Как декарбонизация меняет энергетику

Изменение климата и устойчивое развитие входят в число актуальных глобальных тем, стоящих на повестке дня политиков, бизнеса и общества. Переход к источникам энергии, использующим меньше углерода, является наиболее важным фактором в борьбе с глобальным потеплением

ФОТО: pixabay.com

В недавнем отчете McKinsey & Company проанализировали основные движущие силы и тенденции мирового энергетического рынка.

В долгосрочной перспективе пандемия не окажет значительного влияния на спрос. Потребление энергии продолжит расти, хотя и не такими быстрыми темпами. По сравнению с уровнем, существовавшим до COVID-19, к 2050 году оно увеличится на 20%. Согласно базовому сценарию McKinsey, после резкого падения восстановление спроса на электроэнергию, нефть и газ займет от одного до четырех лет, тогда как спрос на уголь уже не вернется к показателям 2019 года.

В долгосрочной перспективе продолжатся фундаментальные сдвиги в энергетической системе. Перемены в ближайшие годы ускорятся, так как последствия изменения климата нарастают и требуют активных действий. В отчете рассматриваются четыре долгосрочных сценария на ближайшие десятилетия: базовый; ускоренный переход к новой энергетике; отсроченный переход и «путь к цели в 1,5 °C» (представление McKinsey о пути к ограничению глобального потепления до 1,5 °C с учетом достижимости результатов).

Электричество побеждает, а водород меняет правила игры. В результате смещения спроса в сторону электроэнергии ее потребление удвоится, а доля среди видов энергии, используемых конечным потребителем, к 2050 году вырастет с сегодняшних 20% до примерно 30%.

К 2035 году половина мирового энергоснабжения будет обеспечиваться возобновляемыми источниками энергии периодического действия, такими как солнечные или ветроэнергетические установки. К 2030-м годам «зеленый» водород достигнет уровня конкурентности по затратам по отношению к ископаемым видам топлива. Вследствие этого в 2035–2050 годах примерно 40% общего роста спроса на электроэнергию будет приходиться на электроэнергию для электролиза, в первую очередь для нужд промышленности и транспорта.

Чтобы осуществить переход к использованию таких видов энергии, для обеспечения безопасности энергосистемы потребуются как традиционные, так и новые гибкие мощности. Важную роль будут играть аккумуляторы для хранения электроэнергии, однако работающие на газе резервные генерирующие мощности также не потеряют своей актуальности: они будут удовлетворять спрос в течение длительных периодов, когда производительность возобновляемых источников падает.

Пики спроса на ископаемые виды топлива становятся все ближе. Спрос на газ продолжит расти до конца 2030-х. После достижения пика снижение спроса будет обусловлено изменениями в энергетическом секторе: потребителями газа становятся в основном не станции, производящие электроэнергию в часы базовой нагрузки, а мощности, обеспечивающие энергосистеме гибкость.

Рост спроса на нефть в текущем десятилетии замедлится и достигнет пика в конце 2020-х, что обусловлено сокращением объемов автомобильных перевозок и другими последствиями COVID-19. Продолжающийся же до этого рост спроса будет вызван увеличением потребления в химической промышленности и в отрасли авиаперевозок, а также общим повышением потребностей в нефти в странах с развивающейся экономикой. В дальнейшем, несмотря на значительное снижение спроса, по-прежнему будут требоваться новые поставки нефти.

Спрос на уголь продолжит снижаться. В электроэнергетике все более экономичными альтернативами углю станут газ и набирающие популярность ВИЭ.

Согласно базовому сценарию, несмотря на падение спроса на все три ископаемых вида топлива в долгосрочной перспективе, они продолжат играть ключевую роль в глобальной энергетике. При сценарии ускоренного перехода к новой энергетике спрос на уголь и нефть в 2050 году будет на 22% ниже, чем при базовом сценарии, а по сравнению с 2019 годом – на 52% ниже на уголь и на 27% на нефть.

Изменения недостаточны для ограничения потепления в 1,5 °C. При прогнозируемых выбросах углерода в соответствии с базовым сценарием мир оказывается далеко от траектории, ведущей к ограничению глобального потепления в 1,5 °C. Кроме того, в этом сценарии выбросы СО2, связанные с энергетикой, останутся на том же уровне до 2030 года, а затем начнут постепенно сокращаться, примерно на 25% до 2050 года.

Чтобы выйти на путь ограничения повышения температуры к 2050 году полутора градусами Цельсия, необходимо достичь углеродной нейтральности. Особое значение имеет предстоящее десятилетие: к 2030 году необходимо добиться сокращения выбросов более чем на 50%. Несмотря на набирающее скорость движение в сторону декарбонизации, правительствам многих стран по-прежнему необходимо превратить свои масштабные цели в конкретные требования регулирования. Более того, прогнозы базового сценария диктуют необходимость реализовать дополнительные крупные программы и принять меры политического характера, для того чтобы хотя бы приблизиться к траектории, ведущей к цели в 1,5 °C. Того, что делается, недостаточно.

В течение следующих 15 лет инвестиционные потоки останутся стабильными. После восстановления от ударов кризиса, вызванного коронавирусом, инвестиции в энергосистемы будут стабильно расти до 2035 года.

Согласно базовому сценарию, к 2035 году 50% инвестиций в энергетику по-прежнему будет приходиться на нефть и газ. Уровень инвестиций в электрогенерирующие активы будет оставаться практически неизменным, поскольку внушительный рост объема установленных мощностей будет сопровождаться значительным снижением капитальных затрат на технологии возобновляемых источников энергии. Отталкиваясь от минимума 2020 года, инвестиции в нефтегазовый сектор в период до 2030 года будут расти в среднем на 3% в год, несмотря на замедление роста спроса, обусловленное тем, что проекты, призванные заменить истощающиеся добывающие активы, становятся все более дорогостоящими. Учитывая растущее внимание правительств, инвесторов и потребителей к переходу к новой структуре энергетики, прибыльность всех ее сегментов по-прежнему будет существенно различаться в зависимости от конкретных стран и циклов.

Последствия для Казахстана. Казахстан объявил о программе достижения углеродной нейтральности к 2060 году. Планка целей высока – но она необходима для страны, учитывая, что подобные задачи ставят перед собой такие крупные экономики, как Европа и Китай.

Для достижения этой цели требуется разработать дорожные карты для каждой отрасли, а также такие механизмы стимулирования, как эффективное ценообразование на выбросы СО2 и его рынок для частного сектора, чтобы принимать экономически обоснованные решения по декарбонизации. Учитывая скорое начало снижения спроса на ископаемые виды топлива, Казахстану необходимо проанализировать и оценить, в какой степени он сможет обеспечить привлекательные условия для инвесторов в ситуации обостряющейся конкуренции между странами за новые инвестиции в нефтегазовый сектор, учитывая ожидаемое снижение спроса в будущем.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6213 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить