«Казахская экономическая болезнь»: симптомы и лечение

Директор Института экономической политики рассказал о том, что мешает Казахстану войти в список развитых стран

Каирбек Арыстанбеков
ФОТО: из личного архива
Каирбек Арыстанбеков

Издатель Forbes в Казахстане и Грузии Арманжан Байтасов продолжает приглашать известных спикеров на YouTube-канал Baitassov Live. В этот раз гостем программы стал директор Института экономической политики, член НСОД при президенте РК Каирбек Арыстанбеков. Доктор экономических наук рассказал, что нужно сделать для того, чтобы ВВП республики рос более быстрыми темпами, какие системные ошибки и недоработки госпрограмм мешают экономическому росту, как коррупция влияет на благосостояние граждан и какую угрозу она несет национальной безопасности.

Каирбек Арыстанбеков отметил, что сегодня важнейшей задачей правительства и руководства страны является реальное увеличение темпов экономического роста республики. Экономическая конкуренция в мире постоянно возрастает, и эта гонка имеет решающее значение: значительно отстав, догнать группу развитых стран будет еще сложнее. По его словам, если в начале нулевых Казахстан смог удвоить ВВП, то в последние годы, в том числе из-за ряда внешних факторов, темп экономического роста снизился. Сегодня экономика страны фактически разделилась на шесть структурообразующих секторов:   

- экспортно-сырьевой сектор (горнодобывающая и нефтегазовая промышленности, экспортная часть АПК и т. д.) – 14–16% ВВП;

- внутренне-ориентированный сектор (обрабатывающая промышленность, АПК, строительство) – 24–26% ВВП;

- инфраструктурный сектор (транспорт, ЖКХ, связь) – 11–12% ВВП;

- торговля и ремонт – 16–17% ВВП;

- сектор социальных услуг (здравоохранение, образование) – 7–8% ВВП;

- прочие отрасли (недвижимость, госуправление, финансовый сектор) – 21–25% ВВП.

– Проведя исследование, мы увидели, что это разделение ни в одном официальном документе никак не отображается, то есть правительством это никак не зафиксировано. Это мешает руководству страны более качественно проводить свою экономическую политику,–- рассказал Каирбек Арыстанбеков.

Еще одной проблемой является то, что в Казахстане сформировалась собственная экономическая болезнь, говорит экономист. И привел аналогию с Венесуэлой, где государство занимается национализацией крупных предприятий. В Казахстане наблюдается похожая модель, но с собственным колоритом, когда правительство, национализировав компании, берет на себя их убытки и обязательства, а затем перепродает стабилизированные предприятия в частные руки.

– Мы назвали эту модель «Казахская экономическая болезнь». Например, за последние семь-восемь лет из бюджета и Нацфонда было потрачено 548 млрд тенге на национализацию четырех компаний (в их числе Kazzink и Экибастузская ГРЭС-2). За это же время в ходе приватизации 733 (!) предприятий в бюджет поступило всего 436 млрд тенге. Как мы видим, разница колоссальная, – подчеркнул Каирбек Арыстанбеков.

ФОТО: © instagram.com/armanzhan/

По данным различных исследований также доказано, что одним способом для разгона роста ВВП является поддержка бедных слоев населения – это дает 0,4% к росту ВВП. Поддержка наиболее богатых слоев, бизнеса, наоборот, приводит к отрицательному росту ВВП, считает экономист.

– Конечно, нужно комбинировать эти модели, привлекая как инвестиции для частного сектора, так и для социальной поддержки населения. Не стоит увлекаться либо одной, либо второй формулой, – уточнил спикер.

Немаловажным фактором экономического процветания страны является и политическая структура парламента. Если в стране господствует одна партийная группа с процентом избираемости свыше 80%, то экономический рост также замедляется. Если же правящая партия набирает не больше 50–60%, то благосостояние граждан увеличивается.

– Конкуренция в парламенте между партиями, отсутствие партийной монополии позволяет ускорить экономический рост. Разные политические силы вынуждают правительство работать более эффективно, – отметил директор Института экономической политики.

Еще одной проблемой является то, что в последние годы республиканский бюджет неизменно принимается с дефицитом 3–3,5% по отношению к ВВП. В то же самое время за это же время фиксируется дефицит текущего платежного баланса, что в сумме не дает существенно увеличить рост национальных сбережений.

– Мы провели соответствующие исследования и выяснили, что в тех странах, где нет дефицита бюджета, платежный баланс выравнивается и начинается его рост, появляется профицит. Мы предлагаем правительству хотя бы на один год принять бюджет без дефицита, и уже через полгода увидим положительную динамику. Потому что дефицит платежного баланса является важнейшей частью экономики страны, – сказал Каирбек Арыстанбеков.

По его словам, от отрицательного дисбаланса бюджета можно избавиться за счет операций Минфина и Нацбанка, которые выпустили государственные ценные бумаги на общую сумму 13 трлн тенге, как раз для покрытия дефицита бюджета.

– Фактически эти деньги не используются на благо экономики, они заблокированы. Хотя эти же средства можно было бы вложить в реальный сектор экономики, инвестировать в наши компании, бизнес, инфраструктуру. Банкам выгодно покупать эти бумаги, поскольку они ежегодно приносят около 10% доходности, которая гарантирована государством. Конечно, правительство пытается через фонд «Даму» субсидировать определенные сектора экономики, но пока этих действий недостаточно. В общем, у нас есть чем перекрыть дефицит бюджета в случае, если такая потребность возникнет, и эти деньги не нужно изымать из Нацфонда. Поэтому правительство и Нацбанк должны принять ряд системных мер по разблокированию этих 13 трлн тенге, которые не работают на нашу экономику, – подчеркнул спикер.

Отрицательное сальдо платежного баланса приводит к тому, что из страны утекают валютные резервы, сбережения. Из-за этого курс национальной валюты становится менее устойчивым к внешним воздействиям.

– Например, у нас наблюдается сильный дисбаланс в пользу России в отношении импорта-экспорта. И на нашей экономике значительно сказываются все события, которые происходят в соседней стране. Помните, как в 2015 году в России резко упал курс рубля и наши сограждане массово поехали туда закупать технику, автомобили, что привело к резкому истощению валютных резервов. И наше правительство было вынуждено провести девальвацию, чтобы выровнять этот дисбаланс. При отрицательном сальдо платежного баланса удержать курс тенге крайне проблематично. Я изучил десять наших национальных проектов. С точки зрения идеологии там все в порядке, меры направлены на стабилизацию экономики, на улучшение благосостояния граждан, но в большей степени они направлены на внутреннюю экономику. С точки зрения стабилизации платежного баланса, там недостаточно прописаны эти меры. Так что они также нуждаются в коррекции, – заявил Арыстанбеков.

Также Арманжан Байтасов попросил своего гостя оценить уровень влияния коррупции на экономический рост республики.

– Показатель расходов расширенного правительства увеличивается там, где существует высокий уровень коррупции. А у нас в стране, как я уже отмечал выше, этот показатель очень высокий. В государствах, где эти расходы низкие, соответственно  низок и уровень коррупции. А у нас эти расходы постоянно повышаются, потому что уровень коррупции высок.

Президент Токаев в ходе своего выступления в Экибастузе отметил беспрецедентный масштаб коррупции в АПК. Значительная часть субсидий, направленных на развитие сельского хозяйства, была разворована. У нас сейчас реализуется десять нацпроектов по развитию экономики, и есть ли гарантия, что и в других отраслях, которые руководство страны стремится развивать, нет коррупции?

Коррупция – это вопрос национальной и экономической безопасности. Высокий уровень коррупции, отрицательное сальдо платежного баланса привели к краху самых крупных государств. Османская империя была разрушена из-за высокого уровня коррупции, а также длительное время  был зафиксирован отрицательный баланс платежного баланса. Распад СССР также был вызван экономическим влиянием, где также длительное время было отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса. Последние пять лет в Казахстане наблюдается такой же тренд, и если он будет сохраняться дальше, то риски повышаются. Мы можем потерять свою независимость. Надо срочно заниматься решением этих проблем, – подчеркнул Каирбек Арыстанбеков.

Об этом и многом другом смотрите в выпуске YouTube-канала Baitassov Live

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4209 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить