Анвар Сайденов: Банки развития должны служить драйверами роста в стратегических отраслях экономики

Независимый директор БРК рассказал об эффективности такого финансового института

Анвар Сайденов
ФОТО: Архив пресс-службы
Анвар Сайденов

Член совета директоров - независимый директор, омбудсмен АО «Банк развития Казахстана» (далее БРК, банк, дочерняя структура холдинга «Байтерек») Анвар Сайденов рассказал об особенностях работы БРК, перспективах банковской системы и роли государства в финансовой отрасли и о культуре корпоративного управления в Казахстане.

Сейчас рассматривается вопрос эффективности квазигосударственного сектора. Какими критериями, по вашему мнению, можно оценить эффективность такого института развития, как БРК?

- Когда мы говорим об эффективности института, то определять ее надо исходя из задач, которые он призван решать. Если брать мировой опыт, банки развития должны служить драйверами роста в стратегических отраслях, особенно в условиях транзитной, развивающейся экономики. БРК создавался, чтобы кредитовать проекты, которые не могут финансировать частные или международные институты. С этой точки зрения банк демонстрирует эффективность.  

Однако, принимая во внимание, что БВУ еще не оправились от тяжелых последствий кризиса 2008-2009 годов, и возможностей для финансирования долгосрочных капиталоемких проектов у них нет, в определенной степени БРК подменяет коммерческие банки. С другой стороны, доминирование государства, причем во многих сегментах экономики, не только в реальном секторе, но и в финансовой системе, — не очень хороший знак. Это ограничивает развитие частной инициативы и предпринимательства. Такое тотальное доминирование не может быть правильным в долгосрочной перспективе.

Что, на ваш взгляд, необходимо изменить в деятельности БРК, чтобы поддерживать положительную динамику кредитной деятельности?

- Думаю, принципиальные изменения в стратегию сейчас не надо вносить, поскольку важные задачи определены верно. Может быть, ему следует быть более активным в проектах ВИЭ, «зеленой» экономики в целом. Банк делает первые шаги в этом направлении, начал финансирование проектов такого рода, но такое переключение должно произойти для всей экономики, не только для БРК, поскольку он действует в общей экономической среде.

Качество кредитного портфеля — актуальный вопрос для всей банковской системы Казахстана. Для БРК он имеет особое значение, учитывая печальный опыт накопления балласта NPL. Как обстоят дела с этим сейчас в банке? Что сделано, чтобы не повторить ошибки?

- Думаю, груз, который в определенной степени есть и в БРК - результат общих макроэкономических проблем, с которыми столкнулась наша страна. Но ситуация в БРК обстоит лучше, чем в коммерческих банках, могу об этом сказать исходя из личного опыта. Что касается совета директоров банка, то очень активную позицию занимает комитет по управлению рисками и его председатель Антонио Сомма. Я являюсь членом этого комитета, мы участвуем в обсуждении проектов, особенно испытывающих определенные проблемы, и в целом подход, выбранный банком и поддерживаемый советом директоров, правилен. Вводятся стандартные процедуры, позволяющие снижать риски, предвидеть их возможности, а в случае возникновения негативных событий выбирать меры, которые позволяют эти отрицательные последствия минимизировать, а в конечном итоге преодолевать. Поэтому считаю, что эта работа поставлена на должном уровне.

Что необходимо предпринять, чтобы повысить качество корпоративного управления в Казахстане, минимизировать вероятность злоупотребления доверием инвесторов и акционеров?

- Есть большая проблема, и она не решена до сих пор: взаимоотношения собственников банков, советов директоров, независимых директоров, которые должны заботиться об интересах институтов. Другая проблема — часто менеджмент не доносит полную картину до совета директоров, решения принимаются либо в условиях недостатка информации, либо полного сокрытия проблем. По сравнению с 2009-2010 годами произошли серьезные улучшения. Можно, конечно, ужесточать законодательство, как, например, в России, где акционеры несут уголовную ответственность за доведение банка до плачевного состояния, но пока правительству или ЦБ приходится принимать на себя расходы по исправлению ситуации. Можно двигаться более долгим, но цивилизованным путем. Я являюсь участником рабочей группы при НПП «Атамекен», которая разрабатывает стандарты корпоративного управления. Если проект будет реализован, подкреплен законодательно, то стандарты, регулирующие в том числе и взаимоотношения Советов директоров, собственников, акционеров, инвесторов, должны помочь.

Абсолютное преимущество БРК перед международными финорганизациями — долгосрочное финансирование в нацвалюте на привлекательных для бизнеса условиях. Есть ли у БРК трудности с использованием этого преимущества?

- Я думаю, трудностей нет, и, учитывая волатильность национальной валюты, то давление, которое она испытывает в результате внутренних и внешних шоков, БРК достаточно активно пользуется этим преимуществом. Например, займы клиентов банка, которые номинированы в иностранной валюте, конвертируются в тенговые, что, конечно, снимает с них эту нагрузку, особенно если продукция не экпортооориентирована, а предназначена для внутреннего рынка и доходы заемщиков тенговые. Это очень важное преимущество и этим не могут похвастаться даже международные финансовые организации, хотя отдельные примеры того, когда международными финорганизациями, в частности ЕБРР, проекты финансируются в тенге, уже есть, но это скорее исключение из правил.

Субсидирование государством экономики, в том числе через льготные займы, и ненужная конкуренция институтов развития с коммерческими банками и другими рыночными субъектами — взаимосвязанные темы. Что необходимо предпринять, чтобы государство не вытесняло частный бизнес из экономики?

- Это вопрос обоюдоострый. С одной стороны, я вижу, как на заседаниях совета Ассоциации финансистов обсуждаются недостатки субсидированной ставки кредитования, которая искажает рыночную ситуацию и делает невозможным определение объективной стоимости заимствования для конечных заемщиков. С другой стороны, и банки, и заемщики привыкают к таким льготам и пользуются ими в своих целях. Эта мера имела смысл в критических ситуациях. Если она до сих пор используется, возникает вопрос: преодолена ли критическая фаза и может быть от этой меры пора отказаться?

Что кардинально отличает БРК от других компаний, в которых вы работали или работаете, в контексте вашего функционала?

- Основное отличие в том, что есть единственный акционер - государственный холдинг, у которого высокие требования, учитывая, что банк оперирует госбюджетными ресурсами. Может создаться впечатление, что есть зарегулированность, жесткие процедуры, но они неизбежны. Это приводит к максимальной прописанности принятия решений в БРК, которая отличает его от коммерческих банков. Частный бизнес и должен быть гибче. С другой стороны, это плюс: нет пространства или лазеек для принятия субъективных или ориентированных на частные интересы решений.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
20427 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
1 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить