Почему звёзды Instagram идут делать бизнес офлайн

Это выяснил Forbes Kazakhstan

Фото: Андрей Лунин

На алматинской улице Панфилова, которая в 2017 стала пешеходной, можно наблюдать огромные очереди за мороженым Zheka’s Ice Cream. «В других местах мороженое закончилось?» – недоумевает старшее поколение. «Это же мороженое, которое делает вайнер Zheka Fatbelly!» – восторженно говорит молодёжь, проводящая часы в Instagram за просмотром его вайнов – коротких юмористических видео.

В последнее время в городах Казахстана стало появляться всё больше донерных, бургерных, кулинарий, цветочных магазинов, учебных центров и прочих точек МСБ, носящих имена известных вайнеров. То, что звезды, сделавшие себе имя в онлайн-среде, начали открывать бизнес в офлайне, стало настоящим трендом.

Однако некоторые скептически относятся к бизнесу Instagram-кумиров, утверждая, что вайнеры не сами вкладывают деньги, а лишь «фронтят». «Это означает «являются ширмой (одно из значений английского front. – Прим. авт.), лицом заведений», – объясняют эксперты, вращающиеся в entertainment-сфере.

Как на самом деле обстоит ситуация, решил выяснить Forbes Kazakhstan.

Умный «безумный» бизнес

Нурлан Батыров известен своему миллиону подписчиков образом Безумной женщины, которая поедом ест своего мужа. Для многих остаётся загадкой, что именно держит этого терпеливого мужчину (его тоже играет Батыров) возле экстравагантной дамы.

Зато вайнер знает, что именно привлекает в Batyroff Burger клиентов.

- У нас есть то, чего нет в других ресторанах, – очень вкусный бургер. К нам специально приезжают поесть бургеров. Сильно повезло с поваром: он менял меню раз в четыре месяца, чтобы людям не надоедало, постоянно что-то новое придумывал, – объясняет Батыров.

Он рассказывает, что бургерную на той же улице Панфилова, ставшую центром притяжения алматинцев, открыл в прошлом году на деньги инвестора. Имя инвестора и сумму вложений собеседник не раскрывает. Говорит лишь, что точка уже окупила вложения и приносит прибыль:

- Средний чек 4–5 тысяч тенге. Проходимость высокая – в выходные дни летом все столики, а их порядка 50, забиты.

Правда, уже после интервью Forbes Kazakhstan стало известно, что Batyroff Burger сменил название – с вывески исчезла фамилия вайнера. Батыров подтвердил, что отношения с инвестором были прекращены. Причину случившегося назвал конфиденциальной информацией. Владелец ИП, на которое оформлена бургерная, на вопросы редакции также не ответил.

Тем не менее скоро вайнер намерен открыть несколько других бургерных в Алматы и Астане.

- Сегодня бургерная – это больше, чем фастфуд. Бургер стал альтернативой ресторанным блюдам: он вкусный, при этом его можно быстро съесть и идти дальше. Я много читал книг о развитии Starbucks и McDonald’s, когда люди из обычных кофеен делали нечто уникальное, поэтому хочу работать дальше в этом направлении, – заявляет Батыров.

Он также не намерен оставлять другие офлайн-проекты – Batyroff Label и Batyroff Production.

- Я себя пробую как музыкальный продюсер. Batyroff Label набирает талантливых артистов не формата «той», а уникальной музыки. Наша цель – выйти за рамки Казахстана, поэтому наши певцы поют на английском и русском, – рассказывает собеседник. – В прошлом году Batyroff Label раскручивал двух певцов. С радиостанциями, телеканалами, звукозаписывающими студиями, аранжировщиками и так далее у нас был бартер. Если бартер перевернуть в деньги, на раскрутку мы потратили около 15 млн тенге. Ребята на начальном этапе выстрелили, но потом посчитали, что смогут развиваться сами. Поэтому в этом году мы начали сотрудничество с другими артистами.

Как надеется Батыров, вложенные в певцов инвестиции он сможет вернуть позже – на выступлениях, когда у каждого уже будет собственная аудитория.

В 2019 году вайнер намерен выпустить в прокат полнометражный фильм «Дневник Безумной женщины». В производство деньги вложила продюсер Алмагуль Тлеуханова. Так как ещё не завершен постпродакшн картины, бюджет «Дневника» посчитать невозможно.

- Наша задача – уложиться в $100 тысяч, потому что больше вкладывать невыгодно: кассовые сборы могут не окупить затраты, – признаётся собеседник.

Место для девушки

Команда вайнеров Yuframe может похвастаться не только количеством своих подписчиков в Instagram (более 3,4 млн), но и вполне устойчивым бизнесом в «реале».

Маркетолог команды Расул Абдуллаев подтверждает, что вайнеры, как правило, не вкладывают свои деньги в бизнес – это делают инвесторы. Вайнеры дают проектам свои имена, раскрученные в социальных сетях, и помогают продвигать продукт.

- На рынке высокая конкуренция, бизнесмены придумывают маркетинговые фишки, чтобы цеплять целевую аудиторию. Так, в 2016 году, когда у нас уже был 1 млн подписчиков, нам предложили открыть кафе Yuframe на Панфилова. Открыли в марте. Заведение пошло на ура, быстро окупилось и стало приносить прибыль. Мы не входили в число учредителей. Получали часть прибыли от алкобара и кальянной, – рассказывает Абдуллаев.

Фото: Дамир Айникеев

Но в кафе стали приходить люди, образно говоря, с разными жизненными установками, между ними случались конфликты. И уже в декабре 2016-го его пришлось закрыть «из-за проблем с управлением». Поэтому к своему следующему проекту – Yuframe Burger – вайнеры подошли более основательно. Наняли консультантов в сфере HoReCa и летом 2017-го открыли бургерную.

Сейчас работает уже семь точек Yuframe Burger. Каждая окупается в среднем за полгода.

- В каж­дой бургерной у нас отдельный инвестор. Мы практически везде являемся соучредителями и делим прибыль с основным владельцем в пропорции 20 на 80%, – говорит Абдуллаев.

Такую бизнес-модель команда считает оптимальной: им не приходится вкладываться в проект деньгами, а основные инвесторы не тратят время и средства на управление и продвижение, так как этим занимаются сами вайнеры.

По утверждению Абдуллаева, они составляют хорошую конкуренцию международным фастфуд-брендам. Yuframe Burger смог занять нишу между премиальными заведениями и масс-маркетом.

- В McDonald’s девушку на свидание не приведешь, а в Yuframe Burger – можно: здесь приятный интерьер, атмосферное место, при этом ценник не высокий. Cредний чек составляет 1500 тенге, – поясняет собеседник.

Основные посетители – это молодёжь 16–25 лет, фактически целевая аудитория Yuframe в социальных сетях. Однако в бургерную уже ходят и взрослые люди и даже те, кто вообще не знаком с творчеством вайнеров.

- В течение пяти лет мы хотим открыть 100 точек в Казахстане, Кыргызстане и России. Собираемся выходить на международный уровень, у нас в России 1 млн 200 тыс. подписчиков, из них 600 тыс. в Москве, где мы первым делом хотим открыть точку, – делится планами Абдуллаев.

На общепите ребята зацикливаться не собираются. Уже сейчас они продюсируют артистов, а своей миссией считают создание казахстанского контента мирового уровня.

- Нам уже не так интересно делать вайны, поэтому мы ищем другие пути самореализации. Создаем разные проекты не потому, что вайн умирает, а потому, что мы сами растём, – заявляет Абдуллаев.

Чувства к донеру

Женис Омаров, известный в Instagram как Zheka Fatbelly (1,6 млн подписчиков), вдохновился успехом Yuframe и также решил ступить на «тропу общепита».

- Мои коллеги из Yuframe открыли кафе. Мы приходили туда, там была своя тусовка. Я понял, что ребята делают крутые вещи, что хочу стать с ними коллегой не только по вайнам, но и по таким проектам. Начал думать, как это можно реализовать, – рассказывает вайнер.

С идеей помогли его кулинарные пристрастия. Омаров говорит, что все донерные в его родном Таразе почему-то называют «Алматинские донеры». Они стали неким символом южной столицы для местных ребят.

- Я люблю покушать, – признаётся собеседник. – И когда приезжал в Алматы, всегда ел донеры. Из-за давних трепетных чувств к этому продукту позднее и решил открыть здесь именно донерные. Я верил в монетизацию, в то, что можно «подтянуть» моих подписчиков из интернета. Так как я сам из кас­ты людей, которые любят такие места, и понимал, что людям это «залетит».

Подписчикам действительно «залетело»: они с охотой стали ходить в Zheka’s Doner House. Первая точка в Алматы была открыта в 2016-м – разумеется, на Панфилова.

- Я увидел, что туда пришли чуваки, которые реально прикалываются с меня. Они залетели туда, посидели, а потом молва начала распространяться, стали приходить люди, живущие рядом. Да благословит господь Байбека, который «замутил» Панфилова (аким города Бауржан Байбек, который сделал улицу пешеходной. – Прим. авт.) – проходимость сразу стала намного больше, – в своем обычном стиле рассуждает вайнер.

Фото: Алексей Попов

Бизнес-модель он перенял у друзей из Yuframe. Инвесторы вкладывают деньги в то, чтобы точка появилась физически, а Омаров даёт свое имя-бренд и занимается продвижением. В среднем, по его словам, инвестиции составляют $100 тыс. на одно заведение: средства идут на закуп оборудования для кухни, заказ мебели и т.д. Срок окупаемости составляет от шести месяцев до года. Схема распределения прибыли разнится от инвестора к инвестору и зависит от города, уровня конкуренции в той или иной локации.

У вайнера уже сформировались собственные принципы выбора инвесторов.

- Самое главное, – говорит он, – чтобы инвестор разделял наши ценности, чтобы была состыковка интересов. Иногда приходишь, смотришь на человека и понимаешь: не хочу с ним работать, – и я с ним не работаю. А бывает, что он круто настроен, у него классный подход. Я люблю, когда у человека есть амбиции. Или нам нужны «спящие» инвесторы, которые дают деньги и дальше не мешают: мы сами знаем, как работать.

На вопрос, почему он изначально не вкладывал свои деньги в фастфуд-проект, Омаров признаётся, что их просто не было:

- Это был второй курс университета. Мы просто зашарили (открыли для себя. – Прим. авт.) тему. Тогда донер покушать – это было круто.

Сейчас донеры от Zheka Fatbelly едят жители Тараза, Атырау, Кызылорды, Павлодара, Астаны, Уральска, Шымкента. Всего по Казахстану более 20 точек Zheka’s Doner House. Клиенты в режиме онлайн оставляют свои отклики о работе заведений, которые постоянно отслеживаются.

- Век живи, век мониторь – и век меняйся. Мы тоже меняемся, – объясняет свой принцип ведения бизнеса Омаров. – Вкус первого донера и того, что есть сейчас, – разный. Мы долго шли к нынешним рецептам, постоянно меняли их. Так же и с другими блюдами. Придумали сладкую пиццу – и она зашла. А сладкий шашлык не зашел – и его убрали. Придумали пиццу-донер: сделали донер с тестом для пиццы. Сейчас это успешный продукт.

Успешным стало и мороженое, которому Zheka Fatbelly дал свое имя.

- Мы нашли крутое мороженое, которое делают крутые люди, и сделали так, чтобы его стало больше и все могли его попробовать, – рассказывает вайнер о появлении нового направления в бизнесе.

Первую точку с мороженым они с инвесторами открыли в 2017-м. Сейчас их порядка 10 по всему Казахстану. Есть даже точка в Одессе. Открыли её бизнесмены, которые искали новые проекты для Украины.

- Мы же взорвали рынок. Они тоже попробовали – и им залетело, – объясняет собеседник. – Многие взрослые узнают меня из-за Zheka’s Ice Cream, потому что их дети стали уноситься по моему мороженому. То есть мы уже вызываем доверие не только у тех, кто смотрит нас в Instagram, но и у тех, кто вообще не знал или видел несколько роликов, пересланных по ватсапу. Иногда приходишь в донерную, и тебе мужчина лет под 40 говорит: "Ну, ты, Женька, молодец, что вы там в своем ватсапе делаете!".

В планах у команды Омарова начать зарабатывать на киберспорте, которым сейчас увлекаются многие молодые и не очень люди. Но сам Zheka Fatbelly собирается большую часть времени заниматься творчеством:

- Я все-таки творческий человек, не бизнесмен. Хочу заниматься музыкой, проектами в Youtube и Instagram.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8976 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
22 октября родились
Бауыржан Урынбасаров
вице-президент АО "Национальная компания "Қазақстан темір жолы"
Нуржами Алтынсака
советник председателя правления АО «Жилстройсбербанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить