Антикризисные меры: ручное управление при ограниченном бюджете

Расширенное заседание правительства с участием президента, прошедшее 10 февраля, вызвало еще больше вопросов по поводу того, какой экономической политики придерживаются наши власти

Фото: sunhome.ru

Мне понравилась статья Тимура Исаева, написанная по следам расширенного заседания правительства. Я согласен с его выводами, однако, хотел бы посмотреть на это событие под другим углом.

Как я недавно писал, нам срочно нужен понятный документ Нацбанка и правительства по экономической политике на ближайшие три года. У экспертов сейчас нет понимания, куда и каким образом двигаются экономические власти страны. Прежде всего, это касается среднесрочной политики по стимулированию роста ненефтяной части нашей экономики. К сожалению, меры, предложенные на расширенном заседании, не добавили ясности в этом направлении. Хуже того, появилось еще больше вопросов.

Дополнительное финансирование будет мизерным

Начну с источников финансирования предложенных мер по обеспечению экономического роста. Например, Тимур Исаев подсчитал, что меры дополнительной антикризисной поддержки составят 2 трлн 104,5 млрд тенге. Однако, по моим расчетам, сумм дополнительной поддержки составляет всего 54,5 млрд тенге!

Прежде чем обсудить такую разницу, хочу подчеркнуть, что подобные нестыковки в экспертных оценках возникают только по вине правительства и Нацбанка. Это они не дают нам ясной картины на текущую экономическую ситуацию и не оглашают свои планы на ближайшее будущее.

Источники финансирования антикризисных мер

По расчетам моего коллеги, сумма 2 трлн 104,5 млрд тенге сформировалась следующим образом.

360 млрд тенге придут в экономику за счет переноса на 2016 части средств, запланированных на реализацию программы «Нұрлы жол» на 2017. В этой программе используются средства Нацфонда, что означает дополнительное выделение денег из него в 2016. Также в этом году из Нацфонда выделят сумму в 194,5 млрд тенге, сформированную за счет курсовой разницы.

Помимо этого было решено дополнительно выделить в этом году из специального резерва правительства порядка 100 млрд тенге. Насколько я понимаю, специальный резерв был предусмотрен в госбюджете на этот год, то есть эти деньги пойдут из этого источника.

Однако самым большим и самым спорным источником финансирования для антикризисных мер был назван ЕНПФ, из которого должно быть выделено 1 трлн 450 млрд тенге. Давайте детально остановимся на этой статье антикризисных мер.

Деньги ЕНПФ и так работают на экономику

На заседании правительства было решено инвестировать свободные пенсионные накопления в 2016 в сумме 1 трлн 450 млрд тенге по ряду направлений. В частности, 500 млрд тенге - на конвертацию в иностранную валюту для инвестирования на внешних рынках. Также 600 млрд тенге будут направлены на приобретение облигаций банков и национальных холдингов на возвратной основе и под рыночную процентную ставку.

Прежде всего, непонятно, откуда в ЕНПФ возьмутся такие большие «свободные» деньги. Остается только строить предположения. Прежде всего, исходя из динамики пенсионных взносов и выплат в 2015, скорее всего, чистый прирост накоплений за счет взносов в 2016 может составить порядка 500–600 млрд тенге. Также в 2016 ожидаются погашения ценных бумаг в портфеле на сумму около 500 млрд тенге. Остальная сумма, по всей видимости, составляет инвестиционный доход. В течение текущего года сумма в 400-500 млрд тенге составит процентный доход в размере 7-9% от активов ЕНПФ на начало 2016.

Важно отметить, что активы Единого накопительного пенсионного фонда, в отличие от средств Нацфонда, уже находятся в экономике и работают на её рост. Неважно, покупает ли ЕНПФ облигации банков, госкомпаний или государственные ценные бумаги (средства от которых идут для финансирования дефицита бюджета), в любом случае, деньги попадают на счета банков, а затем идут на кредитование экономики.

Для понимания. ЕНПФ, покупая госбумаги, вливает деньги в госбюджет. Из бюджета эти деньги идут, например, на зарплаты госслужащих. Зарплаты попадают на счета в банках. Госслужащие, в свою очередь, тратят эти деньги на товары и услуги. После этого деньги опять попадают на счета в банках.

Поэтому говорить, что 600 млрд пенсионных денег, отправляемых банкам и госкомпаниям, как-то изменят ситуацию, не совсем корректно. Эти деньги уже в обороте и приносят свою пользу. Их перераспределение на другие виды инвестиций не изменят ситуацию коренным образом. С точки зрения ЕНПФ здесь главное – сохранность активов и инвестиционный доход.

Конвертация снижает финансирование антикризисных мер

Больше всего удивило решение о конвертации 500 млрд тенге ЕНПФ в валюту. Это значит, что указанная сумма исчезнет из казахстанской экономики и пойдет на кредитование экономики иностранного государства (скорее всего, в основном, в США).

С использованием средств Нацфонда происходит обратная картина. Например, на расширенном заседании правительства было решено, что из него будет дополнительно выделено 554,5 млрд тенге. Для этого из Нацфонда будет продано примерно $1,5 млрд.

Таким образом, планируется изъять из экономики 500 млрд тенге из средств ЕНПФ, и влить в нее из Нацфонда 554,5 млрд тенге (360 млрд тенге + 194,5 млрд тенге). То есть чистое вливание дополнительных денег в экономику составит лишь 54,5 млрд тенге. 100 млрд тенге из специального резерва правительства не в счет, поскольку они уже зарезервированы в бюджете и не являются дополнительным финансированием.

Также стоит отметить, что КТЖ собирается выпустить свои облигации на сумму 200 млрд тенге. И нет сомнений, что покупателем этих бумаг будет ЕНПФ. Скорее всего, эти деньги пойдут на возврат долгов КТЖ в валюте, поскольку этот нацхолдинг понес громадные убытки из-за девальвации тенге. Если это так, то это означает, что из нашей экономики уйдет еще 200 млрд тенге. То есть вместо дополнительного финансирования получается чистое изъятие денег из экономики. Таким образом, вместо прироста экономики мы получим её спад.

Конвертация противоречит политике дедолларизации

Еще совсем недавно главы Нацбанка и правительства заявляли, что все наихудшие сценарии по курсу национальной валюты уже реализовались. Также они подтвердили свою приверженность свободному плаванию тенге. Это означает, что в случае роста цен на нефть выше $40 за баррель курс вполне может укрепиться с сегодняшних 360 тенге за $1 примерно до 300 за $1. А это значит, что вкладчики ЕНПФ сильно проиграют на курсовой разнице из-за валютных пенсионных активов.

Кроме того, наши экономические власти громко призывают всех казахстанцев переводить свои сбережения из валюты в тенге, а сами в тоже время переводят пенсионные деньги в валюту, ожидая, по всей видимости, следующей крупной девальвации.

В общем, последние антикризисные меры опять были сделаны в режиме «ручного управления». Нужно срочно прекращать такие подходы к стратегическим вопросам. Всем нам нужна ясная экономическая политика государства на перспективу. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10876 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
3 марта родились
Багдат Мусин
министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан
Садуохас Мералиев
главный операционный директор KazMunayGas International
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить