Капитан «Красного Востока»

Как Бердибек Сапарбаев руководит регионом, граничащим одновременно и с Россией, и с Китаем

Фото: Андрей Лунин

Бердибек Сапарбаев руководит Восточно-Казахстанской областью около четырех лет (дольше, около шести лет, здесь акимствовал лишь Виталий Метте) – по теперешним временам срок почти запредельный. И все же нынешняя волна чиновничьих перемещений вполне может обогнуть казахстанский «Дальний Восток». У региона стабильно положительная динамика по основным финансово-экономическим показателям, уменьшается безработица и повышаются доходы населения, область успешно внедряет в своих населенных пунктах элементы самоуправления (пилотный проект), худо-бедно начала решать окостеневшие уже экологические проблемы (кроме Семипалатинского ядерного полигона это и нависшие над городом свинцово-цинковый комбинат, контролируемый теперь Glencore International, титаномагниевый комбинат, контролируемый Specialty Metals holding company (Брюссель, Бельгия), УМЗ «Казатомпрома» и другие памятники советской индустрии). Ширятся внешнеэкономические связи: Татарстан обучает восточноказахстанцев в казанском IT-парке и открывает в Усть-Каменогорске представительство Группы «КамАЗ», а южнокорейцы собираются выпускать в Семее машины скорой помощи на базе ТОО «Daewoo Bus Kazakhstan» и открывать туристический центр; турки строят пятизвездочную гостиницу, итальянцы собираются конкурировать с ними на левом берегу Иртыша. 

Немного цифр. В 2012 году рост промышленности в ВКО (по предварительным данным) составил 30%, притом что в среднем по стране этот показатель чуть больше 1%. Сельское хозяйство в республике ушло в минус, в ВКО выросло на 7,6%. 

По предварительным данным, ВРП области в закончившемся году составил 1771,5 млрд тенге, что на 9,1% больше уровня 2011 года. Реальный рост экономики – 6,9% (по стране Нацбанк рассчитывает на 5–6%). 

Количество предприятий МСБ выросло незначительно, лишь на 2,2%, но объем выпускаемой ими продукции увеличился на 14%: в области очень неплохо идут государственные программы поддержки бизнеса, по кредитам БВУ местному малому и среднему бизнесу ВКО занимает 3-е место в стране, после Алматы и Астаны. Соответственно, и база растет – налогов в 2012 году собрано на 9 млрд тенге больше, чем в 2011-м (160 млрд тенге против 151 млрд тенге). 

А главное – это поступательное движение осуществляется любимым Акордой эволюционным путем, без крупных скандалов и публичных выяснений отношений, что особенно ценно в стратегическом промышленном регионе, граничащем одновременно (кстати, единственная в Казахстане такая область) и с Россией, и с Китаем. 

Особенности алтайского менталитета 

Злые языки называют регион «красным Востоком». В самом деле – «совок» прямо-таки разлит в здешней атмосфере, в сочетании тщательно почищенных тротуаров с «ненавязчивым сервисом» неторопливых и неулыбчивых продавщиц. Кафе и рестораны, за редким исключением, работают строго до 23 часов, причем в более или менее приемлемых по соотношению «цена – качество» приходится с полчаса ждать, пока освободиться столик. А если это время перед закрытием, скажем, часов 10 вечера, то можно и не дождаться. В «лучшей» гостинице (цены вполне астанинские), с позолотой и скульптурами из натурального камня в холле, номера не тянут и на три звезды – как-то все не очень удобно, очень звукопроницаемо и балконная дверь закручена на шурупы. 

«Наверное, это потому, что вся экономика здесь зависит от нескольких крупных предприятий. Постепенно, конечно, приходит понимание… Особенно после кризиса, в который спрос на продукцию металлургов упал. В Семее, кстати, малый бизнес уже гораздо предприимчивее усть-каменогорского», – комментирует Бердибек Сапарбаев эти «картинки с натуры».

ВКО занимает 3-е место по площади (10% территории РК), но при этом – 10-е место по количеству населения

После Виталия Метте акимы в ВКО не задерживались более чем на два года, включая уроженца Глубоковского района Виктора Храпунова. Обычно «государевы люди» отсюда тихо уезжали, как, например, Жаныбек Карибжанов, но были и громкие отставки, как в случае Адылгазы Бергенева, которого Астана публично обвинила в потворстве организованной преступности. На этом фоне Бердибек Сапарбаев, за которым не припомнится ни одного заметного скандала даже в бытность главой Комитета таможенного контроля Минфина и акимом ЮКО, выглядит столь респектабельно, что мог бы, казалось, рассчитывать на понимание и карт-бланш от местного населения. Увы… 

«Не скажу, что мне обрадовались, – вспоминает он. – Пока в Казахстане менталитет такой: если ты южанин, то должен работать на юге, если ты с востока, то ты должен работать на востоке. Было много всего, писали даже, когда начали ремонтировать дороги и тротуары, менять бордюры, что у меня есть цементный завод в Шымкенте, хозяином которого является мой сын... Сыну тогда было 13 лет. У меня не то что цементного завода – цементного цеха никогда не было».

Бердибек Сапарбаев утверждает, даже через родственников не аффилирован с крупным бизнесом – братья-фермеры живут в Кызылорде, сам он всю жизнь на государственной службе. «Когда я был акимом Кызыл­ординской области, как раз была приватизация, – рассказывает он. – Мы практически даром раздавали фабрики и заводы, и, наверное, я мог бы что-то дать своим родственникам. Но я не стал этого делать – если первый руководитель так будет себя вести, что спрашивать с остальных?»

Впрочем, теперь, три года спустя, большинство из тех, с кем мы говорили, не желали бы смены акима. Одни считают, что «при Сапарбаеве тут все закрутилось, в область пошли деньги, да и сам он человек работящий, в акимате не сидит, в самые дальние аулы сам ездит». Другие уверены: перемены в этой сфере по определению ни к чему хорошему не ведут – вместо привычного уже человека обязательно пришлют худшего «из Астаны или Алматы, нашего все равно не поставят». 

Бердибека Сапарбаева все эти «наши-ваши» раздражают: «Когда я стал работать в Кызылорде, ко мне начали ходить люди, которых я никогда не видел, и говорили: «Я твой дядя». А где вы, дядя, были, когда студентом подрабатывал на заводе, когда женился и жил в крошечной съемной квартире? Тогда меня никто не искал… Президент же не спрашивал, какого я рода, когда брал в свою команду».

Аким ВКО, несмотря на сверхненормированную рабочую неделю, выглядит удовлетворенным нынешними своими обязанностями. «Когда я был министром труда и социальной защиты, то занимался только этими вопросами, а здесь надо заниматься всем – и детьми, и стариками, и дорогами, и воздухом, – говорит он. – Потом, когда встречаешься регулярно с людьми, появляются новые предложения и идеи, видишь все своими глазами, а министр в основном имеет дело с бумагами и телефоном». 

Рассказывают, что Сапарбаев может, уже проверив какой-нибудь строящийся объект, в этот же день к вечеру нагрянуть туда снова – не втирали ли подрядчики очки, не сняли ли бригаду и технику на другие объекты? Есть в этом что-то не менее советское, чем в нравах восточноказахстанцев, но Сапарбаева это не смущает: «В советское время тоже не все плохо было. Мне, например, мой советский опыт (независимость аким ВКО встретил в должности вице-министра образования Казахской ССР. – Прим. ред.) очень пригодился в вопросах дисциплины и кадров». 

Он, к слову, критично относится к методологии рейтинга акимов, разработанной правительством. «У них 40 с чем-то показателей, но за основу берутся темпы роста ВРП. Пока нефть дорожает, на западе всегда будут хорошие темпы роста, – объясняет он. – Или взять смертность, например, от онкологии. Здесь был Семипалатинский полигон, и никакой аким этого уже не отменит. Я считаю, что для рейтинга нужно брать основные экономические показатели и то, что отражается на благосостоянии людей. На макроэкономику же аким влияет, если у него было достаточно времени. За два года что можно сделать? Ну, увеличить инвестиции, если наладить связи с другими регионами или странами. При поддержке правительства – решить вопросы занятости населения, поправить материально-техническое состояние объектов соцкультбыта, функционирование коммунального хозяйства. Экономика долго разворачивается». 

Экономика vs экология и деревянные трубы

В экономике сейчас самое важное – инновации, считает Сапарбаев. «Мы выпускаем продукцию на тех же станках, на том же оборудовании, которое было в советское время или которое покупалось сразу после, в момент становления нашей независимости. Отсюда – уровень производительности и конкурентоспособности. Вот в ВКО есть ферма, целиком отапливаемая газом, который производится из отходов этой фермы – навоза, вот такой опыт надо распространять», – уверен аким.

Биографическая справка

Бердибек Сапарбаев родился в 1953 году в селе Бесарык Жанакорганского района Кызылординской области. В 1977 году окончил Алма-Атинский институт народного хозяйства по специальности «экономика и планирование материально-технического снабжения». Доктор экономических наук, профессор. 

Трудовую деятельность начал рабочим совхоза Задарьинский Кызылординской области, служил в армии. После окончания института работал экономистом Республиканского управления гострудсберкасс (1977 г.); экономист, старший экономист, ведущий, главный экономист, заместитель начальника отдела Минфина КазССР (1977–1988 гг.); начальник планово-финансового управления, начальник ГлавПЭУ. 1990–1993 гг. – замминистра образования КазССР.

В 1993 году перешел на работу в Аппарат Президента и Кабинет министров РК, заведовал отделом финансов управделами Кабмина (1994–1995 гг.), руководителем аппарата Кабмина (1995 г.); акимом Кызылординской (1995–1999 гг.) и Южно-Казахстанской (1999–2002 гг.) областей, председателем Агентства таможенного контроля РК, вице-министром финансов, представителем правительства в парламенте; вице-министром экономики и бюджетного планирования, министром труда и соцзащиты.

С 4 марта 2009 года – аким ВКО.

Еще очень нравятся местным властям теплонасосы, использующие тепло глубоких слоев земной коры. Один такой установили в сельской школе, предварительно заменив трубы, окна и двери. Кочегару платить не надо, уголь покупать тоже, выбросов нет. Правда, обошлось это в 56 млн тенге, но аким считает, что, во-первых, это с ремонтом, а во-вторых, дело того стоит – экономия на отоплении по сравнению с прошлым годом к середине января составила 70%. 

Экология – вообще больная тема в ВКО. Все эти свинцово-цинковые и титаномагниевые в безветренные дни делают воздух плотным и цветным. «Раньше вообще нечем дышать было, сейчас все равно чуть получше», – утверждает Сапарбаев. Здесь первыми в республике начали мониторинг выбросов в 15 точках города, в том числе под трубами крупных комбинатов, с онлайн-трансляцией результатов на сайт. 

«Но невозможно эту проблему решить в один день, даже в несколько лет. Да, здесь перерабатывается свинец, и это очень грязное производство, свинцово-цинковый завод вообще не должен был строиться в городе. Но его построили еще в советское время, что с этим делать? С новым производством другой разговор. «Казцинк» в прошлом году запустил медеплавильный завод стоимостью $700 млн, но его сразу заставили строить рядом серно-кислотный завод», – объясняет Сапарбаев, и видно, что эти аргументы он приводит в десятый, а то и в сотый раз.

Люди мобильнее, чем завод. «Вот у нас левый берег Иртыша, там мы строим два жилых микрорайона, – рассказывает аким. – Начали еще до программы «Доступное жилье», теперь темпы увеличим. Задача – за пять лет построить микрорайон минимум на 20 тысяч жителей. Не можем переселить заводы – будем переселять людей». 

Вторая крупная проблема области – множество моногородов с изношенной коммунальной инфраструктурой. Вряд ли в какой-то другой области до сих пор имеются… деревянные трубы водоснабжения. А в Риддере есть. Система была построена в начале прошлого века, за 75 лет советской власти руки не дошли. Сейчас почти 70% заменили, осталось еще 17 км. «А ведь Риддер подчинялся напрямую Москве… В области 220 многоэтажных деревянных домов, четверть из них построена в 1930–1940-е годы, а ведь Усть- Каменогорск, Зыряновск, Риддер обеспечивали всю цветную металлургию Союза!» – горячится Сапарбаев. 

Да, непросто акиму, которого сравнивают не с предшественниками, а с советской властью. 

Аким соцзащиты

Советское ли, министерское ли прошлое тому причиной, но Бердибек Сапарбаев регулярно изобретает новые проекты, которые можно было бы назвать понуждением бизнеса к социальной ответственности. 

Понятно, когда крупный бизнес строит объекты соцкультбыта, – так повелось с 2007 года, когда на форуме в Жезказгане власть и собственники капитала договорились о принципах сотрудничества в этой сфере (в ВКО, к слову, их ежегодный вклад в социалку составляет более 5 млрд тенге). 

Другое дело – привлекать на это деньги бизнесменов, работающих вне региона. В ВКО на это есть даже специальная программа. Так, бывший министр иностранных дел Аскар Сулейменов построил в Аягузе, откуда родом, спорткомплекс стоимостью 80 млн тенге за счет собственных средств. Анарбек Карешев, посол Казахстана в Чехии, выходец из Уджарского района, с помощью друзей-бизнесменов, возвел в своем ауле спорткомплекс на 60 млн тенге. Нурлан Каппаров, будучи действующим бизнесменом (его мать из ВКО) вместе с бизнесменом Увалиевым построил в Уджарском районе реабилитационный центр для детей-инвалидов (стоимость проекта – $2 млн). 

Такой способ взаимодействия с состоятельными выходцами из ВКО используется не только в социальной сфере, но и для развития бизнеса в отдаленных районах. Тех же братьев Увалиевых аким уговорил начать в приграничном селе Кокжаик Кокпектинского района (граница с Китаем) сельскую индустриальную зону, включающую растениеводство, животноводство и их переработку: «Вы же в Алматы, Астане строите, давайте для родного села построим что-то. Мы поможем, землю дадим». 

Обставляется это дело по всем законам дипломатии. В Усть-Каменогорске регулярно проводятся дни районов – с культурной программой, с приглашением известных и состоятельных выходцев. Гостей везут на экскурсию по району, а потом аким области приглашает к себе и начинает разговор: «Видел, как живет твой аул, где ты учился, чтобы стать таким успешным бизнесменом? Там твои родственники живут, одноклассники. Надо помочь». На вопрос: «А что надо-то?» – предлагается несколько проектов на выбор, но и меценат может предложить что-то свое. 

Очень похоже на государственный рэкет. Но «обрабатываемые» люди как раз не зависят от восточноказахстанской власти. А на мораль давить не запретишь. 

Срабатывает, правда, не всегда и не со всеми. «Если бы все соглашались, мы знаете как жили бы», – усмехается Сапарбаев. 

Ну и, наконец, совершенно уникальная история с медом. Вот уже третий год каждый ребенок в детском саду и школе Восточного Казахстана утром получает ложку меда. «Мы должны увеличить продолжительность жизни. Так? Японцы живут до 90 лет. Они начиная с 1949 года в дошкольных и учебных заведениях дают бесплатно каждому ребенку 10 граммов меда и стакан молока. А мы тут 70% казахстанского меда производим, неужели не можем для наших детей выделить 10–20 граммов? Посчитали деньги – обойдется в 50–60 млн, для нашего бюджета небольшая сумма. Зато большое дело сделаем. Надо бы и на больницы это распространить», – говорит Сапарбаев.

Сейчас аким ведет переговоры с крестьянскими хозяйствами, чтобы они давали молоко детям в своих селах. «Я им говорю: если у твоих людей дети здоровые будут, то и у тебя будет больше денег. Что тебе стоит каждый день 10–20 литров молока отдать школе?» – рассказывает он. 

Некоторые фермеры говорят, что они свой долг и так выполняют – налоги платят. Аким отвечает, что субсидий они получают в 10 раз больше, чем платят налогов (за 2012 год сельхозпроизводители ВКО получили субсидий на 6 млрд тенге, в 2013 году эту сумму предполагается увеличить на 2 млрд). 

Диалог продолжается.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13249 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 июня родились
Михаил Гамбургер
генеральный директор ТОО «Алматыэнергосбыт»
Апрель в цифрах

Экономика Казахстана в цифрах и фактах. Апрель 2019 года.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить