Год ожидания большой нефти

Для главной казахстанской отрасли-кормилицы 2012 год выдался довольно напряженным. Главной его особенностью, пожалуй, стало отсутствие новых реализованных проектов

В итоге  производство нефти нарастить по сравнению с прошлым годом не удалось. По итогам 11 месяцев объемы добычи нефти даже снизились на 2,3% (60,7 млн тонн). Зато весь год нефтянка жила ожиданием главного события – начала коммерческой добычи на Кашагане.

Кашаган рулит

Глава национальной компании «КазМунайГаз» Ляззат Киинов обещал в начале года:  «Начало освоения Кашагана и добыча первой нефти будет, как и было запланировано, в конце 2012 года». Однако промышленная разработка, как стало ясно, стартует лишь в конце первого квартала 2013 года. Этот срок, по клятвенным заверениям всех заинтересованных сторон, уже точно не будет перенесен. Но, помня историю Кашагана, лучше все-таки подождать до весны.

Меж тем, в этом году Кашаган занял первое место в мировом рейтинге самых дорогостоящих энергетических проектов по версии CNN Money. В освоение месторождения вложено уже $116 млрд. Как сказал президент в Послании народу Казахстана в пятницу, общий объем привлеченных Казахстаном иностранных инвестиций составляет $160 млрд, и этой цифрой власти гордятся, связывая ее с благоприятным деловым климатом в стране.

Как нетрудно подсчитать, 72,5% всех инвестиций пришлось на Кашаган. Иными словами, одно месторождение поглотило три четверти капитала. Возможно, здесь есть определенный предмет для гордости и основание для побед во всевозможных рейтингах. Однако не следует забывать, что освоение Кашагана ведется по схеме соглашения о разделе продукции, которое подразумевает, что добываемая нефть еще долго будет покрывать затраты инвесторов, прежде чем республика генерирует свою долю прибыли.

Но под конец года Кашаганский проект все же сотворил главную нефтегазовую и экономическую сенсацию года.  И она связана, как  и прежде, не с производственными планами, а с очередным перераспределением структуры собственности. Американский гигант ConocoPhillips объявил о намерении полностью продать свою долю в размере 8,4%.

В своем сообщении компания пояснила, что продает этот актив (который она назвала «качественным») в соответствии с программой реализации стратегических активов. Эта программа уже принесла ConocoPhillips $2,1 млрд, а продажа доли в кашаганском консорциуме увеличит эту сумму еще на $5 млрд.

Таким образом, несмотря на то, что ConocoPhillips хочет избавиться от доли в одном из наиболее перспективных мировых проектов накануне начала долгожданной коммерческой добычи, ее мотивация выглядит вполне обоснованной. Во-первых, размер доли компании не позволяет каким-то образом влиять на политику консорциума. Во-вторых, именно близость промышленного этапа освоения позволила поднять цену до очень приемлемого для продавца значения.

Покупателем, готовым заплатить искомые $5 млрд, является ONGC Videsh Limited – «дочка» индийской ONGC. Компания эта занимает не столь крепкие позиции в мире, как ConocoPhillips, однако является безусловным лидером на индийском рынке, обеспечивая 77% добычи нефти в стране и 30% ее потребления. ONGC Videsh Limited как ее международное подразделение ведет 14 проектов в 16 странах.

К Казахстану она давно проявляла интерес и в прошлом году воспользовалась первой возможностью застолбить место на каспийском шельфе.  ONGC Videsh Limited получила 25% в проекте по освоению участка «Сатпаев» в северной части казахстанского сектора Каспийского моря, ресурсы которого оцениваются в 253 млн тонн.

Приобретение же доли в Кашагане сделает индийскую компанию одним из ведущих игроков в Казахстане. Тем не менее, следует учесть, что сделка между ConocoPhillips и ONGC далеко не является лишь предметом их двустороннего обсуждения. В соответствии с казахстанским законодательством государство обладает приоритетным правом на приобретение отчуждаемых долей в проекте недропользования.

Поэтому обязательным условием сделки станет ее одобрение Министерством нефти и газа РК. Оно же последует лишь в том, случае, если Казахстан сочтет покупку доли 8,4% в Кашаганском проекте нецелесообразной.  

Для ConocoPhillips, которое преследует очень простую цель  - выручить максимальную прибыль от продажи, покупатель вряд ли имеет принципиальное значение.

Тогда как для Казахстана эта сделка именно таковой и является. Наращивание доли участия в Кашагане было голубой мечтой отечественных нефтяников, ради осуществления которой они даже пошли на меры беспрецедентного давления на зарубежных участников консорциума.

Сейчас же доля продается, можно сказать, без боя, достаточно лишь удовлетворить ценовые аппетиты продавца. Но в этом как раз и проблема.

Затраты растут как снежный ком

Реализовать свое приоритетное право Казахстан может через национальную компанию «Казмунайгаз», которая уже владеет долей в размере 16,81%. Однако свободных средств для этого нет. Чтобы финансировать свое участие в проекте пропорционально уже имеющейся доле, «Казмунайгаз», как было решено в этом году, получит облигационный заем из Национального фонда на общую сумму $4 млрд. Помимо этого, нацкомпании еще предстоит рассчитываться за приобретение 10-процентной доли в другом крупнейшем проекте - Karachaganak Petroleum Operating, который  разрабатывает нефтегазоконденсатное месторождение Карачаганак.

Также государству необходимо финансировать крупные инфраструктурные проекты в нефтегазовой отрасли. Во-первых, строительство магистрального газопровода «Бейнеу-Шымкент», который обеспечит поставку газа из западных регионов страны в южные, с возможностью дальнейшего  экспорта в Китай. В конце года было заключено соглашение о том, что расходы Казахстана в сумме $1,8 млрд прокредитует Китай. Заем оформляется на 15 лет, но его в любом случае придется обслуживать, а проект в части внутренних,  а не экспортных  поставок, имеет больше социальное, нежели коммерческое значение.

Еще меньшими перспективами окупаемости может похвалиться проект газопровода Карталы (Челябинская область РФ) – Астана, который должен газифицировать столицу и населенные пункты в северных областях. В следующем году на его реализацию будет выделено 120 млрд тенге из средств Фонда национального благосостояния "Самрук-Казына" – единственного акционера «Казмунайгаза».

Наконец, среди крупных инвестиционных проектов национальной нефтегазовой компании  значится программа модернизации нефтеперерабатывающих заводов, которая потребует более $6 млрд до 2015 года.

Таким образом, финансирование приобретения доли в Кашагане потребует либо новых займов, либо привлечения средств Национального фонда. Новыми источниками генерирования прибыли «Казмунайгаз» не обзавелся. 

Реорганизация важнее, чем добыча?

Вместо этого в уходящем году нацкомпания все силы бросила на очередные внутренние преобразования. Из состава главного добывающего актива - компании «Разведка Добыча «Казмунайгаз» - выделились в качестве самостоятельных юридических лиц бывшие производственные филиалы «Озенмунайгаз» и «Эмбамунайгаз».

Дочка «Казмунайгаза», которая ведает морскими проектами, - «КазМунайТениз» - объявила о своем решении перевести офис из Астаны в Актау.

Газотранспортная «дочка» «КазТрансГаз» была вообще на стадии упразднения либо слияния с компанией «Интергаз Центральная Азия», которая непосредственно управляет магистральными газопроводами. Однако в результате остались обе компании.

Нефтетранспортная «дочка» «КазТрансОйл» стала пионером программы «Народное IPO» и обзавелась акционерами в виде физических лиц и пенсионных фондов, которые принесли ей 28 млрд тенге.

Сам «КазМунайГаз» был подвергнут сокращению штатов почти на четверть. Фонд «Самрук-Казына» объявил, что видит КМГ в тридцатке ведущих нефтегазовых компаний мира к 2022 году. Очевидно, что такие планы основаны скорее на грядущем приросте добычи в основном за счет Кашагана, нежели на качественном улучшении управления, поскольку кадровые перестановки и организационные перемены стали уже процессом перманентным, отнимая больше времени, чем само производство. 

Руководство нефтегазовой отрасли и ФНБ «Самрук-Казына» почему-то полагает, что нескончаемые оптимизации идут государственным активам на пользу, хотя на самом деле управленческая нестабильность уже стала главной проблемой отечественной нефтянки.

Для еще одной системообразующей компании в нефтегазовой отрасли страны, «ТенгизШеврОйл», уходящий год отметился юбилеем  - с начала работы в 1993 году добыто 250 млн тонн нефти.

Бензин из нашей нефти будут производить на китайских НПЗ

Нельзя не упомянуть и рынок нефтепродуктов, который нынешний год просуществовал по схеме регулирования предельных розничных цен.  Эта модель помогла удержать цены стабильными, однако фундаментальные проблемы рынка остались не решенными. Розничные продавцы топлива неоднократно заявляли, что торгуют себе в убыток, предлагая ввести предельные цены и для оптовых продаж.

Тем не менее, эта схема не останавливает крупных игроков от расширения бизнеса. Компания «Газпромнефть Казахстан" объявила, что инвестирует до $250 млн в развитие сети своих АЗС на территории Казахстана до 2020 года. К этому времени число автозаправочных станций вырастет с 30 до 110.

«КазМунайГаз" также планирует ускоренно расширять сеть АЗС, которая вырастет с 279 до 348 уже к 2015 году. Таким образом, очевидно, что в сфере розничной реализации нефтепродуктов идет перераспределение рынка в пользу крупных вертикально интегрированных компаний.

Тем не менее, это пока не решило проблему дефицита топлива, которая не потеряла свою остроту в уходящем году. Главным новшеством стало начало толлинговых операций с Китаем.

Казахстан предполагает поставлять на китайские НПЗ порядка 1,5 млн тонн нефти ежегодно и получать после переработки около 1 млн тонн высокооктанового бензина. Эта схема не только восполняет дефицит, но и несколько снижает зависимость внутреннего рынка от главного поставщика ГСМ - России. Если учесть, что для стимулирования толлинговых операций их освободили от уплаты рентного налога, приравняв тем самым переработку в Китае к переработке в Казахстане, то экономический эффект для государства представляется весьма сомнительным.

Что касается собственного производства, то этот год запомнился разве что новыми планами реконструкции трех крупнейших казахстанских НПЗ и обещаниями перейти из разряда импортеров высокооктанового бензина в его экспортеры. Но пока в стране действует запрет на экспорт нефтепродуктов, который, по всей видимости, продлится и в 2013 году.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6465 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 октября родились
Дархан Калетаев
первый заместитель руководителя Администрации Президента
Узакбай Карабалин
заместитель председателя ассоциации KAZENERGY, член совета директоров НК «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить