Нерыбный бизнес: осетровый завод на Урале оказался на грани краха

Ущерб в 1,2 млрд тенге получило предприятие из-за массового замора рыбы

Мертвая рыба, вытащенная из садков для утилизации
Фото: Амиржан Шауданов
Мёртвая рыба, вытащенная из садков для утилизации

Горы мёртвых осетров ждут утилизации. Замору подвергся участок реки Урал, на котором расположено два предприятия, выращивающие рыб ценных пород.  Эксперты обнаружили в останках аммиак. Возбуждено два уголовных дела, работает межведомственная комиссия. Проверяются четыре организации, сбрасывающих воду в Урал, — собственно, два пострадавших рыбзавода, а также ТЭЦ и КГП «Атырау су арнасы». 

Каков ущерб для бизнеса?

Урало-Атырауский осетровой рыбоводный завод – государственное предприятие, которое занимается разведением мальков осетровых пород, выпуская их в естественную среду обитания. Здесь погибло 1,76 тонны рыбы, ущерб государству комиссия оценила в 424 млн тенге. Гораздо сильнее пострадало частное ТОО «Луговской конный завод»,  в состав которого входят несколько предприятий: собственно, конный завод, а также свиноводческий, зерновой и рыбоводческий комплексы. Умерли все рыбы до единой: 101 тонна осетров - это 36 тыс. голов, 5 тыс. из которых - самки с икрой.

- Мы любили этих рыб, как детей. Годами растили. Люди чуть не плакали. Мы их вспарывали, показывали комиссии, что в мёртвой рыбе есть икра. Комиссия считала: получилось где-то полтонны икры, - не смог скрыть огорчения Амиржан Шауданов, руководитель осетрового завода.

По телефону он рассказал Forbes.kz, что массовый мор привел бизнес на грань банкротства. Предприятию нанесён ущерб в 1 млрд 200 млн тенге. Своими силами возместить такую сумму завод не сможет.

- Не знаю, как переживем. Мы уже концы отдаём. Акционер будет решать, я только исполнитель. Я не могу принимать решение, как выйти из ситуации. Но я уже начал сокращать людей. В этом году предприятие работать не будет. В следующем году, может быть, и то, если ущерб будет восстановлен, - резюмировал Шауданов.

Фото: Амиржан Шауданов

Как устроен бизнес

Разведение осетров требует терпения, говорят эксперты. Эта рыба растёт медленно, только через пять лет становится половозрелой и от неё можно получать икру. Предприниматели ждут годы, прежде чем начатое дело начнёт приносить деньги. Именно такой путь развития выбрал «Луговской конный завод», решив диверсифицировать бизнес и переключиться с племенного коневодства на разведение русских осетров.

Проект поддержал «Казагрофинанс», выделив заём в размере 750 млн тенге. Мальков выращивали в Жамбылской области, в бассейнах с особой температурой и микроклиматом. Подросшую молодь перевезли на Урал. Осётр подрастал в проточных садках на реке. Икру планировали получать так называемым методом доения, сохраняя жизнь рыбам. В прошлом году предприятие отработало технологию на небольшой партии в 50 кг и получило все необходимые сертификаты. В мае планировали получить первую промышленную партию икры.

Фото: © Depositphotos.com/wrangel

- Я думаю, это халатность. Ну кому в голову придёт убивать весь Урал?! Кто-то упустил химикаты, - считает Шауданов.

Виновника пока не назвали, поэтому говорить о том, кто возместит ущерб, ещё рано.

Впервые о гибели осетров  в Атырау заговорили ещё в декабре. Жители стали выкладывать в соцсетях фото рыб, всплывающих в лунках. Как отметил заместитель председателя Комитета лесного хозяйства и животного мира Министерства сельского хозяйства РК Нариман Жунусов, на берегах Урала было собрано и утилизировано 111,4 тонны рыбы, из них 103 тонны - это искусственно выращенные в двух хозяйствах осетровые.

- Поскольку 103 тонны искусственно выращенные, они никакого прямого ущерба на популяцию реки не наносят, - сказал он.

В ожидании весенней путины

Эксперты считают, что в воду мог попасть не аммиак, а удобрения.

- Суть острого физиологического действия аммиака (если это вообще был он, потому что это могли были азотистые удобрения) - нарушение оксигенации гемоглобинов, нарушение ионного обмена крови и работы ряда ферментов крови. В результате рыбы очень быстро погибли от асфиксии (удушья). Но за несколько месяцев аммиак должен был «вымыться» из текущих вод. Как я понял, тесты местной лаборатории сейчас не показывают превышение в воде. Другой вопрос - какая доля аммиака была вынесена в море, где разбавилась до неопасных концентраций, а какая попала в донные отложения. Об объёмах оставшегося в иле аммония и нитратов/нитритов можно будет судить лишь после специальных исследований и анализов, т.е., видимо, после того как с реки сойдёт лёд и там можно будет брать пробы, - прокомментировал ситуацию российский биолог Евгений Есин, старший научный сотрудник лаборатории воспроизводства лососевых рыб ВНИРО (Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии).

На вопрос, можно ли застраховать осетров от массового замора, глава завода говорит, что страховые компании в Казахстане не идут на такие риски:

- Попробуйте застраховать биологические активы.

Впереди у предприятия год вынужденного простоя, а потом нужно будет что-то делать: искать инвестиции и начинать всё с нуля либо продавать технологии и активы.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19486 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
экс-председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить