Что Америке нужно понять о капитализме

Кандидаты, вступившие в президентскую гонку 2020 года в США, начали предлагать разнообразные экономические меры, которые часто называются либо рыночными, либо социалистическими. Подобные ярлыки нередко путают американское общество. Например, многие ошибочно считают капитализм синонимом рыночной экономики. Но на самом деле он включает в себя все экономические системы с частной собственностью на имущество – от систем со свободными рынками до социал-демократических

Белый дом. Округ Колумбия, США
Фото: Depositphotos.com/Vacclav
Белый дом. Округ Колумбия, США

Все эти различные формы капитализма требуют базовых правил, которые управляют работой рынков, в частности, защищают право собственности и принцип верховенства закона. Кроме того, в большинстве капиталистических обществ действуют социальные программы для защиты наиболее уязвимых слоёв населения. И поэтому правительства капиталистических стран сталкиваются с двумя фундаментальными проблемами выбора. Во-первых, они могут либо устанавливать правила для рынков, чтобы создавать общественные блага, либо делегировать выполнение этой задачи крупному бизнесу под видом рыночной политики. Во-вторых, они могут либо разрабатывать универсальные социальные программы для снижения уровня неравенства и для защиты окружающей среды, либо сокращать масштабы этих программ ради минимизации государственных расходов в этих сферах.

Выбор, который делают правительства, может сильно влиять на уровень неравенства и объёмы выбросов парниковых газов, а также на благосостояние в целом. Для надлежащей оценки экономической политики, которую предлагают кандидаты от Демократической партии, мы, следовательно, должны разобраться в их предложениях, касающихся структурирования рынков и создания (или расширения) социальных программ.

Президент США Дональд Трамп пренебрежительно называет подобные меры «социализмом» и, наоборот, восхваляет свободные рынки, отказываясь признавать, что для нормальной работы эти рынки нуждаются в правилах. Трамп предпочитает, чтобы не правительство устанавливало правила, а транснациональные корпорации решали, как должны работать их рынки. Однако в отраслях с растущей рыночной концентрацией, в том числе в сфере высоких технологий, подобное дерегулирование не повышает конкуренцию; напротив, оно даёт крупным компаниям возможность искажать положение в свою пользу.

Взгляните, например, на сектор энергоресурсов, где Трамп поручил управление американской климатической политикой крупным компаниям, добивающим уголь, нефть и газ. Теперь эти корпоративные боссы решают, насколько высоким у них может быть уровень загрязнений и как быстро им следует создавать мощности возобновляемой энергетики, а Америка, тем временем, сохраняет зависимость от ископаемых видов топлива. В здравоохранении крупные фармацевтические компании вольны устанавливать цены на лекарства, а крупные страховые компании забирают себе четверть всех доходов этого сектора. Военно-промышленный комплекс правит Пентагоном, инвестиционные банки контролируют Уолл-стрит, а крупные аграрные конгломераты властвуют над фермерскими землями Америки.

Благодаря концентрации рынка, несколько крупных транснациональных компаний контролируют свои отрасли, что приводит к установлению высоких цен и к завышенным выплатам топ-менеджерам. Уже существующие крупные компании подавляют новичков, чтобы защитить свою рыночную силу, а затем направляют излишки прибыли на содействие избранию дружественных депутатов и лоббирование таких мер, которые помогают им сохранять доминирование и ослабляют силу народных демократических движений.

Некоторые кандидаты в президенты от Демократической партии подчёркивают эти проблемы. Например, Элизабет Уоррен обвиняет коррумпированный крупный бизнес в усугублении неравенства и климатического кризиса, а также в подрыве американской демократии. Берни Сандерс призывает к политической революции снизу, чтобы создать в США социал-демократию.

Уоррен и Сандерс различаются в деталях, но оба хотят вернуть в руки государства выполнение задачи структуризации рынков ради общего блага, включая повышение налогов на богатых и крупный бизнес, а также усиление контроля за соблюдением антимонопольного и экологического законодательства. Кроме того, оба кандидата выступают за государственные социальные программы, призванные обеспечить каждому доступ к услугам здравоохранения и уходу за детьми, к высшему образованию, адекватному жилью и приличным рабочим местам, а также к системе социальной защиты, которая бы предоставляла поддержку в трудные времена.

Другие демократические кандидаты также выступают за некоторые из этих мер. Однако кандидаты-центристы утверждают, что подобные программы будут стоить слишком дорого или даже ограничат свободу, повторяя стандартную критику со стороны правых. Например, бывший вице-президент Джо Байден недавно заявил на встрече с богатыми спонсорам, что, если он станет президентом, «ничего фундаментально не изменится». Но американская капиталистическая система нуждается в мощной перестройке, чтобы справиться с климатическим кризисом и неприемлемо высоким уровнем неравенства. А как демонстрируют европейские страны, широкомасштабные государственные программы, процветающая экономика и свобода могут идти рука об руку.

Путь вперёд уже начинает обретать очертания. По мнению лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Стиглица, прогрессивный капитализм способен серьёзно помочь снижению неравенства в уровне богатства, а также созданию более устойчивой и справедливой экономики. Кампания «Моральный бюджет бедных людей» продвигает прогрессивные социальные программы, финансируемые с помощью налогов и перенаправления существующих федеральных расходов.

Наша команда учёных из Калифорнийского университета Беркли разработала «Индекс устойчивой политики общего процветания» (SSPI) с целью измерить те политические решения, которые способствуют осмысленной жизни в устойчивом мире. В индексе SSPI 50 стран отранжированы на основе трёх широких критериев: меры, которые структурируют рынки с помощью правил и налогов; меры по защите окружающей среды; государственные программы, поддерживающие здоровье и образование, а также инфраструктуру и права человека, которые служат опорой для нормально функционирующего общества. Благодаря собранным данным о более 50 политических индикаторах, индекс SSPI стал практической дорожной картой для создания экономики, которая заботится о людях и окружающей среде.

Все кандидаты в президенты США должны представить свои планы в отношении экономики, с тем чтобы избиратели могли оценить, как та или иная альтернатива повлияет на качество их жизни. Людям надо знать, будет ли у них доступ к системе здравоохранения, к высшему образованию, к услугам ухода за детьми, а также к надёжным рабочим местам, прилично оплачиваемым и позволяющим вести сбалансированную жизнь, в которой есть достаточно времени для семьи, друзей и общества.

Всё это, конечно, не слишком завышенные ожидания и требования для граждан богатой страны. У Америки есть ресурсы для создания более качественной капиталистической экономики, и мы уже знаем, какие именно меры позволяют улучшить благосостояние сегодня и для будущих поколений. И теперь стране нужно выбрать такого президента и такой Конгресс, которые могут построить эту новую систему.

Клэр Браун – профессор экономики и директор Центра труда, технологий и общества в Калифорнийском университете Беркли, автор книги «Буддистская экономика: Просветлённый подход к мрачной науке»

Саймон Селльстрём – научный координатор «Индекса устойчивой политики общего процветания» в Калифорнийском университете Беркли

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2181 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 ноября родились
Гульнара Алимгазиева
экс-управляющий директор НАО «Фонд социального медицинского страхования»
Игорь Мельцер
медиаменеджер, основатель газеты "Время"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить