CEO SURVEY 2O17

Казахстанский выпуск 20-го ежегодного опроса руководителей крупнейших компаний мира, подготовленный PwC и Forbes Kazakhstan

Представляем вашему вниманию казахстанский выпуск 20-го ежегодного глобального опроса руководителей крупнейших компаний мира, проводимого PwC и Forbes Kazakhstan. Мы постарались определить ключевые тенденции и закономерности в мировой экономике, выявить проблемы, настроения и устремления бизнеса, влияющие на принятие решений руководителями. В этот раз в исследовании приняли участие более 1400 первых лиц бизнеса из 80 стран, в том числе 56 СЕО, работающих в Казахстане. CEO Survey является главным исследованием PwC, итоги которого презентуются на ежегодном Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Основная цель казахстанской версии исследования – узнать позицию глав местных компаний по разным вопросам в условиях текущей глобальной и внутренней экономической ситуации, понять, какие меры принимаются ими для решения актуальных для бизнеса проблем, а также оценить ключевые факторы риска, возможности для развития компаний, отраслей и индустрий. В Казахстане исследование CEO Survey проводится уже в пятый раз, и в пятый раз партнером PwC выступает Forbes Kazakhstan.

Можно отметить, что название прошлогоднего исследования «Игра на выживание» очень точно отразило ситуацию в бизнес-среде того периода. Ведь большинство опрошенных в этом году CEO именно так охарактеризовали противостояние своих компаний серьезнейшим внешним и внутренним вызовам и рискам 2016 года.

«Из первых уст» мы услышали, что самый сложный этап остался позади. Руководители казахстанских компаний нацелились на успешное решение тактических и среднесрочных задач, уверенно прогнозируя рост доходов своего бизнеса в 2017 году. Однако, несмотря на окрепшую веру в подъем, во главу угла они по-прежнему ставят такое профессиональное качество, как адаптивность к быстрым и неожиданным переменам в деловой среде.

Лидеры бизнеса также поделились своим видением того, как глобализация повлияла на поиск решений проблем в разных отраслях и сферах деятельности, насколько тяжело конкурировать в условиях открытого рынка и какое влияние оказывают технологии на развитие конкурентной среды.

Традиционно CEO ответили на вопросы о реальных угрозах и возможностях для роста и развития своих компаний, о ключевых изменениях, внесенных в деятельность организаций за прошедший год в связи со сложившейся экономической ситуацией в стране, и о том, какую кадровую стратегию они используют для повышения эффективности работы. Важно отметить, что казахстанский бизнес в этом году проявляет рекордно высокий настрой на сохранение и увеличение численности персонала, способствуя тем самым решению проблемы безработицы.

В ответах на вопрос взаимоотношений бизнеса и власти на первое место со второго выдвинулась борьба с коррупцией – две трети СЕО считают последнюю самой серьезной угрозой бизнесу. Необходимость улучшения инвестиционного климата страны и обеспечения верховенства права во всех сферах деятельности государства отметили около половины респондентов. Кстати, ниже всего лидеры бизнеса оценили эффективность государства в борьбе с коррупцией и в подготовке высококвалифицированного персонала, немногим лучше – в обеспечении верховенства права. При этом почти треть полагают, что власти успешно работают над продвижением Казахстана в качестве привлекательной для инвесторов страны. Также СЕО надеются, что государство станет на путь дерегулирования экономики и будет более открыто согласовывать с бизнесом существенные законодательные изменения.

Мы попросили руководителей прокомментировать важные события 2017 года – выставку Expo-2017 и запуск Международного финансового центра «Астана» (МФЦА). Большинство CEO пока не видят явного влияния этих событий на их бизнес, но не отрицают такой возможности в будущем. Руководители отметили, что столь масштабные мероприятия привлекут в столицу много гостей из ближнего и дальнего зарубежья и помогут в продвижении Казахстана в международных инвестиционных кругах.

Методология

В казахстанском опросе приняли участие 56 руководителей, причем 39 CEO дали нам развернутые интервью. В нем не участвовали руководители национальных компаний. Для получения наиболее полной картины по стране мы выбрали СЕО из различных отраслей: металлургической, неф­тегазовой, финансовой, энергетической, телекоммуникационной, автомобильной, ретейла, строительной, интернет-торговли, транспорта и логистики, легкой промышленности, медицинских услуг, страхования и пр.

Большинство интервью в Казахстане были проведены в период с середины декабря 2016 года по конец февраля 2017 года. Все цитаты руководителей, приведенные в данном исследовании, были предварительно согласованы с ними.

Развитие мировой экономики

Доля CEO, ожидающих ускорения темпов роста мировой экономики

Турбулентный, насыщенный непредсказуемыми событиями 2016 год остался позади, и почти половина генеральных директоров и президентов компаний в Казахстане теперь уверены в более высоких темпах роста мировой экономики. Этот показатель разительно отличается от крайне пессимистичного – 13%, зафиксированного нашим исследованием в прошлом году.

Для сравнения: среди российских СЕО уверенных в ускорении роста лишь 20%, а в мире в целом столь оптимистично настроен только каждый третий. Дело в том, что казахстанский бизнес часто оценивает мировые экономические процессы с оглядкой на рынки сырьевых товаров и теперь считает, что худшие времена уже пройдены.

На оценки также влияют, причем разнонаправленно, геополитические события в ближнем и дальнем зарубежье, включая результаты президентских выборов в США, ситуацию с санкциями в отношении России и ответными санкциями.

Ранга Веларатне,
председатель правления «Санофи Казахстан»

«В 2017 году значительным катализатором роста мировой экономики – на 3–3,5%, во многом благодаря политике финансового стимулирования, могут стать США. Ожидаемый крен Трампа в сторону дальнейшего дерегулирования также должен способствовать росту. Я настроен очень оптимистично. Европу, включая Россию, ждет скромный рост из-за неопределенности в регионе. Перспективы Японии ограничены грузом нерешенных проблем, включая старение населения. Темпы роста Китая на уровне 6–7% хоть и впечатляют на фоне остального мира, но не отражают потенциала страны. К тому же усилились риски, связанные с ростом долга. Экономика Индии может расти на фоне низких цен на сырьевые товары, причем при правильном подходе быстрее, чем китайская. Однако проводимые в стране реформы ограничивают экономический рост. Хочется отметить роль мирового рынка сырьевых товаров, который может восстановиться с учетом действий нефтедобывающих стран и инфраструктурного развития».


Оразхан Карсыбеков,
управляющий директор KustoGroup

«Темпы роста повысятся, но медленно. Наблюдается тенденция улучшения и стабильности ситуации на мировом нефтяном рынке. Нефтяная отрасль – лидер мировой индустрии, один из сегментов, который на сегодня еще задает темп и поддерживает глобальную экономику. Раньше у всех на слуху были альтернативные технологии, так называемые зеленые источники энергии. После падения цен на нефть люди об этом забыли. Это произошло в первую очередь из-за сокращения инвестиций энергетиками в эту отрасль. Этот сегмент требует существенных вложений, которые может приносить только нефтяной сектор».


Дмитрий Забелло,
председатель правления ДО АО «Банк ВТБ» (Казахстан)

«В прошлом году было два серьезных политических тренда: избрание Трампа президентом и Brexit. Сейчас эти события активно конвертируются в экономические составляющие. Мы все наблюдаем за тем, к чему они в итоге приведут, но серьезных изменений в темпах роста мировой экономики не ожидаем».


Жанар Калиева,
председатель cовета директоров Kompetenz

«Сейчас, на фоне перехода от природных ресурсов к использованию энергии нового формата, происходит изменение всей парадигмы мировой экономики. Однако на полную перестройку нужно время. Мы еще находимся в таком периоде, когда старые технологии продолжают работать и падение цен на них существенно влияет на экономику многих стран, в то время как новые технологии не внедрены в полной мере. Конечно, происходят некоторые сдвиги за счет развития основных драйверов мировой экономики – Китая, переживающего бурный рост, и США. И все же не стоит ожидать значительного роста, так как многие страны зависят от энергоносителей и им нужно время».

Уверенность в росте выручки собственной компании в ближайшие 12 месяцев

Постепенное улучшение конъюнктуры сырьевого рынка способствовало обретению уверенности казахстанскими бизнес-лидерами в увеличении доходов своих компаний в ближайшие 12 месяцев. Доля «совершенно уверенных» выросла более чем вдвое по сравнению с 2016 годом и достигла 59%. С учетом «уверенных в некоторой степени» процент руководителей, настроенных оптимистично, и вовсе достигает 84%.

Рахмет Хайруллаев,
президент АО «KazPetroDrilling»

«Я оптимистичен не только в отношении экономики в целом, но и отрасли. Наша компания – нефтесервисный холдинг, куда входят несколько предприятий, в том числе буровые. Они в первую очередь пострадали от падения цен на энергоносители. Тем не менее мы являемся крупной компанией, генеральным подрядчиком «КазМунайГаза» и в силу многих причин продолжали бурить скважины. Многие недропользователи, приостановившие свою деятельность в 2014-м, сейчас вынуждены принимать решения о том, продолжать работу или отказаться от существующих контрактов. Сегодня мы переживаем время, когда большинство уже привыкли к новым ценам и многие частные компании возобновляют работу».


Ерлан Оспанов,
генеральный директор УК «Верный Капитал»

«Мы ожидаем роста операционных показателей всех компаний, входящих в группу, в следующих отраслях: золотодобыча, телекоммуникационный сектор, сфера образования, производство цемента, авиационная отрасль. Банковский сектор, скорее всего, ждет большая консолидация. Падения не будет, но и масштабного роста тоже. Тем не менее всему менеджменту наших компаний (их более 20) мы поставили задачу улучшить показатели роста в предстоящем году».

Уверенность в росте выручки собственной компании в ближайшие три года

Девять из 10 руководителей уверены в росте оборотов своих компаний в ближайшие три года. В этом позиция наших CEO совпадает с общемировым показателем и немного превосходит российский. Часть казахстанских управленцев признаются, что не рассчитывают на прежние сверхдоходы, но планируют последовательный стабильный рост.

Следует отметить, что руководителей, «абсолютно уверенных» в росте их бизнеса в течение следующих трех лет, несколько меньше, чем «абсолютно уверенных» в перспективах роста на следующий год – 48 против 59%. Возможно, некоторая сдержанность в среднесрочной перспективе объясняется тем, что бизнес-лидеры приучены ожидать каждые несколько лет каких-либо непредвиденных внешних событий или действий правительства, кардинально влияющих на бизнес-среду.

Рамиль Мухоряпов,
CEO Chocofamily holding

«Уверен в росте доходов компании. Нам повезло с сектором, он очень динамичный. Растет количество интернет-пользователей, увеличивается частота онлайн-покупок. Кроме того, мы постоянно развиваем наши продукты: с февраля 2017 года начали продажу железнодорожных билетов на сервере chocotravel.com. Наша стратегия – увеличение количества пользователей и частоты покупок за счет развития предлагаемого нами продукта».


Кайрат Мажибаев,
председатель совета директоров АО «Группа компаний RESMI»

«Есть неопределенность в мировой и особенно региональной экономике, прежде всего по России и Китаю. Также меняются условия на рынках, влияющие на бизнес-модели компаний. Поэтому здесь нельзя говорить о стопроцентной уверенности. Но мы стараемся не только видеть эти вызовы, но и меняться так, чтобы расти с опережением рынка».


Марат Сейткулов,
генеральный директор Caravan Resources Ltd

«В прошлом году произошла корректировка сверхдоходности компаний сырьевого сектора. В этом году мы уже наблюдаем возврат к балансу. Конечно, таких сверхдоходов, как раньше, не ожидается, но в любом случае мы рассчитываем на постепенный и стабильный рост».


Дмитрий Валышев,
генеральный директор ТОО «ЕвроХим-Каратау»

«Думаю, установится некий баланс в отношении рынка и объема продаж. Мы прогнозируем незначительный органический рост в течение трех лет, который, скорее всего, будет связан с изменением цен на готовую продукцию».

 

Планы по реструктуризации для обеспечения роста или прибыльности компании в ближайшие 12 месяцев 

Семь из 10 казахстанских респондентов для обеспечения роста/прибыльности рассчитывают на органический рост, что сопоставимо с российским и общемировым показателями (67 и 79% соответственно). По сравнению с коллегами наши руководители бизнеса менее заинтересованы в сокращении затрат и осуществлении сделок M&A. Многие CEO считают, что потенциал оптимизации уже исчерпан. Между тем слабый интерес к сделкам слияния и поглощения не самая хорошая новость для планов Казахстана по приватизации.
Всего 5% опрошенных подумывают о продаже бизнеса или уходе с рынка (в России – 6%, в целом по миру – 15%).

Каталин Раду,
CEO Bayer KAZ LLP

«В Казахстане мы прогнозируем органический рост, потому что у нас много активов, ожидающих возмещения. Я бы не говорил о сокращении расходов – назвал бы это лучшим использованием ресурсов, потому что мы переходим к более новым лекарственным препаратам и для удовлетворения потребностей рынка перестраиваем внутренние структуры».


Дмитрий Забелло,
председатель правления ДО АО «Банк ВТБ» (Казахстан)

«Основные шаги в отношении органического роста мы приняли именно в 2016-м, который был для нас достаточно сложным. Мы в значительной мере разобрались с проблемами, накопившимися за последние годы, приняли серьезные управленческие решения. Все наши три корпоративных направления с точки зрения управленческих решений полностью обновлены. Весь 2017 год будет посвящен реализации новой стратегии роста».


Кайрат Мажибаев,
председатель совета директоров АО «Группа компаний RESMI»

«Сейчас мы находимся на рынках, которые или стагнируют, или показывают небольшой рост. Мы же нацелены на модель устойчивого прибыльного роста. Поэтому стремимся сочетать органический рост и увеличение через слияния и поглощения, с помощью фокусной работы на недостаточно освоенных территориях всего региона. В рассматриваемые рынки входят сектора Food&Beverage, FinTech и все, что касается B2C в электронной коммерции, социальной сфере, которая сейчас на этапе разгосударствления.
Мы всегда были заинтересованы в социальной сфере, выступали за некэптивные, прозрачные страховые и пенсионные рынки, выбирая, казалось бы, нишевые решения, которые затем становились доминирующими трендами. На данном этапе присматриваемся к здравоохранению и образованию».

Направления развития предприятия для извлечения максимальной выгоды

Когда речь заходит о кризисе, стало модно вспоминать, что на китайском языке это слово означает не только пагубное явление, но и переводится как «новые возможности».

С большим отрывом среди инструментария CEO по извлечению выгоды из сложившейся ситуации лидируют наращивание конкурентного преимущества, улучшение качества обслуживания клиентов и максимальное использование кадрового ресурса. На прочие способы использования новых возможностей приходится менее трети голосов опрошенных.

Рахмет Хайруллаев,
президент АО «KazPetroDrilling»

«В наш бизнес войти тяжело, так как индустрия очень капиталоемкая, поэтому конкурентное преимущество компании сложилось исторически. Что касается качества обслуживания клиентов, то сейчас мы уже готовы участвовать в крупных проектах благодаря накопленному опыту и обученному персоналу».


Жанат Умаров,
председатель правления группы компаний «Медсервис Плюс»

«Главное – контроль затрат. Несмотря на трудные времена, мы одними из первых в стране перешли на новую учетную систему SAP HANA. Продолжаем инвестировать в развитие инфраструктуры, построили новый складской терминал с конвейер­ной линией. В это трудное время мы хотим использовать все возможности, чтобы сделать качественный рывок и обойти конкурентов технологически».


Жанар Калиева,
председатель cовета директоров Kompetenz

«Новый стратегический альянс или совместное предприятие; сотрудничество с предпринимателями и стартапами. В силу изменений, которые готовит сейчас регулятор, мы понимаем, что для финансовой эффективности компании нам, скорее всего, нужны будут новые стратегические альянсы и инвесторы».



Глобализация

Оценка вклада глобализации в поиск решения проблем

Руководители в Казахстане в целом сходятся с коллегами по миру в определении областей, где глобализация оказала наиболее или наименее существенное влияние на поиск решения проблем.

Аскар Смагулов,
председатель правления АО «Altyn Bank»

«Я абсолютно согласен с тем, что глобализация значительно облегчила обеспечение повсеместной связью, так как этому способствуют современные способы коммуникаций. Сокращение разрыва между бедными и богатыми и создание квалифицированной рабочей силы в некоторой степени стало более возможным благодаря глобализации. Упрощение процедур движения капитала, скорее всего, следствие интеграционных процессов. Вместе с тем, думаю, глобализация негативно влияет на профилактику климатических изменений».


Аскар Канафин,
председатель правления ТОО «Ordabasy Group»

«Полагаю, что глобализация и развитие технологий дали людям шансы, которых у них не было ранее. Любой человек, обладающий IT-навыками, сегодня может легко выложить разработанную им программу в iTunes или Play Market. Развивается интернет-торговля. Я считаю, что разрыв между бедными и богатыми во многих сферах жизни сокращается. С другой стороны, есть страны, которые благодаря глобализации шагнули на следующий уровень, а есть те, которые остались на прежнем или же упали на уровень ниже. Но благодаря интернету с точки зрения доступности и информационного равенства глобализация оказала положительное влияние».

Конкуренция в условиях открытого глобального рынка

Большинство глав компаний в Казахстане (55%) отметили, что конкурировать в условиях глобализации рынков с учетом тенденций к ужесточению требований национальной политики стало труднее. Российские и зарубежные СЕО также отмечают наличие больших вызовов, связанных с конкуренцией в разных отраслях и индустриях, – 46 и 58% соответственно.

Александр Камалов,
председатель правления ДБ АО «Сбербанк» (Казахстан)

«Принимая во внимание глобальные экономические катаклизмы, следует отметить появление изоляционистских настроений в мире. На смену интересам расширения экономического влияния за пределами страны пришли интересы, направленные на концентрацию влияния внутри нее. Ключевые мировые игроки стали фокусироваться на внутренних проблемах. Правительства стали уделять больше внимания усилению контроля над внутренними рынками. И, безусловно, в подобных условиях создаются еще более существенные сложности в конкуренции, тем более при условии высокой степени концентрации рынка».


Дмитрий Валышев,
генеральный директор ТОО «ЕвроХим-Каратау»

«Чем жестче национальная политика, тем менее конкурентна среда, однако если рассчитывать только на внутренний рынок, то бизнес вряд ли будет серьезно развиваться. Любой крупный бизнес требует использования экспортного потенциала, и этому должна способствовать национальная политика».


Жанар Калиева,
председатель cовета директоров Kompetenz

«У нас с этим есть проблемы, и они будут существовать до тех пор, пока не заработает реальная рыночная экономика. Когда присутствуют некие привилегированные группы, у которых имеется легкий доступ к капиталу, административным ресурсам, компаниям без таких возможностей почти нереально конкурировать».


Даулетхан Килыбаев,
генеральный директор по инвестициям Al Falah Capital Partners

«Я согласен с тем, что руководителям становится труднее конкурировать в сферах глобального рынка, потому что сегодня информация и знания распространяются моментально. Сейчас важна скорость: кто успел, тот выиграл. Также есть большие транснациональные компании, которые за счет себестоимости продукции и весомости брендов существенно влияют на движение рынка».



Технологии

Влияние технологий на конкурентную среду в бизнесе

За прошедшие пять лет бизнес в Казахстане в полной мере ощутил влияние технологий на расстановку сил в своих отраслях и осознает, что их роль в ближайшие годы еще больше возрастет.

Магжан Ауэзов,
председатель правления ForteBank

«Технологии оказали значительное воздействие на бизнес, и в ближайшие пять лет мы ожидаем ускорения процесса их влияния на банковскую отрасль – они полностью изменят конкурентную среду с точки зрения маркетинга, анализа данных, банковских продуктов, способов донесения информации о них до потребителя, возможности адресно формировать предложения, исходя из индивидуальных потребностей и предпочтений клиента».


Бела Ференци,
генеральный директор GE по Центральной Азии

«Цифровые решения и аддитивные технологии, несомненно, трансформируют мировую промышленность. Но это только начало, кардинальные перемены, вызванные общей цифровизацией, еще впереди».

 

Использование новых технологий

Существует мнение: чтобы успешно руководить бизнесом в век технологий, главам компаний самим нужно быть продвинутыми пользователями электронных устройств. Каковы личные навыки казахстанских СЕО в этой сфере? Выяснилось, что по большинству показателей нашего рейтинга разница между управленцами компаний в Казахстане, в России и в мире невелика.



Риски, влияющие на доверие к бизнесу

Дефицит квалифицированных кадров возглавляет рейтинг основных бизнес-рисков, волнующих как казахстанских СЕО (87%), так и их коллег по миру (72% – в России, 77% – в других странах). В первую тройку потенциальных угроз в Казахстане также вошли готовность к реагированию на кризис и волатильные цены на сырьевые товары.

Кайрат Мажибаев,
председатель совета директоров АО «Группа компаний RESMI»

«Беспокоит дефицит квалифицированных кадров, отсутствие доверия к бизнесу со стороны государства и очень часто готовность к реагированию на кризис. Тактические моменты, связанные с новыми игроками, волатильными ценами на энергоносители, темпы технологических перемен, нарушения в цепочке поставок, волатильные цены на сырьевые товары беспокоят в меньшей степени, так как с этим можно справиться. Не беспокоят волатильность фондового рынка и изменения в поведении потребителей, потому что на их положительное поведение мы влияем сами».

Изменения, введенные в компаниях в 2016 году в связи с экономическими рисками

За последние 12 месяцев ровно половина казахстанских СЕО предприняла меры по улучшению бизнес-процессов, включая автоматизацию, почти треть направила усилия на стратегическое развитие ресурсов и каждый пятый оптимизировал расходы своей компании.
Причем оптимизации расходов и уменьшения себестоимости продукции планируется достичь не путем сокращения персонала, как отмечалось в предыдущие годы, а за счет внедрения новых технологий и ввода нового оборудования, улучшения взаимодействия внутри компании, мотивации сотрудников, а также диверсификации и интеграции бизнесов.

Фарух Махмудов,
председатель совета директоров группы компаний «Автодом»

«В прошлом году мы провели работу по совершенствованию бизнес-процессов для сокращения затрат без увольнения персонала. Работали над развитием навыков наших сотрудников. Более того, мы постоянно улучшаем сервис и стремимся заручиться лояльностью наших клиентов. 2017 год будет посвящен агрессивному развитию бизнеса в аграрном секторе. Мы также хотим увеличить долю бизнеса в нефтегазовой отрасли».


Роман Володин,
председатель правления Tele2 Kazakhstan

«Мы добиваемся эффекта синергии в рамках создания совместного предприятия. Нам удалось вывести бизнес на определенный уровень доходности. Следующая задача – оптимизация структуры затрат за счет партнерства с коллегами по цеху, запуск новых продуктов с учетом изменения поведения абонентов и нахождение баланса между качеством услуги и ее стоимостью».


Кайрат Мажибаев,
председатель совета директоров АО «Группа компаний RESMI»

«Еще в 2009–2010 годах мы предвидели кризис и оказались к нему готовы. Теперь мы все время меняем структуру инвестиционного портфеля и в конкретных бизнесах – экономические, финансовые и организационные модели. Это приводит к выходу из определенных бизнесов и к покупке или созданию новых благодаря более четкому пониманию, что может являться следующим «лифтом», текущим генератором прибыли, реинвестиционным ресурсом».


Александр Камалов,
председатель правления ДБ АО «Сбербанк» (Казахстан)

«В 2016 году наш банк развивал несколько направлений в рамках стратегического роста. Все они учитывают глобальные перемены в технологическом укладе и в мировой финансово-экономической системе. Основной упор мы сделали на качество обслуживания клиентов, увеличение безрисковых (некредитных) доходов, развитие digital banking, в рамках которого активно расширяем удаленные каналы обслуживания и мультиканальность. Немаловажным направлением для нас является повышение внутренней управленческой эффективности и конкурентоспособности».


Жанар Калиева,
председатель cовета директоров Kompetenz

«В 2016 году мы добились положительного финансового результата и получили прибыль. Три года до этого были убыточными по причине незаконных выплат. Мы выстроили систему управления продаж таким образом, что компания выросла на 67%. Смогли внедрить несколько новых продуктов на рынке, связанных с МСБ. Предложили недорогой продукт компаниям этого сектора, а также приемлемый по цене фиксированный продукт для страхования имущества и домов».


Нурлан Саурамбаев,
председатель правления АО «SAT & Company»

«Мы стремились вложить всю нашу прибыль в оборот или в модернизацию основных средств. Будем продолжать поиски уменьшения себестоимости. Например, у нас скапливается мелочь марганцевой руды, которую можно при определенной технологии брикетировать и получать кусковую руду с высоким содержанием марганца. Такие проекты создают новые рабочие места, уменьшают себестоимость и позволяют использовать свое сырье, а не закупать его на стороне. Также планируем вхождение в новые месторождения, закупку нового оборудования. На первом месте в этом году все же формирование и улучшение корпоративной культуры. Это относится не только к топ-менеджменту, но и к рядовым сотрудникам».


Айтуг Джан,
CEO ТОО «Рамстор Казахстан»

«Мы укрепили наши финансовые и операционные показатели за последний год; вошли в онлайн-супермаркет и оптовые сектора; решили сосредоточиться на нашем формате супермаркетов и поэтому сократили или закрыли неэффективные супермаркеты с большой площадью. Принято решение о продолжении инвестиций в Алматы и Астане. Подписали контракт на реконструкцию торгово-делового центра «Рамстор Самал» в южной столице. Инвестируем в супермаркет «Рамстор» площадью 3000 кв. м в астанинском торговом центре Mega Silk Way».


Аскар Канафин,
председатель правления ТОО «Ordabasy Group»

«Прежде всего – многосценарность. Сейчас любая инициатива имеет два-три сценария (лучший исход, худший исход). Мы также стали отслеживать ключевые инициативы в более агрессивном режиме. Если раньше контролировали определенные вещи раз в полгода, то теперь пристально следим за их развитием в режиме ручного управления. Мы привязываем мотивацию руководителей к результатам бизнеса, чтобы их цели и цели предприятия совпадали».


Оразхан Карсыбеков,
управляющий директор KustoGroup

«Сегодня в компании большое внимание уделяется управлению рисками. Мы осторожно относимся к привлечению займов, вместо этого оптимизируем затраты. По каждому проекту есть риск-менеджер, который в первую очередь отслеживает динамику валюты».


Блэр Поллок,
глава Qazaq Air

«Считаю самым большим достижением нашу систему управления рисками при полном участии каждого сотрудника, что помогает выявлять тенденции до появления проблемы и принять упреждающие меры. Это возможно благодаря открытому общению в компании. Сотрудники знают о происходящем в ней, указывают на проблемы, не опасаясь негативной реакции».



Угрозы и возможности

Какие факторы оказывают наибольшее влияние на бизнес в Казахстане

В этом году участвовавшие в исследовании руководители отметили несколько ключевых факторов, имеющих значительное влияние на развитие бизнеса. Главы отечественных компаний наиболее встревожены геополитической нестабильностью в мире – это признали девять из 10 опрошенных респондентов. Для сравнения: в России данный индикатор делит второе-третье места, а в среднем по миру занимает третье мес­то – 74%. Возможно, сказывается осознание влияния геополитики на конъюнктуру мировых товарных рынков и неспособности Казахстана изолироваться от воздействия геополитических событий в соседних странах и регионах.

Три из четырех ключевых геополитических событий, названных руководителями казахстанских компаний, так или иначе связаны с Российской Федерацией.

Наибольшее влияние на Казахстан и на их бизнес, по мнению СЕО, оказали сохраняющиеся западные санкции в отношении России (21% респондентов). По мнению представителей бизнес-сообщества, существенная интегрированность экономик двух соседних государств побуждает некоторых иностранных инвесторов принимать решения в отношении Казахстана в русле их решений по России и приводит к ограничению доступа нашей страны к рынкам капитала.

«Самое крупное событие – санкции против России. Для многих инвесторов мы являемся частью одного региона, поэтому произошла существенная изоляция Казахстана от рынков капитала, хотя формально ничего не случилось. «Аппетит» в отношении Казахстана пропал. Эта изоляция ухудшила наши экспортные транспортные пути в Европу. Из-за этого мы переключили внимание на Ближний Восток и Центральную Азию», – рассказывает Даулетхан Килыбаев, генеральный директор по инвестициям Al Falah Capital Partners.
Схожей позиции придерживается Блэр Поллок, глава Qazaq Air. По его словам, в глобальном плане Казахстан рассматривают как часть СНГ, регион, на который негативно повлияли проблемы на Украине. Однако Казахстан все-таки больше затронули глобальные экономические проблемы, чем геополитические, и ощутимее всего – изменения цен на сырьевые товары.

Тем не менее среди руководителей компаний встречаются и более оптимистично настроенные, которые, напротив, считают, что в некоторых отраслях инвесторы переключили свое внимание с российского рынка на казахстанский.

«В целом инвестиционный климат в Казахстане остается привлекательным. Одни инвесторы уходят, на смену им приходят новые. Страна в силу географического положения, наличия ресурсов всегда будет привлекательной для международного бизнеса. Вчера это были западные государства, сегодня азиатские, в первую очередь Китай», – говорит Александр Камалов, председатель правления Сбербанка в Казахстане.
Второе и третье места среди наиболее значительных событий поделили казахстанско-российские отношения и победа на президентских выборах в США республиканца Дональда Трампа – по 16%. Местные CEO не до конца определились в прогнозах влияния прихода Трампа к власти на их бизнес. По мнению Ельдара Абдразакова, председателя совета директоров «Сентрас Секьюритиз», избрание Трампа может повлиять на нормализацию и восстановление рынков, так как последние годы глобализация влекла за собой ужесточение условий на них.

С небольшим отставанием отмечено влияние ЕАЭС (14% опрошенных), которое по-прежнему рассматривается как существенно политизированное объединение, а не исключительно экономическое. Однако, как считает Дмитрий Валышев, генеральный директор «ЕвроХим-Каратау», за последние три года наблюдается значительное сближение Казахстана и России, что дает свои результаты с точки зрения расширения возможностей бизнеса: например, упростились миграционная система и вопросы, связанные с перемещением трудовых ресурсов, что, безусловно, является положительным фактором.

Помимо геополитических факторов сильное беспокойство казахстанских СЕО традиционно вызывает волатильность обменного курса тенге – об этом заявили 84% опрошенных. В рейтинге угроз показатель неустойчивости курса национальной валюты после девальвации 2015 года сохраняет второе место, хотя и незначительно уменьшился. Почти столько же (82%) российских СЕО озабочены волатильностью рубля. Тревога лидеров бизнеса понятна: выполнение краткосрочных планов и реализация долгосрочной стратегии сильно зависят от «поведения» национальной валюты. Опыт показывает, что предсказать динамику тенге практически невозможно из-за влияния не всегда известных рынку факторов.

Степень беспокойства CEO относительно экономических, политических, социальных и экологических угроз, влияющих на рост организации

Что касается инвестиционной привлекательности страны, то казахстанские руководители бизнеса также проявили настороженность в этом вопросе. Всего 14% опрошенных положительно оценивают инвестиционную привлекательность Казахстана. «За последние два-три года инвестиционный климат сильно изменился в связи с девальвацией. Создалась неоп­ределенность вывода капитала для инвесторов. Если говорить об уходе иностранных компаний с рынка, то я все-таки отрицательно отношусь к данной тенденции. Они создают дополнительную конкуренцию и стимулируют развитие игроков отрасли», – замечает Рахмет Хайруллаев, президент KazPetroDrilling.

В развернутых ответах часть руководителей указали на ряд своевременных мер правительства, его стремление диверсифицировать экономику и ограничить всевластие чиновников, а также на начало работы омбудсмена в области инвестиций.

Как считает Блэр Поллок, инвесторам легче забыть об этом регионе, воспользовавшись возможностями в другой части мира, где наблюдается восстановление инвестиционного климата. Однако ситуация, на его взгляд, сильно изменится в 2017 году: цена глобальных активов очень выросла, а благодаря девальвации тенге Казахстан выглядит привлекательно.

Руководители отметили факт замещения западных инвесторов российскими и азиатскими, поскольку в силу географического положения и наличия ресурсов Казахстан остается привлекательным именно для этих инвесторов. По мнению Дмитрия Забелло, председателя правления Банка ВТБ в Казахстане, инвестиционный климат продолжил тренд большей интеграции в Евразийский союз, а уход западных инвесторов начал компенсироваться приходом инвестиций из России и Китая.

Более трети опрошенных (38%) отметили ухудшение инвестиционного климата, жалуясь на геополитические события, неподконтрольные Казахстану, и недостаточность мер по устранению причин ухудшения инвестиционного фона.

«Инвестиционный интерес к Казахстану фактически пропал, и не только как к отдельной стране, но и как к члену Таможенного союза в целом. На нас серьезно сказывается противостояние Запада и России. Более того, многие финансовые организации закрыли страновой лимит на Казахстан и установили единый лимит на Таможенный союз. Это значит, что большинство интересов приходится на Россию. Капитал стал дорогим, это плохо скажется на малом и среднем бизнесе. Конечно, многое удалось реструктурировать и пересмотреть акценты. Непоследнюю роль сыграла и государственная поддержка», – говорит Аскар Канафин, председатель правления Ordabasy Group.

Согласно опросу, 27% СЕО отметили, что инвестиционный климат в стране в 2016 году никак не изменился, а 21% затруднились с ответом.



Кадровый потенциал

Ожидания по изменению численности персонала

Как отмечалось выше, дефицит высокопрофессиональных кадров – повсеместная хроническая проблема бизнеса. Ее решение считают приоритетом три четверти управленцев во всем мире.

В текущем году подавляющее большинство (91%) СЕО в Казахстане намерены сохранить и даже увеличить число сотрудников. Отрадно, что в прошлом году бизнес сократил несколько меньше работников, чем планировал, а в 2017-м увольнения входят в планы не более 7% респондентов. Среди причин сокращения штата (в порядке убывания) – оптимизация расходов, передача части бизнес-процессов в аутсорсинг и автоматизация.

Почти все главы компаний создают благоприятные условия для социокультурного многообразия, предоставляя сотрудникам равные возможности. Этот показатель в Казахстане на 5% превышает средний по миру. Поиск лучших специалистов ведется вне зависимости от демографических или территориальных принципов. Три четверти местных СЕО намерены включить в обучающие программы своих компаний курсы цифровой грамотности. Данный индикатор на 8% превосходит средний по странам, что говорит о решимости преодолеть отставание Казахстана в этой сфере. Для поиска персонала на вакантные места, его развития и удержания 75% глав компаний используют аналитику данных (в среднем в мире – половина респондентов). В целом руководители говорят о смещении акцента с внешних факторов развития компании – продвижения и маркетинга на внутренние – развитие имеющихся человеческих ресурсов с прицелом на повышение качества производимой продукции/оказываемых услуг.

Изменения в кадровой стратегии

Ввиду нехватки кадров на местном рынке казахстанские СЕО меняют политику в этой области, делая акцент на развитии имеющегося человеческого капитала. Около двух третей респондентов собираются выявлять самых перспективных и целенаправленно взращивать «капитанов бизнеса» (в прошлом году это было целью менее половины опрошенных). Традиционные методы мотивации работников – заработная плата, дополнительные выплаты и льготы – не используются столь активно, как в докризисный период.

Топ-менеджеры Казахстана уделяют большое внимание всестороннему развитию профессиональных способностей сотрудников. Прежде всего – умению приспосабливаться к изменениям бизнес-среды. Адаптивность – навык, наиболее востребованный главами компаний всего мира. В России на это указали 98% СЕО, а в Казахстане – абсолютно все опрошенные. Также очень важными качествами считаются способность решать проблемы, лидерские способности, умение работать в команде.

Ельдар Абдразаков,
председатель совета директоров АО «Сентрас Секьюритиз»

«Мы планируем увеличивать рабочие места: в отделы продаж нужно больше людей. Основная проблема в Казахстане – сотрудники быстро «перегорают». Это скорее относится к особенности нашей ментальности, когда люди переоценивают свои возможности и скоро их запал угасает. Отсутствует постановка долгосрочных целей, на рынке не хватает ролевых моделей для молодых ребят – моделей быстрого роста. Умение работать в команде – проблема для молодого поколения. Но способность адаптироваться высокая».


Рамиль Мухоряпов,
CEO Chocofamily holding

«Во избежание текучести кадров стараемся предлагать им перспективу роста. В частности, мы одна из первых казахстанских компаний, которая запустила опционную программу для работников – передадим 10% акций компании сотрудникам в течение ближайших четырех лет. Для составления программы мы не привлекали сторонних специалистов, а разрабатывали ее сами».


Серик Толукпаев,
генеральный директор ТОО «Aitas Group», УКПФ

«Я ищу в своих сотрудниках несколько ключевых качеств: способность самостоятельно принимать решения, наличие эмоционального интеллекта и способность к адаптации. В отрасли задействовано много людей, поэтому важно, чтобы у них был правильный настрой на желаемый результат. Необходимо ставить амбициозные задачи, которые непросто решить, нанимать разных людей и направлять усилия сотрудников в правильное русло. Этому способствует использование матрицы RACI, которая помогает обеспечивать результат. Каждый год мы анонсируем новые проекты, меняем вводные данные, используем инструменты проектного управления».


Жанар Калиева,
председатель cовета директоров Kompetenz

«Мой основной ресурс – это человеческий капитал, поэтому ставка сегодня сделана именно на людей и на построение корпоративной системы. В конце прошлого года мы заложили в стратегию много работы, связанной с развитием, удержанием сотрудников, проработкой ценностей. Если раньше казалось, что надо искать клиентов, заниматься продвижением и маркетингом, то сейчас пришло понимание необходимости развития человеческого капитала внутри компании. Помимо бизнес-навыков очень важны способность решать проблемы, лидерские качества и навыки использования цифровых технологий».


Михаил Базанов,
генеральный директор «Марс Казахстан»

«В Казахстане у нас большие проекты по развитию талантов. «Марс академия», на которую мы потратили большие усилия, сработала хорошо. Это было отмечено и на глобальном уровне. Мы сотрудничаем с университетами, что является важным для нас, так как это повышает нашу репутацию как работодателя и позволяет привлекать высококвалифицированные кадры».



Партнерство

Деловое партнерство

Интересно отметить, что значимость сотрудничества с правительством снизилась с первого места (37%) в прош­лом году до четвертого (29%) в этом, а почти половина СЕО вовсе не рассматривают такую возможность. Это указывает на возросшую уверенность частного бизнеса в своих силах и/или снижение доверия к правительству. В текущем году казахстанские СЕО в первую очередь склонны к сотрудничеству с поставщиками (41%), клиентами (38%) и профессиональными союзами (36%).

Кайрат Мажибаев,
председатель совета директоров АО «Группа компаний RESMI»

«Мы работаем фактически со всеми: поставщиками, клиентами, правительством и даже с конкурентами, входим в те или иные экспертные или деловые советы при министерствах, отраслевых ассоциациях, участвуем в НПП – как члены отраслевой ассоциации, с одной стороны, с другой – я являюсь членом президиума. С удовольствием поддерживаем стартапы как деньгами, так и наставничеством. Для нас стартапы – это живой и настоящий бизнес на конкурентных рынках. Это довольно сложная комплексная работа, но я верю, что, когда много отдаешь, в конечном итоге получаешь еще больше».


Дмитрий Валышев,
генеральный директор ТОО «ЕвроХим-Каратау»

«Торговые организации. Мы уже присутствуем на рынке Казахстана, начали торговать и занимаемся исследованием возможностей в сельском хозяйстве, работаем с агропромышленниками, аграрными институтами и специализированными центрами. Мы также провели ряд показательных работ, засеяли контрольные поля с использованием наших технологий и продуктов, подготовили рекомендации по технологии выращивания культур, применению пестицидов, гербицидов и удобрений. Думаю, что постепенно начнем оказывать полномасштабный сервис и помогать сельскохозяйственным производителям, как это уже успешно делается «ЕвроХимом» в России и на крупнейших международных рынках».


Рамиль Мухоряпов,
CEO Chocofamily Holding

«Поставщики, клиенты, конкуренты, стартапы, предприятия из других отраслей. С поставщиками мы обсуждаем сделку и консолидацию на авиарынке, поскольку у партнеров есть экспертиза в своем секторе, мы же можем предоставить интернет-экспертизу. С конкурентами находимся в режиме постоянных переговоров. Активно обсуждаем идею краудсорсинга. К 2020 году, когда пойдем на IPO, хотели бы сделать своих клиентов нашими акционерами. Обычно такой вариант отлично подходит для B2C-сектора, поскольку пользователи сами понимают, чем занимается компания. Более того, мы думаем, что это обеспечит лояльность клиентов. Есть мысли о том, чтобы не ждать 2020 года. Например, российская компания «Додо Пицца» сначала искала венчурные деньги, но в итоге собрала $2 млн с рынка, обратившись к своим партнерам и клиентам. Возможно, для нас такой вариант тоже будет логичным, ведь от коллективных покупок до коллективных инвестиций один шаг».


Аскар Канафин,
председатель правления ТОО «Ordabasy Group»

«С точки зрения укрупнения некоторых бизнесов проще создать совместное предприятие или провести слияние, это релевантно и в отношении конкурентов. При сужении рынка административные затраты становятся очень высокими. В этом случае проще сократить размер собственного участия. В отношении сотрудничества с государством – некоторые вещи в рамках государственно-частного партнерства выглядят более привлекательными. Мы готовы к сотрудничеству с предприятиями из других отраслей – с теми, кто имеет территориальную или отраслевую экспертизу и в целом открыты для партнерства. Тем не менее я не слишком верю в большую степень вертикальной интеграции».

Основные причины участия в СП, стратегическом союзе, неформальном объединении

В стремлении возобновить рост возглавляемых организаций казахстанские СЕО вновь обращают взор на возможности выхода на новых клиентов и географические рынки.

Марат Сейткулов,
генеральный директор Caravan Resources Ltd

«Распределение рисков по разведке и технологическое сотрудничество для дополнительной экспертизы».


Ельдар Абдразаков,
председатель совета директоров АО «Сентрас Секьюритиз»

«Фактор времени. По этой причине мы участвуем в совместных предприятиях и стратегических союзах, так как они помогают нам быстрее прийти к новым клиентам и выйти на новые рынки».


Дмитрий Забелло,
председатель правления ДО АО «Банк ВТБ» (Казахстан)

«Мы не нуждаемся в стратегических союзах, так как идем в фарватере акционера и находимся с ним в стратегическом партнерстве. Если говорить про технологичность, то здесь основной заказчик – это розница. ВТБ24 (наш розничный российский бренд) достаточно инновационный. Мы берем все решения, за которые голосует рынок, и масштабируем их для себя настолько быстро, насколько позволяют наши реалии».

Наиболее важные страны для развития бизнеса

Первое место, как и в прошлом году, заняла со значительным отрывом Россия (70%), на втором – Китай (46%), на третьем – США (30%). По сравнению с прош­лым годом произошло увеличение важности РФ на 8%, впервые за последние годы имело место, хоть и небольшое, снижение рейтинга КНР, а также рост показателя США на 8%.
В топ-5 стран для Казахстана вошли также Узбекистан и Кыргызстан, вытеснившие из пятерки фигурантов прошлогоднего рейтинга Турцию (было 13%) и Иран (10%).

Марат Сейткулов,
генеральный директор Caravan Resources Ltd

«Ответ всегда один и тот же – Россия, Китай, Соединенные Штаты. Что касается США, то это вопрос мировой экономики в целом. Понятно, что конкретно для Казахстана США – активный инвестор только в нефтяной отрасли, в таких крупных проектах, как «Тенгиз». Но влияние на мировую экономику настолько велико, что оно отражается на каждой стране в отдельности. Россия и Китай – две великие державы, к тому же наши соседи. Для нас Китай существенно влияет на ценообразование, он крупнейший потребитель многих сырьевых товаров. Сейчас появляется много китайских подрядчиков, которые ведут за собой финансирование, новое оборудование, а далее контракты по сбыту. Россия – наш второй крупнейший сосед, влияние которого проявляется буквально во всем: от зависимости курса тенге от рубля до значительной доли во внешней торговле. Можно работать с любой страной, но основное влияние на нас имеют только эти три ведущие державы».



Приоритетные города

Что касается приоритетных для развития бизнеса городов, большинство респондентов назвали Алматы, Астану и Шымкент. В список вошли также Атырау, центр нефтегазовой отрасли страны, и Караганда с ее большим населением и горнорудным кластером. Интересно, что в этом рейтинге городов столица Казахстана (86%) вплотную приблизилась к крупнейшему городу страны Алматы (88%).

Бела Ференци,
генеральный директор GE по Центральной Азии

«Для General Electric это Астана, Алматы и Атырау. В первую очередь Астана, где принимаются важнейшие правительственные решения. Именно здесь и находится наша региональная штаб-квартира. Алматы также играет значительную роль в деловой жизни страны, оставаясь одним из крупнейших экономических центров региона. Важен для нас и Атырау, являющийся центром нефтегазовой отрасли Казахстана».


Константин Кулинич,
генеральный директор Mary Kay Kazakhstan

«В этом вопросе мы ориентируемся на демографию, потому что бизнес компании – это бизнес десятков тысяч частных предпринимателей, которые распределены по всей стране. Те города, которые имеют наибольшее население, являются для нас приоритетными, а именно Алматы, Астана, Шымкент и Караганда. Они составляют значительную долю в продажах, которая очень сильно коррелирует с демографическим распределением во всех регионах».


Аскар Смагулов,
председатель правления АО «Altyn Bank»

«Алматы – это деловой финансовый центр, где находятся крупные налогоплательщики и большинство наших клиентов. В Астане базируются все государственные компании. Мы также ориентируемся на международные компании, которые расположены в Атырау. Вокруг Кашаганского проекта и ТШО сосредоточено очень много наших клиентов, которые либо являются партнерами, либо осуществляют отдельные субконтрактные работы».

<



Задачи государства

Приоритетные направления государственного развития

Что конкретно ждут CEO от правительства в этом году? На первое место выходит борьба с коррупцией (для сравнения: в прошлом году – на втором месте). Половина руководителей компаний считают, что приоритеты государственного управления должны включать повышение инвестиционной привлекательности и обеспечение всеобщего верховенства права. В топ-5 приоритетов также вошли макроэкономическая предсказуемость и подготовка высококвалифицированного персонала. Государству, по мнению респондентов, следует обратить особое внимание на ожидание бизнес-сообществом гораздо большей эффективности действий правительства в области борьбы с коррупцией, обеспечения верховенства закона и подготовки высококвалифицированного персонала. Правительство может рассчитывать на существенную поддержку бизнеса в планировании и исполнении мер по повышению инвестиционной привлекательности и подготовке специалистов.

Марат Сейткулов,
генеральный директор Caravan Resources Ltd

«Что касается горнорудной отрасли, то очень внимательно изучается зарубежный опыт, в частности австралийский. Сейчас, например, измененный закон допускает новый формат предоставления права на недропользование. В целом ожидаем либерализации отрасли, связанной с недропользованием, так как она очень зарегулирована. Важен переход к саморегулированию, чтобы быстрее перестраиваться под нужды бизнеса. Отдайте бизнесу бизнес, ведь предприниматель и государство заинтересованы в одном и том же результате».


Роман Володин,
генеральный директор Tele2 Kazakhstan

«В конце прошлого года принят Закон о борьбе с терроризмом, который возлагает дополнительные обязательства на всех сотовых операторов. Мы ведем дискуссии о том, как именно будут применяться положения этого законодательства. Для нас это будет определенным усложнением цепочки оказания услуг и потребует изменения ряда бизнес-процессов. Мы также находимся на стадии обсуждения с регулятором обновленного Закона о связи. Здесь мы видим подвижки в либерализации рынка и чувствуем поддержку государства».


Ельдар Абдразаков,
председатель совета директоров АО «Сентрас Секьюритиз»

«Дерегулирование и упрощение стандартов, особенно в налоговом администрировании. Компании должны стремиться к профессионализации, а государство обязано этому содействовать. Есть стандарты, которых нужно придерживаться для элементарной общей безопасности. Чтобы снизить уровень коррупции, государство должно научиться управлять этими процессами или поменять систему посредством ужесточения стандартов».


Кайрат Мажибаев,
председатель совета директоров АО «Группа компаний RESMI»

«Регуляторные изменения, которые мы хотели бы видеть, связаны с региональным законодательством в рамках ЕАЭС. Первое – гармонизация товарных рынков, они должны соответствовать финансовым. Финансовые рынки должны быть регулируемыми, то есть необходимы определенные правила. Когда мы интегрируем рынки, но не интегрируем финансовое регулирование, то получаем девальвацию, инфляцию, торговые войны, которые идут беспрерывно. Причем источник их происхождения – это не реальный сектор, а центральные банки или министерства финансов. Это вносит значительный дискомфорт, особенно мешает среднесрочному планированию бизнеса. Второе – должно работать антимонопольное законодательство в области защиты и развития конкуренции».


Анар Досмамбетова,
директор по региону СНГ-Азия Unipharm

«Правительство постоянно проводит реформы, не имея четкого плана и не перенимая опыт ведущих стран. Создается впечатление, что власть занята второстепенными проблемами. Борьба с коррупцией носит показательный характер, поскольку законы применимы не ко всем. Устрашение и наказание никогда не сдерживало преступность, она продолжает существовать. Остановить это можно, только если требования ко всем будут одинаковыми, появится транспарентность ведения бизнеса – декларирование доходов онлайн. Создание благоприятной инвестиционной среды будет сложным при нынешнем плотном альянсе с Россией. Казахстан слишком сильно ассоциируется с Россией, это создает опасения у европейских инвесторов».

Над исследованием CEO Survey 2017 работали:

PWC: Дана Инкарбекова, Константин Елисеев, Марина Карпова, Александра Шингарева

Фотографы: Андрей Лунин, Станислав Антонов, Сергей Астрелин, Сергей Батурин, Николай Постников

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторах

Айжан Сулейменова, главный редактор Forbes Woman

Айша Еркебулан, журналист Forbes Kazakhstan

Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

Арайлым Аульбекова

 

Статистика

1151
просмотров
 
 
Загрузка...