Своя экономика

Опорой национальной экономики должен стать успешный средний казахстанский бизнес, из которого государство поможет создать мощные отечественные корпорации

Фото: Андрей Лунин

Сегодня в казахстанском обществе часто можно услышать о том, что в отечественном бизнесе наблюдается застой. Вопрос этот обсуждается и в государственных коридорах. Такие разговоры понятны – после первой волны отечественных предпринимателей новых имен не слышно. На совещании в одном из министерств экономического блока, где обсуждался вопрос новых чемпионов казахстанского бизнеса, никто из чиновников не смог назвать более двух-трех бизнесменов, которые родом из 90-х. Как создать десятки казахстанских предпринимателей? Свой ответ есть у Нурлана Смагулова, одного из видных казахстанских бизнесменов, который даже в кризисные годы запустил новые проекты и вышел на новые рынки.

Опыт кризиса

Компания Astana Group, которой руководит Нурлан Смагулов, в 2010 году ввела в строй крупнейшую в Центральной Азии макаронную фабрику и теперь экспортирует продукцию в восемь стран мира, в том числе и в Российскую Федерацию. В том же году была начата работа по запуску сборочного производства коммерческих автомобилей Hyundai, и первой сделкой стала экспортная поставка партии грузовиков в Беларусь. Теперь компания развивает и мясное производство, завозя австралийские мясные породы.

«Иногда мы в шутку говорим: пусть этот кризис не заканчивается, потому что идет помощь государства», – говорит Нурлан Смагулов. Все эти проекты были реализованы при поддержке государства. Он вспоминает, как после начала кризиса бизнес обратился к правительству за помощью. Было создано несколько площадок в виде антикризисного и единого координационного советов, где власть и бизнес разработали общие подходы к поддержке отечественных предпринимателей. «Я думаю, что этот опыт кризиса был нам необходим, чтобы государство и частный бизнес сплотились, мы сейчас очень хорошо друг друга понимаем», – отмечает г-н Смагулов.

На тот момент, по его словам, были разные мнения в коридорах власти. Существовали две крайние точки зрения. Одна – не надо никому помогать, кто выживет, тот выживет, а другая – государство должно взять на себя обязательства по всем долгам частного бизнеса. Оказание финансовой помощи бизнесу рассматривалось в том числе и как в случае с банками – войти в долю частных компаний и управлять ими. «Хорошо, что победил здравый смысл. У нас не забирали бизнес, не отстранили от него, нам не создали какую-то государственную альтернативу», – считает Нурлан Смагулов. Самой эффективной мерой стали субсидирование ставок по кредитам, особенно актуально это было в условиях девальвации и закрытия кредитных линий для дофинансирования начатых проектов. Вряд ли Astana Group пошла бы на новые проекты в кризисные годы без удешевления кредитов государством.

Лоббировать на всех уровнях

Теперь он считает, что государство должно и дальше оказывать помощь отечественному бизнесу. «Недавно я предложил протекционировать национальный бизнес, работающий в несырьевом секторе экономики», – говорит Смагулов. В качестве примера он приводит ту роль, которую сыграли корейские власти в создании чеболей, крупнейших конгломератов, составляющих сейчас основу экономики Южной Кореи. Поддержка заключалась в выделении льготных финансовых ресурсов, создании преференций, госзаказе, предоставлении налоговых каникул и т.д. Цель корейского правительства заключалась в создании локомотивов национальной экономики. И за 50 лет эта страна вырвалась в одну из самых динамично развивающихся индустриальных стран мира, а Samsung, LG и Hyundai – в число мировых лидеров. Значительную поддержку оказывали своим корпорациям и в Японии.

«Нам в Казахстане необходимо сделать то же самое. Выделить в приоритетных отраслях экономики конкурентоспособные предприятия – от двух до пяти в разных случаях. Надо создать им преференции, подписать с ними меморандум об их обязательствах по созданию рабочих мест, социальной ответственности перед обществом и инвестированию всех средств на территории РК. А государство должно их опекать, к каждому такому предприятию должен быть прикреплен персональный государственный менеджер», – высказывает мнение Нурлан Смагулов.

При этом он подчеркивает, что локомотивами могут выступить не малый бизнес или транснациональные корпорации, а средние предприятия, работающие в несырьевом секторе экономики. Именно на их базе можно создать мощные казахстанские корпорации сразу в нескольких отраслях экономики.

Как это должно выглядеть на практике, он показывает на конкретных примерах. «Было выдвинуто предложение создать программу «Казахстанский автобус для казахстанских городов и областных центров», – говорит Нурлан Смагулов. Сейчас в стране два автосборочных предприятия, занимающихся выпуском автобусов, – завод в Семее, где собирают Daewoo, и «Астана Моторс», начинающая сборку среднеразмерных автобусов Hyundai.

«Если государство субсидирует ставку для наших потребителей, которые, покупая казахстанский автобус, получают дешевые кредиты и лизинг, то наши автобусы будут более конкурентоспособные по цене, чем китайские или российские автобусы. То есть государство поддержит наших покупателей, мы создадим рабочие места и производство и избавим наши города от этих маршрутных газелей и непонятных автобусов», – считает Смагулов. Он видит в этом решение двух проблем одновременно – снижение социального напряжения и создание рабочих мест. Государство же должно поставить условием повышение уровня локализации, например до 40 % комплектующих. Сейчас, к примеру, степень локализации у компании составляет до 20 % – это фургоны, талдыкорганские аккумуляторы, покраска и сборка. «На самом деле государство уже пошло по этому пути, сейчас разыгрывается тендер – 2700 машин скорой помощи. И я очень рад, что правительство четко сказало, что эти машины будут закупать у тех, кто собирает в Казахстане», – отмечает он.

Цепочка строится просто: государство стимулирует потребление отечественных автосборщиков, у последних появляется гарантированный заказ, они расширяют производство и наращивают локализацию, что дает мультипликативный эффект.

На этом фоне интересно то, что, еще не получив госзаказа, «Астана Моторс» вывела грузовики Hyundai собственной сборки на белорусский рынок, заключив контракт на поставку 600 единиц техники. Нурлан Смагулов видит в этом определенную символичность – бывшая сырьевая колония Советского Союза поставляет машины в бывшую советскую республику с самым развитым машиностроением. Далее «Астана Моторс» намерена освоить рынки кавказских республик и восточную часть России. Если эти планы осуществятся, то казахстанская компания будет экспортировать более 70 % производства.

Он обращает внимание на то, что помощь государства не должна быть односторонней. Предприниматели должны брать перед государством определенные обязательства – по локализации, инновациям, созданию рабочих мест. «Если мы выполняем эти обязательства, то государство еще больше помогает. И помощь государством должна оказываться тем, кто активен и способен к инновациям. Не смог выдержать свои обязательства – не достоин дальнейшей помощи, лишаешься всех дотаций», – говорит Смагулов.

Помощь государства: еще лет 30–40… всегда

Стимулирование со стороны государства он считает необходимым для успеха. На первом этапе это субсидирование строительства завода, далее – субсидирование покупателей. «Эта поддержка нам нужна еще лет 30–40. На самом деле в Японии и Южной Корее до сих пор продолжается поддержка своих производителей», – аргументирует Смагулов. Поэтому бизнесу, по его мнению, помощь государства необходима всегда, в этом он и видит государственно-частное партнерство.

«Я много общаюсь с корейскими предпринимателями, и они говорили нам: пока вы не создадите собственное производство, собственное машиностроение, вы никогда не почувствуете суверенитет и уверенность в своих силах», – рассказывает глава Astana Group. Поэтому он говорит о необходимости лоббирования национального бизнеса со стороны правительства на всех уровнях.

Пока вы не создадите собственное производство, собственное машиностроение, вы никогда не почувствуете суверенитет 

Ради этого стоит отказаться от сиюминутных интересов и поднимать отечественных предпринимателей, отдавая им крупные проекты. Если же это высокотехнологичный или высокоемкий финансовый проект, то надо обязывать западные компании, чтобы они шли в тандеме с казахстанской компанией. «Вы в Персидском заливе не сможете даже компанию открыть без участия местного бизнесмена. У нас же в нескольких отраслевых направлениях казахстанцы слабо представлены», – отмечает Нурлан Смагулов. Он предлагает подталкивать казахстанские компании против доминирования транснациональных корпораций.

«Нам надо понять, что если мы не создадим казахстанскую национальную экономику, представленную местными предпринимателями, местными жителями, ну тогда у нас будущее не очень понятное», – подчеркивает он, добавляя, что отечественный бизнес нужно создавать не естественным, а искусственным путем.

Кто достоин пирога

Самые большие споры вокруг позиции Смагулова вызывает вопрос, как определить тех нескольких лидеров в отрасли, которым государство должно оказывать, по сути, беспрецедентную поддержку на протяжении не одного десятка лет.

«Это самый узкий вопрос: кто достоин куска пирога, кто займет место под солнцем. Мы все вышли из Советского Союза, и у нас обостренное чувство справедливости: почему та или иная компания попадает в этот ряд избранных», – говорит Нурлан Смагулов.

Он уверен, что если и другой казахстанский авто­сборщик попросит помощи у государства, то он должен ее получить. Но он должен обладать такими же преференциями, если он строит казахстанский завод, столько же инвестирует и создает рабочих мест, а его поставщик – другой мировой производитель. Нельзя помогать одному, надо, чтобы была добросовестная конкуренция, но все равно придется остановиться на определенном количестве получателей помощи. Иначе этот советский подход – помочь всем – не позволит появиться локомотивам отечественного производства.

Решение он видит в выборе тех предприятий, у которых имеются успешная история развития, соответствующая репутация и кредитная история. К этому он добавляет историю создания рабочих мест и инновационность.

Определять же все равно придется через субъективный личностный подход по каждому предприятию. «Невозможно сделать это как национальную лотерею, где можно выиграть по билету, и невозможно помочь всем, как это сейчас делается в сельском хозяйстве», – отмечает он. При этом личностном подходе все должно проводиться публично, с использованием рейтингов и экспертных комиссий.

Фото: Андрей Лунин

Новые возможности

Нурлан Смагулов довольно жестко выступал против повышения пошлин на ввоз автомашин в рамках Таможенного союза. Но позднее он переосмыслил ситуацию и увидел те возможности, которые открылись казахстанскому бизнесу на российском и белорусском рынках. Astana Group, будучи вертикально интегрированной структурой, активно пошла на российский рынок макарон. В Грузии они уже являются лидером рынка, а в планах довести уровень экспорта до 70 % от производства и стать производителем макарон номер один в СНГ.

«У Казахстана очень много преимуществ перед Россией – у нас налоговая база более понятная и простая, чем в России, там коррупция на порядок больше. У нас неплохой человеческий капитал – может быть, недостаточно квалифицированного среднего персонала, но при этом достаточно топ-менеджеров, которые могут принимать решения», – перечисляет благоприятные условия Нурлан Смагулов, мечтая превратить Казахстан во вторую Италию по макаронам. Что для этого нужно?

Пассионарность и нерешенные проблемы

Для того чтобы стать второй Италией и поставлять макароны по всему миру или второй Австралией и экспортировать 80 % мясного производства, ключевыми Нурлан Смагулов считает пассионарность, личностный фактор и амбиции.

«Государство поддерживает, оно создало для нас все условия, никаких ограничений нет. Мы перевооружили все свои мельницы, купили итальянское оборудование последнего поколения, зачастую в Италии мало кто располагает таким оборудованием, как у нас, мы соблюдаем все технологии, сами занимаемся селекционной работой, сами на 100 тысяч га производим пшеницу, у нас свои элеваторы, все замкнули в одну цепочку. Теперь вопрос только в нас – сможем ли мы быть пассионарны и амбициозны», – говорит Смагулов. Он особо подчеркивает, что президент Нурсултан Назарбаев постоянно поддерживает предпринимателей, что проявилось и в кризисное время, когда глава государства дал поручение правительству оказать беспрецедентную помощь отечественному бизнесу. Поэтому пессимистичные настроения в обществе он считает проявлением лени и нигилизма.

«Предпринимательство, особенно в таких странах, как Казахстан, держится на личностях. Настрой, умение держать удар, падать, вставать и идти дальше – только это влияет на успешность бизнеса», – говорит он.

Несмотря на масштабную индустриализацию, запущенную два года назад, и все государственные программы поддержки, пример Нурлана Смагулова – это скорее исключение, чем правило. Хотя он сам и перечисляет Анатолия Попелюшко, Кайрата Мажибаева, Сержана Жумашева, Айдына Рахимбаева и Эдуарда Ким и еще пару имен, но соглашается, что их немного.

Когда речь заходит о том, как создать десятки таких имен, он переходит к отличным от субсидий и преференций категориям – обществу, коррупции и пассивности предпринимателей. Смагулов говорит о том, что силовые структуры и судебная система не всегда обращены лицом к бизнесу. В настоящее время судебные споры между государством и бизнесом решаются не в пользу последнего, причем делается это безапелляционно и жестко. До сих пор не изжита коррупция. Все это тревожит Нурлана Смагулова. Безусловно, решение этих проблем будет напрямую влиять на перспективы создания чемпионов национального бизнеса.

Не без помощи государства у отечественного бизнеса сложился негативный имидж в обществе. Это влияет и на самих предпринимателей. Сегодня значительная их часть не видит перспектив. «Государство должно изменить отношение общества к предпринимателям, оно должно культивировать представление, что предприниматель это движущая сила, что именно предприниматели превратят Казахстан в процветающую страну», – считает Смагулов.

По его мнению, сегодня для предпринимателей очень мало моральных стимулов, их мало награждают орденами и медалями, в обществе они воспринимаются как нувориши, поэтому необходимо создавать позитивный имидж бизнесмена. Изменить свой имидж должны и сами предприниматели. Сам Смагулов для этого надевает на работу бабочку вместо галстука, бросая вызов самому себе.

«Для меня бабочка – символ нового времени, нового меня. Общество наше закомплексовано, мы стесняемся быть успешными, стесняемся быть оригинальными, стесняемся быть яркими. А бабочка для меня – это вызов. Вызов тем свершениям, которые меня ждут», – заключает он.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7644 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 ноября родились
Булат Утемуратов
бизнесмен, президент Федерации тенниса Казахстана, №3 в рейтинге 50 самых влиятельных бизнесменов Казахстана - 2019
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить