часть суммы на строительство даже перебрасывается с финансирования, предусмотренного на 2017. То есть вместо экономии затрат мы досрочно проедаем расходы будущего года. Для поддержки занятости средства нашлись в спецрезерве правительства. А львиную долю антикризисного пакета, 1,45 трлн тенге (69%), вообще решено взять из пенсионных накоплений. Тем самым впервые этот ресурс задействован в мерах по стимулированию экономики, будучи официально вовлечен в государственный инвестиционный процесс.

И само это решение стало второй главной неожиданностью. Ведь уже было принято принципиальное решение о передаче активов ЕНПФ в управление частным компаниям, дело оставалось только за механизмом. И вдруг государство решает все же само сделать крупнейший инвестиционный ход в истории ЕНПФ, вложив сразу четверть его активов, на начало года достигших 5 трлн 828 млрд тенге.

Размытые контуры

Пока названы лишь общие детали инвестирования средств ЕНПФ. Так, 500 млрд тенге будут конвертированы в иностранную валюту «для инвестирования на внешних рынках в целях обеспечения диверсификации портфеля ЕНПФ и повышения доходности пенсионных накоплений граждан».

Еще 600 млрд тенге вложат в «приобретение обусловленных облигаций банков второго уровня и национальных холдингов на возвратной основе и под рыночную процентную ставку для повышения доходности и сохранности пенсионных активов». Далее они будут направлены на кредитование МСБ, финансирование проекта KEGOC по созданию линии электропередачи «Север-Восток-Юг», кредитование проектов в агропромышленном комплексе, а также обеспечение широкополосного доступа к сети интернет в 3456 сельских населенных пунктах.

Что объединяет все эти проекты и какой логикой руководствовались при их отборе, сказать трудно. Судя по направлениям финансирования, ЕНПФ купит облигации «Самрук-Казыны», «Байтерека» и «КазАгро». Видимо, логика в том и состоит, чтобы открыть финансирование для холдингов, а также банков.

Про внешние инвестиции НПФ - вообще ничего непонятно. Отсутствует и информация по инвестированию оставшихся 350 млрд тенге.

Распечатали давно

По большому счету, революционных изменений в инвестиционной политике ЕНПФ не произошло. Как следует из данных, размещенных фондом 10 февраля, в его портфеле уже есть облигации «КазАгро» на 119 млрд тенге, облигации «Самрук-Казына» на 79 млрд тенге, а также облигации отдельных нацкомпаний, акции и облигации многих отечественных банков. Также есть и внешние инвестиции, включая акции и облигации зарубежных финансовых институтов и компаний, правительственные ценные бумаги.  Причем по некоторым эмитентам вложены весьма солидные суммы. Так, в облигации  International Bank of Azerbaijan вложено 93 млрд тенге, в облигации Евразийского банка развития – 81 млрд тенге, в бумаги «Газпрома» - 32 млрд тенге, в евробонды российского Минфина – 36 млрд тенге, евробонды турецкого правительства – 18 млрд тенге.

Поэтому сама постановка вопроса о том, что решено «распечатать» пенсионные накопления и вложить их в  экономику, выглядит не совсем верной. Эти накопления и так давно вложены в различные финансовые инструменты, тем самым кредитуя нашу и зарубежную экономику.

Важнее здесь другое – принятие сразу столь крупного инвестиционного решения, которое приведет к существенному перераспределению портфеля ЕНПФ. При этом обстоятельства такого решения остаются загадочными. И еще один аспект – это инвестирование  средств ЕНПФ в обусловленные облигации госхолдингов и банков, то есть под конкретные проекты. Из этого явно следует, что изначальной задачей является не обеспечение доходности пенсионных накоплений, а обеспечение финансирования для бизнеса. И это, безусловно, меняет всю идеологию управления фондом, делая его (точнее, наши) средства частью государственных инвестиционных ресурсов. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

12908
просмотров
 
 
Загрузка...