Тимур Турлов и его «новая гонка вооружений»

Глава Freedom Holding Corp. – о глобальном регулировании, ИТ-архитектуре бизнеса и инертных западных банках

Тимур Турлов - основатель и владелец инвестиционной компании «Фридом Финанс»
Фото: Николай Шумилов
Тимур Турлов - основатель и владелец инвестиционной компании «Фридом Финанс»

В минувшем году Dow Jones поставил казахстанский фондовый рынок на первое место в мире по привлекательности для инвесторов. Индекс KASE вырос за год на впечатляющие 60%, тогда как Dow Jones – на 25,1%, а российский индекс Мосбиржи и вовсе снизился на 5,5%. Один из тех, кто искренне верит в местный рынок и в то, что это лишь начало, – Тимур Турлов, основатель и владелец инвестиционной компании «Фридом Финанс». Кто-то считает его прожектёром, кто-то восхищается им как визионером. Факты же говорят о том, что компания Турлова помогла раскачать фондовый рынок Казахстана до 109 тыс. частных счетов, а его публичный Freedom Holding Corp., по данным Bloomberg, достиг капитализации в более чем $400 млн. Турлов убежден, что всё самое главное на отечественном финансовом рынке ещё впереди. Для нового рывка важно высвободиться из оков устаревшей модели регулирования, пережить ИТ-трансформацию и стать ближе к рядовому казахстанцу.

Freedom Holding Corp. – это финансовая корпорация, созданная в США, в штате Невада. Ей принадлежат несколько дочерних компаний в Казахстане, России, на Кипре, Украине и в Узбекистане. Ключевая специализация – инвестиционные и финансовые услуги.

Наша беседа проходит в просторном московском кабинете Турлова, из которого открывается панорамный вид на соборную мечеть.

F: Существует мнение, что финтех уничтожит финансовый рынок в нынешнем виде и его топ-игроков, как динозавров. Что думаете вы?

– Финтех двигает нашу индустрию вперёд, хотим мы того или нет. Для финансов интернет и вычислительные возможности стали драйвером роста производительности труда, помогли автоматизировать бизнес-процессы. Но вместе с прогрессом обнажились и проблемы.

Западные банки инвестируют десятки миллиардов долларов в технологии, чтобы освободиться от оков своих архаичных информационных систем, но говорить о прорывах ещё рано. Это типичная проблема больших компаний и инноваций: когда-то они вложили миллиарды в большие и неповоротливые системы, сделав их далёкими от конкретных клиентов. Десятилетиями люди страдали, а за это время венчурные инвесторы нащупали перспективную идею: нужно инвестировать в новые проекты в тех индустриях, где люди ненавидят своих поставщиков услуг и товаров. Первая в списке – отрасль финансов. И теперь стартапы, финтех-проекты, ориентированные на реальные потребности людей, наступают на традиционные банки.

В каком-то смысле это новая гонка вооружений, в которой не будет явного победителя. Классические банки вкладывают в ИТ в десятки раз больше всех стартапов, вместе взятых. Но если стартапы с их подрывными инновациями пробиваются за пределы регуляторных норм, банкам государство отвечает пропорциональным ростом в регулировании. Это значит, что разрыв между нашими технологическими возможностями и регуляторикой растет. И этот разрыв становится серьёзным риском для индустрии.

Фото: Андрей Никольский

Все мы – участники глобального финансового рынка – отмечаем ужесточение регулирования. В этом вопросе тон задают, разумеется, американцы. Вы удивитесь, но ещё несколько лет назад ни один банк мира не смог бы выполнить те регуляторные требования, которые национальные банки предъявляют сегодня к игрокам рынка. Банкам не хватило бы ни ресурсов, ни времени предоставлять такой объём отчетности, какой финансовые институты готовят сейчас.

F: А в чём проблема?

– Если технологии помогают нам автоматизировать процессы и становиться ближе к клиентам, то новые формы отчётов и требования регуляторов все больше нагружают наших сотрудников. Так что число занятых в финансовой индустрии не уменьшается, просто снижается объем низкоквалифицированного труда разработчиков, которые оптимизируют наш бэк-офис, бухгалтерию, риск-менеджмент, системы электронного документооборота, в том числе с клиентами. Сегодняшняя реальность «Фридом Финанс» – это постоянный рост числа ИТ-специалистов, которых у нас стало больше, чем клерков. Думаю, такая тенденция наблюдается по всей «молодой» финансовой индустрии.

Нам всего 10 лет, мы активно работаем с новинками в ИТ. Такая мобильность недоступна, например, крупнейшим классическим банкам или даже целым развитым экономикам.

F: Поясните.

– Например, чиповые банковские карты в Казахстане появились на 15 лет раньше, чем в Америке! В США банки только сейчас стали выпускать карты с чипами, например с функцией бесконтактной оплаты PayWave. До этого они использовали только магнитную полосу. Эти технологии были разработаны в США, но косность индустрии с отлаженными процессами не позволила им запустить инновации раньше.

Запад научился бороться с мошенничеством, решать многие конфликты, но перестраиваются они долго. Поэтому сегодня финансовый институт проще построить с нуля, чем перестроить.

Для казахстанского финансового сектора это возможность обогнать Запад, ведь его экономики из-за инертности уже отстают от тех революций, которые происходят в мировой финансовой индустрии.

F: В какие решения инвестируете вы?

– «Фридом Финанс» вкладывает колоссальные деньги в ИТ и инфраструктуру, чтобы облегчить клиентам доступ к операциям на фондовом рынке. Мы постоянно ведём новые разработки для нашей торговой платформы TraderNet, а в последнее время готовимся запустить в Казахстане онлайн-магазин акций Freedom24. Это не считая того, что за последние полгода мы влили в компанию более 6 млрд тенге на фоне сжатия межбанка. Уставный капитал АО «Фридом Финанс» был увеличен на 3,5 млрд тенге и на 31 июля составил 22,3 млрд тенге. Мы сократили долг перед банками на 14 млрд тенге за те же полгода. Выполнили обязательства перед акционерами Банка Астаны, которым размещали акции в рамках народного IPO. Снизили обязательства по операциям прямого репо с 42,46 млрд до 27,63 млрд тенге. Общие обязательства «Фридом Финанс» уменьшились на 16%, до 39 млрд тенге.

Из казахстанских ИТ-проектов, как у частного инвестора, у меня есть крупнейший миноритарный стейк в ChocoGroup и небольшой стейк в Smart Satu.

F: Каких технологий больше всего не хватает казахстанскому финсектору? Где основные точки роста?

– Казахстану очень не хватает масштабного внедрения дистанционного обслуживания в финансовой системе. В России уже внедряют проект с биометрией и дистанционным открытием и обслуживанием банковских счетов, например. Людям не нравится ходить в офисы и подписывать бумажки, в большинстве случаев они предпочитают решать любые вопросы дистанционно. Мы видим это и на бирже. Мы стали первым брокером в Казахстане, который внедрил онлайн-платформу – это наша торговая платформа TraderNet. Тем самым мы решили для себя задачу обслуживания 50 тыс. наших розничных клиентов. Уверен, что до нас с таким вызовом никто не сталкивался.

F: Фишка в автоматизации внутренних процессов или в упрощении «витрины» – то есть внешних интерфейсов с клиентом?

– Сильнее сейчас взлетают те проекты, которые ориентированы на простоту и свободу использования. Большинство доминирующих на своих рынках платформ – от Apple и Google до Uber и AirBnB – «либерализируют», то есть облегчают потребителю доступ к целым классам не только новых, но и привычных услуг. Но «уберизация» традиционных рынков не проходит легко. Без внутренней оптимизации невозможно добиться внешней простоты, а порой непреодолимые барьеры порождают зарегулированность и сложившаяся архитектура рынка. Посмотрите, например, как Uber бьётся с традиционным такси-лобби в старушке Европе. Забастовки, беспорядки, даже поджигания машин…

Когда мы купили свою первую компанию в Казахстане – Seven Rivers, там был штат 30 человек и 300 клиентов. То есть на каждого сотрудника приходилось по 10 клиентов. Сегодня у нас 50 тыс. клиентов, и если бы мы остались на том же уровне ИТ-развития, то нуждались бы в штате из 5000 человек. В масштабах Казахстана такой штат могут позволить себе лишь крупнейшие банки.

Фото: Андрей Никольский

Поэтому мы начали оптимизироваться, после того как согласовали с Национальным банком РК процедуру предоставления электронных услуг (в России у нас происходила похожая история). После этого мы запустили интернет-магазин Freedom24.ru. Сегодня он приносит нам по 1000 новых счетов каждый месяц, а мы являемся самым быстрорастущим брокером на территории России.

Теперь мы открываем счёт клиенту через интернет, он своей банковской картой оплачивает покупку акций, сразу же получает эти акции на свой счёт с учётом в центральном депозитарии – это полностью прозрачный процесс, о котором мы не могли и мечтать лет пять назад.

Мы настолько упростили процессы, сделали их интуитивно понятными, что сейчас нет разницы, покупаешь ли ты себе футболку в интернет-магазине или акции Apple на Freedom24.ru. Этот подход способен решить задачу, поставленную в своё время президентом РК – привести миллионы казахстанцев на фондовый рынок.

F: «Я беру камень и отсекаю все лишнее», – говорил о своих скульптурах Микеланджело. Сегодня потребитель требует, чтобы процессы были простыми. Удаётся ли это фининдустрии Казахстана?

– Клиент, который пользуется дистанционным банковским обслуживаем, должен иметь возможность внутри мобильного банка разместить деньги на депозит или купить акции, которые могут принести ему доход больше, чем депозит. Точно так же, как клиент меняет тенге на доллар, он должен иметь возможность поменять деньги на акции. Простота процесса приводит новых инвесторов на рынок. Здесь не нужны большие капиталы: достаточно $100, чтобы посмотреть, что получится из начальной инвестиции. Как только наши пользователи получают первый опыт инвестирования, чаще всего они становятся нашими постоянными клиентами. Размещают уже тысячи долларов для инвестиций. Средний чек по нашему интернет-магазину – $8 тыс.

ИТ позволяет нам радикально упрощать продукты, сокращать число работников, больше ресурсов направлять в развитие ключевых компетенций, чтобы основная масса сотрудников выполняла функции инвестиционных консультантов, работающих с клиентами. Оставшуюся текучку мы переложили на машины.

F: Раз ИТ так востребованы и уже внедрены новейшие разработки, почему мы до сих пор не живём в цифровом мире финансов?

– Растущий объём регуляторики превращает широкую равнину новых возможностей в лабиринт. Информационные технологии позволили бы финансовым институтам радикально упростить, удешевить, ускорить огромное количество транзакций, если бы регуляторная база не нарастала пропорционально развитию ИТ. Госрегулирование не позволяет нам быть лёгкими, простыми, дешёвыми. Ментальность людей и регулятора меняется медленнее, чем технологии – это является основным тормозом развития финтеха в мире.

Один из главных тормозов, который держит стоимость транзакций на высоком уровне, – это ряд правил по борьбе с отмыванием средств и финансированием терроризма. Имею в виду закон США «О контроле за отмыванием денег», директиву Евросоюза 2015/849 и другие документы, за которыми стоит желание регуляторов контролировать источник происхождения средств каждой транзакции и убеждаться, что оплата произведена деньгами, заработанными надлежащим образом.

Регуляторная сверхзадача, внешне правильная, делает мировую финансовую систему медленной и неповоротливой. Хотя технологии подарили нам массу инструментов, чтобы текущий объём контроля был достаточным. Скорее всего, мы получим реальное ускорение и удешевление транзакций после смягчения требований со стороны американских регуляторов. Потому что система не стала эффективнее работать после принятых американцами мер, просто стоимость транзакции существенно выросла.

В финансовом регулировании Казахстан где-то выигрывает по сравнению с другими странами. К примеру, в России регулятор наказывает финансовых посредников за то, что они помогают фирмам-однодневкам обналичивать деньги, переводить их за границу. В Казахстане же банки не наказывают, а разбираются с самими компаниями-однодневками. При этом проблемы с НДС или с другими налогами сопоставимы. То есть от либерализации администрирования НДС Казахстан точно не проиграл, при этом стоимость ведения бизнеса здесь ниже.

Поэтому я считаю, что регуляторам нужно отходить от концепции контроля денег и приходить к другим формам налогового администрирования. Например, выстраивать аналитику и цепочки по контролю за движением товара и искать места разрыва. Казахстан нашел путь, как бороться с уклонением от уплаты НДС, не «кошмаря» свою финансовую систему. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6018 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
12 декабря родились
Мухтар Кул-Мухаммед
сенатор
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить