Экономические реформы в Казахстане: «Кина не будет!»

Выступления министров экономики и финансов РК в парламенте на прошлой неделе показали: в ближайшие несколько лет в стране не произойдет реальных структурных реформ, необходимых для преодоления крайне высокой сырьевой зависимости нашей экономики

Иллюстрация: glavpost.com

1 сентября в статье, размещенной на Forbes.kz, я писал: «Для меня очевидно: сегодня у властей страны растет убежденность в том, что в период ухудшения экономической ситуации в стране любое ослабление госконтроля над экономикой чревато ростом политических рисков. По всей видимости, эти опасения перевешивают любые аргументы, связанные с кардинальными структурными реформами.

В результате у правительства все споры и дискуссии крутятся вокруг сравнительно безопасных и в этом смысле удобных для власти тем — распределения денег Нацфонда и ЕНПФ, инфляции, параметров денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики, и так далее. Особенностями этих тем является то, что обсуждать их можно бесконечно долго, с глубокомысленным выражением и привлечением огромного количества участников, однако экономика продолжает оставаться в застое и никаких структурных изменений в ней не происходит».

На начало сентября у меня еще оставалась надежда, что кабмин все-таки предложит что-то новое. Однако смена правительства и последующие выступления в парламенте «нового» министра национальной экономики и «старого» министра финансов можно смело охарактеризовать знаменитой фразой из кинофильма «Джентльмены удачи»: «Всё! Кина не будет! Электричество кончилось».

Много обещаний

Напомню, что в феврале этого года министр национальной экономики Ерболат Досаев сказал. «Правительство вышло с инициативой к главе государства, и глава государства поддержал, мы будем разрабатывать новый стратегический план развития страны до 2025 года. Работа предварительно будет завершена до середины года. В нем будут отражены все новые тенденции и новые направления развития экономики Казахстана».

В мае на волне земельных протестов Ерболат Досаев ушел с поста министра. Однако в июне премьер-министр Карим Масимов вновь подтвердил, что в начале осени правительство внесет на рассмотрение парламента предложения по изменению государственной экономической политики.

В частности, он сообщил: «В сентябре этого года вместе с проектом уточнения бюджета на 2016 мы придем и попросим поддержки у депутатов парламента по внесению корректив в экономическую политику государства. Для того, чтобы мы могли максимально эффективно использовать наши ресурсы вкупе с решением тех задач, которые ставит перед нами глава государства и текущая экономическая ситуация».

Новый кабмин уже не говорит о новой экономической политике

В сентябре вслед за Досаевым ушел из правительства и Масимов. Новый премьер-министр Бакытжан Сагинтаев, при вступлении в должность не сообщил свое видение экономической ситуации в стране и, соответственно, ничего не говорил о возможных реформах в экономике, как это принято в развитых странах (куда мы стремимся).

Тем не менее, еще оставались ожидания, что правительство внесет корректировки в экономическую политику вместе с проектом уточнения бюджета на 2016. Однако презентации «Прогноза социально-экономического развития страны на 2017-2021» и проекта «Республиканского бюджета на 2017-2019» в парламенте в конце прошлой недели окончательно разрушили все надежды на проведение изменений в экономике.

Несмотря на неоднократные объявленные реформы об открытости и подотчётности правительства, оба эти документа так и не были опубликованы. Вместо этого МНЭ и МФ опубликовали выступления своих министров. И хотя спичи в разы меньше самих документов, тем не менее, они дают представление о качестве и основных моментах этих документов. 

Некачественные прогнозы при отсутствии реформ

Куандык Бишимбаев презентовал «Прогноз социально-экономического развития страны на 2017-2021». Первое, что бросилось в глаза – это качество прогнозов. В частности, министр, курирующий экономику, сказал: «При базовом сценарии цена на нефть заложена на консервативном уровне $35 за баррель в 2017-2019 с последующим незначительным увеличением до $45 за баррель к 2021. (…) Реальный рост ВВП прогнозируется на уровне 1,9% в 2017 году, 2,1% в 2018, 2,7% в 2019, 2,9% в 2020 и 3,1% в 2021».

Исходя из текущей ситуации, такие прогнозы МНЭ вызывают большие вопросы. В частности, за 8 месяцев этого года средняя цена на нефть марки Brent составила чуть более $43 за баррель, и рост ВВП за этот период, по словам самого же Бишимбаева, составил 0,3%. При этом, даже такой скромный показатель вызывает много вопросов, поскольку все косвенные признаки говорят о спаде в экономике.

Государственная статистика взывает большие сомнения, поскольку Комитет по статистике находится в прямой зависимости от министерства, которое отвечает за развитие экономики.

Если предположить, что статистика дает объективную информацию, все равно прогноз МНЭ на 2017-2019 выглядит некачественным. Судя по тому, что сегодня происходит с ценами на нефть, можно с большой уверенностью сказать, что среднегодовая цена в 2016 вряд ли будет ниже $43 за баррель. При этом за весь 2016 правительство ожидает рост ВВП всего на 0,5%. В такой ситуации хочется услышать ясные ответы от МНЭ: каким образом в 2017 ВВП сможет вырасти на 1,9%, если среднегодовая цена на нефть составит $35 за баррель?

Помимо того, что экономические прогнозы вызывают большие сомнения, важно отметить, что в них не заложены никакие новые реформы. Вся экономическая политика будет строиться на ручном управлении экономикой путем командно-административного распределения денег из Нацфонда, ЕНПФ, и других вновь создаваемых фондов.

Качество бюджетного процесса под вопросом

Также много вопросов вызвало выступление министра финансов, который презентовал корректировки в бюджет 2016 года, а также проект «Республиканского бюджета на 2017-2019».

Первый вопрос по итогам выступления Бахыта Султанова: когда же наши парламентарии устанут от бесконечных корректировок бюджета страны?! Все эти изменения говорят только об одном – о низком качестве бюджета, составляемого Минфином.

Сегодня министр финансов ожидает, что доходы бюджета (без учета трансфертов из Нацфонда) в 2016 будут на 25% (на 835 млрд тенге) выше запланированных цифр. Интересно, почему парламентарии не возмущены такими большими ошибками в финансовых планах правительства. При этом само перевыполнение планов тоже вызывает много вопросов.

По данным Комитета государственных доходов Министерства финансов, совокупные налоговые поступления в государственный бюджет за январь-июль 2016 выросли на 37% (на 875 млрд тенге) по сравнению с соответствующим периодом 2015. В то же время, налоговые поступления в Нацфонд от организаций нефтяного сектора за январь-июль 2016 сократились на 39,4% (на 393 млрд тенге).

Снижение налоговых поступлений от нефтяного сектора вполне понятно, поскольку средняя цена на нефть за семь месяцев 2016 году составила $42, а в 2015 – $59. Однако совсем непонятно, за счет чего выросли налоги от населения, а также бизнеса, не связанного с нефтью. В августе 2016 КГД объяснил резкий рост налоговый поступлений сокращением теневой экономики. Однако такой громадный рост налогов в кризисное время требует гораздо более детальных пояснений.

Отсутствие реформ в бюджетном процессе

Каждый раз вызывает недоумение обсуждение министра финансов с парламентариями дефицита бюджета страны.

Например, Бахыт Султанов при презентации корректировок республиканского бюджета за 2016 год заявил, что, несмотря на изменения в доходах и расходах бюджета, его дефицит сохранится на утверждённом уровне в 2%. При этом он скромно умалчивает, что обсуждать этот дефицит не имеет смысла, поскольку тот напрямую регулируется самим правительством за счет трансфертов из Нацфонда. То есть, правительство легко может уменьшить или увеличить этот показатель за счет размеров трансфертов.

Также с точки зрения прозрачности, подотчётности, и обязательности исполнения экономической политики и госбюджета в парламенте никто не подымает вопроса о том, что госбюджет не отражает всех доходов и расходов государства. То есть часть госдоходов и расходов находится вне контроля парламента. К примеру, в 2015 Нацфонд и Нацбанк профинансировали ФНБ «Самрук-Казына» на 1,5 трлн тенге вне утвержденного бюджета. Непонятно, какие суммы правительство и Нацбанк отправили в экономику вне бюджета в этом году и сколько отправят в следующем.

Для того чтобы устранить эти крайне важные недостатки бюджетного процесса, необходимо, чтобы правительство как можно быстрее перешло на консолидированный бюджет, как уже много лет рекомендует МВФ. В этом случае в госбюджете, утверждаемом парламентом, должны будут учитываться абсолютно все поступления и использования денег Нацфонда, а также всё финансирование госрасходов и инвестиций со стороны Нацбанка. К сожалению, министр финансов не сказал о такой крайне важной реформе ни слова. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12389 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 апреля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить