Слишком сложно: малый бизнес запутался в нововведениях налоговой отчетности

По мнению предпринимателей, неплательщиков НДС можно беспрепятственно освободить от обязанности выписывать электронные счета-фактуры и сопроводительные декларации на товар

ФОТО: pixabay.com

О сути проблем рассказала Анастасия Калашникова, исполнительный директор ОЮЛ «Ассоциация прямых продаж Казахстана».

F: Анастасия, недавно премьер-министр Аскар Мамин сообщил, что в 2020 для поддержки бизнеса реализованы масштабные меры налогового стимулирования с охватом более 700 тыс. юридических лиц и ИП. А благодаря мораторию на проверки в течение трех лет предприниматели смогут направить на развитие своего бизнеса порядка 400 млрд тенге. Вы, как представитель МСБ, чувствуете эту поддержку государства?

- Мораторий на проверки ввели вместе с широким перечнем исключений, так что по сути ничего не поменялось. Давайте посмотрим другие цифры — представленные НПП «Атамекен». Оказывается, в 2015 году количество привлечений бизнеса к административной ответственности составляло 235 тыс., а в 2020-м эта цифра выросла до 445 тыс., то есть почти удвоилась. Количество обращений об обжаловании выросло в 4 раза тот же период (с почти 18 тыс. до более чем 74 тыс.), при этом рост количества налогоплательщиков составил только 7%. Странная и пугающая, на мой взгляд, тенденция, идущая вразрез с позицией, озвученной с трибун.

Даже предоставленные льготы по налогообложению вызывают сложности. При определении, попадает ли твой бизнес в список, можно совершить ошибку. Мораторий в текущей ситуации – прекрасная инициатива, но уже давно необходимо в корне менять подходы к регулированию бизнеса. Для малого бизнеса упрощение значит развитие, а мы все не можем остановиться вводить новые правила.

Например, розничная торговля в условиях высокой конкуренции - это больше услуга по доставке товара ближе к подъезду для удовлетворения спонтанной потребности. Мы забежим в магазин у дома вечером за литром молока, когда чай пить не с чем. На такого предпринимателя давит конкуренция и малый оборот, растущее бремя и стоимость администрирования: абонентская плата за кассовый аппарат, ежемесячные платежи по зарплатным налогам, сложная налоговая отчетность. Все это требует привлечения бухгалтера или повышает риски ошибок.

F: С 1 января текущего года введен новый специальный налоговый режим розничного налога, применяемый в добровольном порядке, в размере 3% от полученного дохода. Разве это не выход для микробизнеса?

- Розничный налог не вызвал ажиотажа, это новация выгодна для тех, чья доходность находится на уровне 30% и выше, а оборот близок к предельному по НДС. То есть если вы превысили порог по НДС (30000-кратный размер МРП, в 2021 году - 87,5 млн тенге), перейдя на налоговый режим, вы можете не платить НДС, а оплачивать только 3% с оборота. Пользователи упрощенного налогового режима уже облагаются налогом по ставке 3% с оборота, а с 1 января 2020 года по поручению главы государства Касым-Жомарта Токаева их освободили от этого налога сроком на 3 года.

Есть другие вопросы. Вот уже месяц предпринимателей лихорадит от внедрения сопроводительных накладных на товары (СНТ) наряду с электронными счетами-фактурами (ЭСФ) и маркировкой товаров. После отмены патента и перехода предпринимателя на упрощенную декларацию расходы на администрирование вырастают более чем в 20 раз, в то время как поступления в бюджет - только на 30%.

F: Расскажите подробнее, в чем здесь проблема?

- ЭСФ, СНТ и маркировка – это сложный, штучный и дорогой в реализации способ учета товара.

Несколько лет назад были введены электронные счета-фактуры (ЭСФ), чтобы избежать реэкспорта товаров в ЕАЭС, полученных в Казахстане по пониженным ставкам ВТО. Теперь при каждом экспорте в страны ЕАЭС мы должны заверять в налоговой ЭСФ, в котором прослеживается происхождение товара. То есть фактически страны ЕАЭС мы защитили, но в Налоговом кодексе у всех налогоплательщиков появилось обязательство выписывать ЭСФ на товары из перечня (товары, которые можно растаможить в Казахстане по ставкам ВТО и ЕАЭС). Теперь вводится новая инициатива в виде СНТ, дублирующей функцию ЭСФ, со ссылкой на то же международное соглашение, и опять это распространяется на всех налогоплательщиков по всей цепочке движения товара.

Какой экономический ущерб может нанести соседним странам товар, никакого отношения не имеющий к пониженным ставкам ВТО: произведенный в Казахстане, ввезенный из стран ЕАЭС, ввезенный из третьих стран, но с применением таможенных ставок ЕАЭС? Мы здесь видим ущемление прав казахстанского бизнеса. Под чрезмерные обязательства подпадает вся цепочка предпринимателей от крупного опта до розницы.

F: Вас могут обвинить в нежелании платить налоги...

- По действующему налоговому законодательству у нас уже есть ряд контрольных точек, где обеспечивается уплата налогов. Например, контроль перемещения груза и уплаты налогов на границах с третьими странами нам обеспечивает Таможенный комитет; внутри ЕАЭС эта функция стала добровольной из-за желания не попасть под двойное налогообложение (возврат НДС в стране-экспортере осуществляется только при подтверждении оплаты НДС в стране-импортере); движение по оптовым звеньям выгодно только при постановке на учет по НДС, а это означает моментальный камеральный контроль декларации по НДС; и наконец банковский контроль движения денежных средств между контрагентами и контрольно-кассовые машины.

Опасения, что представители малого бизнеса, использующие упрощенные режимы налогообложения и не являющиеся плательщиками НДС, будут экспортировать товары в ЕАЭС, беспочвенны в связи с двойным налогообложением у получающей стороны, что делает их предложение неконкурентоспособным.

Анастасия Калашникова
ФОТО: Личный архив
Анастасия Калашникова

F: Для неспециалиста это не слишком понятно. Можно на примере?

- При получении товара на территории Казахстана мы оплачиваем таможенную пошлину и НДС (12%). Если предприниматель, использующий упрощенный налоговый режим, реэкспортирует этот товар далее, то с суммы оборота он еще должен будет оплатить налог 3%, а НДС он просто теряет. Предприниматель на общеустановленном налоговом режиме в случае реэкспорта получает возможность использовать 12% НДС, и его цена для конечного потребителя может быть ниже. В связи с чем неплательщиков НДС можно беспрепятственно исключить из требования по выписыванию ЭСФ и СНТ.

К реализации цифровых инициатив уже давно есть ряд вопросов не только у малого бизнеса, например:

  1. ЭСФ вводится с 2016 года и до сих пор не функционирует в полной мере. При экспорте компании вынуждены носить бумажные копии грузовой таможенной декларации (ГТД) и 328 форм на товары, указанные в этих ЭСФ;

  2. ЭСФ в части прослеживаемости товаров уже выполняет требование международного соглашения;

  3. СНТ дублирует ЭСФ, бизнес тратит средства на внедрение инициативы;

  4. пилот по СНТ с технической точки зрения проводится крайне слабо;

  5. СНТ внедряется без проведения анализа регуляторного воздействия согласно ст. 82 Предпринимательского кодекса РК;

  6. СНТ вызывает расходы бюджета, при этом ее эффективность не доказана;

  7. ЭСФ и СНТ для малого предпринимательства несовместимы.

F: А можно так же, на конкретном примере, показать, насколько возрастут расходы микропредпринимателя, например владельца магазина у дома, после введения СНТ?

- Предприниматель не сможет быть и организатором деятельности, и одновременно вести сложную отчетность. Расходы возникнут на приобретение программного обеспечения и наем специалиста, с учетом того что розничная торговля – это десятки операций в день, то не думаю, что кто-то захочет вести учет на предприятии меньше, чем за 100 тыс. тенге в месяц. Однозначно можно сказать, что в выигрыше сейчас только консультанты.

F: Что вы предлагаете, чтобы решить проблему?

- Для малого бизнеса полностью отменить данные инициативы.

Провести комплексный технический аудит ЭСФ и СНТ в Комитете государственных доходов с участием представителей Счетного комитета, Министерства цифрового развития, Агентства по защите и развитии конкуренции и других заинтересованных ведомств, а также назначить общественные слушания по итогам аудита с привлечением депутатов мажилиса, представителей бизнеса, экспертов, СМИ.

В связи с осложнением ситуации в экономике страны из-за коронавирусной инфекции, пересмотреть подходы к внедрению новых цифровых инициатив (ЭСФ, СНТ, маркировка товаров), которые не принесут экономического эффекта для бюджета, более того, будут связаны с существенными затратами на их внедрение как со стороны государства, так и со стороны предпринимателей любого уровня, а выполнение новых, более сложных правил приведет к возникновению множества проблем у предпринимателей, особенно малого бизнеса, и станет дополнительным источником коррупционных рисков.

Если не отменить, то упростить

С просьбой прокомментировать предложения ассоциации Forbes.kz обратился к эксперту в сфере налогообложения Айдару Масатбаеву.

- Обязанность выписывать электронный счет-фактуру для неплательщиков НДС при условии, если стоимость услуг превышает 1 000 месячных расчетных показателей, возникает уже с 1 апреля 2021 года. Однако все обращения в адрес одноименной страницы уполномоченного органа в социальной сети Facebook «Электронные счета-фактуры» с просьбой пояснить, где нужно зарегистрироваться для выписки такой ЭСФ, а также как выписывать ЭСФ, увы, пока остались без должного внимания, хотя давно надо было подготовить видео для новых участников системы ЭСФ, - ответил он.

Эксперт уже ранее высказывал рекомендацию, что выписку ЭСФ надо вынести в приложение, достаточно простое для регистрации в системе, или не вводить ЭСФ для малого бизнеса вовсе.

- Полагаю, мы должны преследовать цель заработать доход, а исполнение налогового обязательства не должно занимать более 5% времени предпринимателя, - отметил он и добавил: - Ограничение в 1000 МРП вообще по сути высококоррупциогенно, так как сделки, совершаемые в рамках рамочных контрактов, могут субъективно объединяться в одну.

Имеется в виду, что согласно ст. 264 Налогового кодекса РК вычету не подлежат расходы индивидуального предпринимателя, состоящего на регистрационном учете в качестве плательщика НДС, или юридического лица в пользу другого индивидуального предпринимателя, состоящего на регистрационном учете в качестве НДС, или юридического лица по гражданско-правовой сделке, оплата которой произведена за наличный расчет с учетом налога на добавленную стоимость, независимо от периодичности платежа, в сумме, превышающей 1000-кратный размер МРП.

- Если предприниматель в течение года совершал несколько сделок за наличные с одним и тем же поставщиком, то налоговые органы объединяли все указанные сделки, произведенные наличными, в одну сделку, стоимость которой, конечно же, превышала 1 000 МРП, - привел пример эксперт. - Предпринимателю приходилось тратить время, писать объяснения, обращаться в суд и прочее.

Недовольство со стороны ассоциации в отношении СНТ также правомерно.

- Цель как у ЭСФ, так и у СНТ благая: в онлайн-режиме видеть налоговые обязательства хозяйствующих субъектов и сразу же на них реагировать. Хотя СНТ вообще явление новоиспеченное, думаю, будет не слишком по-дилетантски предложить объединить эти два электронных документов в один и обеспечить его выписку через приложение, - отметил наш собеседник. - В противном случае как у СНТ, так и у ЭСФ имеются свои сроки выписки, а значит, свои меры ответственности, что вынуждает хозяйствующего субъекта заниматься не поиском клиентов, а выпиской указанных документов или нанимать бухгалтерскую службу и нести расходы по оплате их услуг.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10730 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 июля родились
Жаксыбек Кулекеев
экс-министр экономики и торговли РК, научный руководитель Центра исследований прикладной экономики
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить