Что ждать бизнесу от фискальной политики государства

Тренды налогового законодательства после чрезвычайного положения

ФОТО: pixabay.com

Сайт премьер-министра сообщил удручающую новость: «Общий пакет антикризисных мер, не считая налоговых преференций и поддержки на местном уровне, составит дополнительных 5,9 трлн тенге, из которых: 2,5 трлн тенге – за счет внебюджетных средств; 3,5 трлн тенге — за счет республиканского бюджета».

3,5 трлн тенге выделяется из бюджета - разумеется, эту потерю нужно возместить. Бесспорно, правительство будет комбинировать, но не откажется от такого инструмента, как пересмотр налоговых поступлений.

Чего ожидать казахстанскому бизнесу?

Безусловно, ставится под угрозу «охлаждение потепления» в политике фискальных органов по признанию сделок недействительными.

В частности, с 4 марта 2020 были приняты обнадёживающие изменения в нормативном постановлении Верховного Суда РК «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29 июня 2017 №4. А именно исключена своеобразная «палочка-выручалочка» налоговых органов. Пункт 4 указанного нормативного постановлениия устанавливал крайне спорный и являвшийся самостоятельным основанием для удовлетворения исковых требований параграф: «Для целей настоящего постановления о недействительности сделки могут свидетельствовать, в том числе, подтвержденные доказательствами доводы органа государственных доходов о невозможности реального осуществления налогоплательщиком операций в силу отсутствия соответствующих активов, зданий, транспортных средств, материальных и трудовых ресурсов; об отсутствии экономического смысла учтенных операций».

Изменения в нормативном постановлении свидетельствовали о потенциальном пересмотре властью своего подхода к концепции «неблагонадежного поставщика».

Более того, в апреле этого года был разработан проект «О внесении изменений и дополнений в нормативное постановление Верховного Суда РК от 29 июня 2017 года №4 «О судебной практике применения налогового законодательства», который вносит новый пункт 4-1 следующего содержания: «...Судам следует руководствоваться тем, что фактическое отсутствие совершенной сделки, в том числе путем выписки фиктивного счета-фактуры, должно быть установлено в ходе налоговой проверки».

Таким образом, планируется, что налоговые органы будут инициировать исковые заявления о признании сделок недействительными только по результатам налоговых проверок.
С учетом указанных больших расходов бюджета, такое новое положение в указанном нормативном постановлении Верховного суда Казахстана может встретить усиленное сопротивление сразу двух профильных министерств: Министерства национальной экономики и Министерства финансов РК.

Тем не менее у налоговых органов концепция «неблагонадежный поставщик» имеет вторую форму реализации – пилотный проект, то есть некий эксперимент налоговых органов, который по сути отличается от общего регулирования, установленного Налоговым кодексом Казахстана. При этом название «неблагонадёжный поставщик» сменилось на «налогоплательщик с высокой степенью риска». Однако содержание нисколько не изменилось.

Подобная возможность введения пилотного проекта предусмотрена налоговым законодательством, во исполнение которого был установлен особый порядок администрирования налогоплательщиков с высокой степенью риска.

В частности, пилотный проект устанавливается для плательщиков НДС, которые отнесены к высокой степени риска, определенной на основании системы управления рисками, основанной на анализе данных по приобретённым и реализованным товарам, работам и услугам, и налогоплательщиков (контрагентов), являющихся получателями товаров, работ, услуг согласно ЭСФ, выписанным налогоплательщиками, которые отнесены к высокой степени риска.

Квалификация налогоплательщика с высокой степенью риска построена очень неоднозначно. Критерии отнесения делятся на две группы: публичные (которые являются доступными для налогоплательщика) и закрытые, то есть недоступные и не раскрываемые бизнес-сообществу. При этом само Министерство финансов Казахстана установило комфортные для себя условия: налогоплательщик вправе потребовать объяснений в случае отнесения себя к группе налогоплательщиков с высоким риском, кроме ситуаций, когда такая квалификация была произведена на основании закрытых критериев. В итоге упомянутые скрытые критерии квалификации играют роль своеобразного «джокера» при подобной категоризации.

Сценарий, который вырисовывается в данных условиях, ничем не будет отличаться от прошлой практики «лжепредприятий», когда некая компания получает такой статус и все ее клиенты столкнутся с обязанностью уменьшить зачетный НДС, увеличив свое обязательство по такому налогу, либо доказывать факт поставки товара, работы и услуги.

Отдельно следует ожидать дальнейшей цифровизации налоговых отношений, введение цифровых продуктов, таких как электронный счет-фактура, сопроводительные накладные на товары, которые, бесспорно, позволят налоговым органам повысить собираемость налоговых поступлений в бюджет без увеличения ставок налогов.

Резкое повышение дефицита бюджета через год-два может заставить думать государственных функционеров о более раннем введении ставок на высокие заработные платы - то есть прогрессивной ставки индивидуального подоходного налога.

Напомню, что к 2025 году предполагается обложение нулевой ставкой (то есть освобождать) от индивидуального подоходного налога зарплаты до 720 тыс. тенге в год (60 тыс. тенге в месяц), по ставке 15% – доходов свыше 720 тыс. (до 2,4 млн тенге в год), по ставке 17% – доходов свыше 2,4 млн (до 3,6 млн тенге в год) и по ставке 20% – доходов свыше 3,6 млн тенге в год.

Другим очевидным ходом правительства станет политика деофшоризации и администрирование иностранных доходов и активов казахстанских налогоплательщиков.

Механизм признания контролируемой иностранной компании и налогообложения ее дохода в Казахстане в настоящее время дорабатывается и находится на рассмотрении в мажилисе парламента. Вкратце, рассматриваемые изменения позволят признавать контролируемыми иностранными компаниями только компании, учрежденные в странах, с которыми у Казахстана нет соглашений об устранении двойного налогообложения. Кроме того, налоговые органы будет интересовать только пассивный доход, получаемый контролируемой иностранной компанией: дивиденды, проценты, роялти и т.д. Однако проект закона о внесении изменений в Налоговый кодекс Казахстана вводит данные положения ретроспективно с 1 января 2018.

Озабоченность также вызывает автообмен сведениями по финансовым счетам, который проводится в рамках стран – участниц ОЭСР по линии БЭПС. Данный автообмен запланирован на сентябрь 2020, однако предполагается, что Казахстан должен достигнуть двусторонних договоренностей со странами – участницами автообмена, что пока не выполнено.

ОЭСР дала ряд рекомендаций по вопросу применения трансфертного ценообразования, особенно в части проверки финансовых операций. При этом финансовые операции в Казахстане ранее не были предметом особого изучения налоговых органов, однако с учетом текущей ситуации данный контроль, по моему мнению, будет реализован в самое короткое время.

20 февраля 2020 президент подписал Закон «О ратификации Многосторонней конвенции по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям, в целях противодействия размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения». Данная конвенция вступит в силу в течение трех месяцев, со дня предоставления Казахстаном ратификационной грамоты, что пока сделано не было.

Суть многосторонней конвенции - ввести дополнительные требования. Например, тесты (тест основной цели (РРТ) и тест упрощенного положения об ограничении льгот (SLOB)) и иные ограничения с целью предотвращения злоупотребления положениями налоговых соглашений Казахстана, что сделает недоступным пониженные ставки у источника выплаты, предусмотренные указанными двусторонними международными документами для некоторых налогоплательщиков.

Таким образом, Казахстану, бесспорно, следует ожидать усиления налогового администрирования по линии «неблагонадёжных поставщиков – налогоплательщиков с высоким уровнем налогового риска». В меньшей степени, но ожидается и ужесточение мер по администрированию внешних активов налогоплательщиков.

Айдар Масатбаев, дипломированный налоговый эксперт LLM, юридический консультант «Палаты профессиональных юридических консультантов»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7403 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
19 октября родились
Торегельды Шарманов
президент Казахской академии питания, академик НАН РК, РАМН, АПМ РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить