Помогают ли госпрограммы поддержки бизнеса нарастить производство?

В 2016 экономисты ООН по промышленному развитию провели прикладное исследование о роли обрабатывающей промышленности в экономическом развитии. Результаты исследования более 200 стран свидетельствуют о том, что обрабатывающая промышленность остается драйвером экономического развития, особенно для достижения высокого устойчивого роста страны

Фото: © Depositphotos.com/Kzenon

Снижение доли добавленной стоимости обрабатывающей промышленности и доли занятости в экономике развивающихся стран в последние годы было вызвано не изменениями в потенциале развития сектора обрабатывающей промышленности, а в основном объясняется неудачами в развитии промышленности, в особенности на фоне бурного развития производственного сектора в других развивающихся странах.

Иллюзия статистики

Исследования местными экономистами отраслей казахстанской экономики зачастую ограничиваются уровнем макроанализа. Рисуя на бумаге разные диаграммы об объемах производства, импорта, экспорта, динамику индекса физического объема, они забывают об особенностях казахстанской экономики с ее постсоветской ментальностью. 

К примеру, на начало 2017 насчитывалось 13 799 действующих предприятий обрабатывающей промышленности. Но в статистической терминологии есть еще понятие «активные предприятия», то есть фактически работающие, а не те, которые не сдают пустые статформы. Таких почти в два раза меньше - 7 099.

Анализ Палаты предпринимателей показывает, что категорию активных предприятий можно также смело делить на два, потому, что, никто не следит за следующими статистическими погрешностями: предприятия фактически могут быть торговыми компаниями (а это, по сути, импортеры), но зарегистрированы как производители, или наоборот. Соответственно, дальнейшие экономические показатели по отрасли уже будут искажаться.

НПП с 2015 начала проводить аудит по выданным сертификатам происхождения товара «СТ-КЗ». Проведено аудитов по 175 сертификатам, из которых 105 имели нарушения. То есть более половины предприятий оказались не производителями.

Результаты аудита и полевых исследований НПП еще раз доказывают, что существует серьезная погрешность в статистике производственного сектора. Тем самым искажается реальная картина состояния отраслей обрабатывающей промышленности. А если подключить сюда еще нашу ментальность, то нетрудно предугадать далеко неточные цифры по объему производства, экспорту, занятости и т.д., которые предприятия заполняют в статистических формах. Есть ли смыл верить официальной статистике?

Переступить через порог

Когда доходы падают, приходится искать новые источники или сокращать расходы. К сожалению, ни того, ни другого сейчас не происходит в экономике Казахстана. За последние три года (2013-2016) расходы государственного бюджета выросли на 43%, а динамика поступлений из нефтяного сектора, которые составляют треть дохода госбюджета за счет трансфертов из Национального фонда, уменьшилась на 60%.

В 2016 промышленный сектор показал снижение, индекс фактического уровня производства промышленной продукции в сравнении с 2015 составил 98,9%, снизившись на 1,1%. В основном уменьшилась добыча сырой нефти (98,2%), угля и лигнита (95,1%), а также железных руд (87,1%). Строительная отрасль просела на 1,1%. В обрабатывающей же промышленности производство возросло на 0,7%.

Доля поступлений налогов в бюджет страны от ненефтяного сектора с каждым годом постепенно снижается, заполняя это место трансфертами из Национального фонда. Поэтому правительству нужно находить новые устойчивые источники роста налоговых поступлений. Конечно, можно пойти по непопулярному методу путем ужесточения сбора налогов, которым активно пользовался Минфин весь прошлый год, но экономически правильнее было бы не срубать плоды с ветками и даже корнями, а собирать их, давая цвести и расти дальше.

Для этого госорганы каждый раз нанимают авторитетные международные консалтинговые компании, чтобы понять, где найти новые точки роста и куда двигаться дальше. Приоритетными называются одни и те же отрасли. Лишь меняются названия привлеченных компаний и имена консультантов.

Когда говорят о конкурентоспособности отрасли, достаточно перечислить живые компании этой отрасли, которых можно объездить, увидеть производство, пощупать их продукцию и послушать их проблемы. Казахстанская экономика ведь не такая огромная, как ее территория.

Если за 25 лет независимости предприятия смогли переступить порог рыночной экономики, занимаются производством и исправно платят налоги, они и есть конкурентоспособные представители отрасли.

Поэтому в условиях снижения цен на энергоносители на мировом рынке для Казахстана источниками роста и приоритетными секторам экономики исторически остаются отрасли обрабатывающей промышленности и сельское хозяйство. Вопрос лишь, как подсказывают нам эксперты ООН, в правильно выстроенной промышленной политике.

Безответственный рост

Глава государства в текущем году поставил перед правительством задачу по созданию новой модели экономического роста и одним из ключевых источников роста на ближайшие годы назвал импортозамещение с ростом экономики на 5%.

Любой рост требует больших инвестиций с правильным их вложением. В настоящее время главным инвестором для бизнеса является государство. Однако система госфинансирования построена таким образом, что какая бы госпрограмма ни принималась, решение выдавать эти деньги бизнесу оставлена за частными банками. А они, в первую очередь, преследуют свои коммерческие цели и зачастую работают по принципу ломбардов: есть залог - есть кредит. Поэтому, длинные кредиты остаются малодоступными, системные проблемы накапливаются, промышленные стартапы не рождаются, а оценка роста экономики тянет на слабую единицу.

К примеру, в 2014-2016 из средств Нацфонда на финансирование проектов в обрабатывающей промышленности было направлено 300 млрд тенге. Проблема даже не в том, что охват кредитования был небольшим и не превышал 3% от количества действующих обрабатывающих предприятий, и не в том, что лишь 65% средств направлены на новые инвестиционные проекты.

 Проблема гораздо шире. Правительство, направив средства на развитие отраслей через банки, не может в дальнейшем спрогнозировать, какой это создаст экономический эффект, достаточными ли были эти средства для развития, так как узнает только постфактум результаты финансирования. Хуже того, качество данных не анализируются.

Фонд «Даму» как главный оператор госсредств совместно с госорганами бодро рапортует, что кредитованы сотни инвестпроектов, создано несколько тысяч мест и выплачены миллиардные налоги, и все это благодаря господдержке. Но если копнуть глубже, то деньги на инвестпроект зачастую тратятся на покупку импортного сырья и комплектующих. Таким образом, деньги уходят за рубеж, а большая часть вливаний в проект оказываются за счет частных средств. Потому правильно ли говорить, что рабочие места были созданы за счет государственных денег?

Дальше – больше. Весь инвестпроект формировался под определенный государственный заказ, для реализации договора о государственных закупках. Полученную прибыль предприниматель не вложил в развитие, а купит, скажем, себе новый дом или машину, за чем часто не уследишь. Поэтому, когда с высоких трибун говорят об эффективности вложенных бюджетных средств и госпрограмм по развитию промышленности, то стоит задуматься.

Если мы действительно хотим достичь эффекта от господдержки, то было бы правильнее государству не выдавать деньги на кредитование определенных предприятий, а фондировать решение системных проблем отраслей через институты развития. Для этого достаточно собрать их представителей реальных предприятий обрабатывающей отрасли (они поместятся в небольших комфортных залах госорганов и нацкомпаний), обсудить их проблемы, определить узкие места, и направить средства именно на решение системных вопросов отрасли. Если это касается дорогого сырья или комплектующих, импортозамещение которых снизило бы себестоимость для всех представителей отрасли, то именно такая задача и такой целевой показатель должен быть поставлен перед институтом развития. А не операторские задачи по распределению и своевременному освоению бюджетных средств.

Уже которую пятилетку обрабатывающую промышленность пытаются развить через программы индустриализации и вывести ее на экспорт. Но, как говорится, бессмысленно принимать одни и те же решения и при этом ждать новых результатов. До принятия очередной программы индустриально-инновационного развития нужно было хотя бы понять, почему не произошло роста объема обработанного экспорта до 30% - задача, которая ставилась в предыдущей пятилетке - а не решать проблему за счет лишь снижения этого целевого показателя до 19% в новой пятилетке. Потому что, что бы ни было написано и заявлено в тексте документа программы, в плане ее реализации методы и схемы и институты поддержки, даже названия мероприятий с ответственными исполнителями остаются те же, что и пять лет назад. 

Когда смотрим на структуру отечественных экспортеров, то, естественно, это видим крупные предприятия. И когда государство поддерживает экспорт, то госмеры и средства получают преимущественно и одни и те же крупные предприятия. Ответственному госоргану этого вполне достаточно, чтобы отчитаться, никто же перед ним не ставил задачу диверсифицировать структуру экспорта на отрасли и на малый и средний бизнес. К примеру, в Польше в структуре предприятий-экспортеров доля МСП составляет 93%, доля в объеме экспорта - в среднем 30%. К сожалению, такую полезную статистику наши госорганы не ведут.

Если вы завтра услышите, что Казахстан экспортирует мужские сорочки, детскую одежду или мебель, и не просто в Россию или в Киргизию, а в Европу и Китай, то, конечно же, вы приятно удивитесь, а, скептики останутся при своем мнении. Но это возможно. Если чиновники поговорят с отечественными швейными или мебельными предприятиями, услышат их проблемы, и государство начнет реально вникать и их решать, то и чуда, как говорится, не избежать.

Можно еще многое сделать для роста и развития, но, видимо, нашими внутренними противниками остаются наши желания. Желание выдавать желаемое за действительное и безответственное желание продолжать возлагать ответственность за развитие экономики на бизнес.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


экономист

 

Статистика

3233
просмотра
 
 
Загрузка...