Серикбай Бисекеев: Как экономике РК стать конкурентоспособной

Как диверсифицировать казахстанскую экономику? Что может спасти Алматы, задыхающийся от смога? Можно ли в Казахстане строить ветряные и солнечные электрогенераторы? Об этом и многом другом во второй части интервью Forbes.kz рассказывает известный российский и казахстанский предприниматель, ментор, основатель и президент международного холдинга Arman Holding, независимый директор фонда «Даму» Серикбай Бисекеев

Фото: Андрей Лунин
Серикбай Бисекеев.

Окончание. Начало см. здесь.

Работать системно, а не спазматически

F: Серикбай Жолдыбаевич, вы ведёте бизнес, в том числе, и в сфере электроэнергетики. А тема предстоящей выставки EXPO-2017 в Астане - «Энергия будущего». На рекламных билбордах выставки изображены ветряные электрогенераторы, которые многие казахстанцы в глаза не видели. При этом отечественные энергетики и чиновники постоянно жалуются на дикую изношенность отопительных и энергетических систем страны. Да и вообще 72% электроэнергии в Казахстане по старинке вырабатывается из угля. Так можем ли мы чем-то удивить мир с таким «потенциалом»?

- Согласен, если мы проводим международную выставку с таким названием, то должны быть одними из лидеров в этой области, показывать тренды, быть образцом для подражания. Но в реальности мы очень далеки от того, чтобы быть примером. Хотя тема выставки – замечательная. Как Skype и аналогичные проекты изменили рынок телекоммуникаций, так и солнечные и ветровые станции изменят мир электрогенерации. И если мы заявились с темой возобновляемых источников энергии (ВИЭ), то должны работать в этом направлении системно, а не спазматически.

Скорость развития отрасли ВИЭ в мире огромная. При этом консервативная энергетика развивается слабо, потому что уже никто не хочет платить за сырьё. В бизнес ВИЭ идут люди, которые готовы быстро совершенствоваться и меняться. Сюда приходят бизнесмены с других рынков, в частности, из компьютерных и IT-технологий. Здесь нужны современные знания, научные разработки, желание внедрять новые технологии и учиться на ходу.

F: Почему Казахстан не развивает отрасль ВИЭ?

- Наши законы не позволяют инвесторам прийти в страну. Хотя с высоких трибун мы говорим, что их нужно активно привлекать, но не создаём для этого соответствующего климата.

Нынешние условия таковы: одни предприятия фонда «Самрук-Казына» производят электроэнергию на старых электростанциях, другие её закупают и перепродают потребителям. А частный бизнес если и будет генерировать электричество из ВИЭ, то не сможет никому его продать. Окупаемость проекта не будет обеспечена.

К тому же в стране нет механизма защиты инвестиций от девальваций. В страну нужно привозить импортное оборудование за валюту, и инвесторам надо дать гарантии возврата вложенных денег. И не через 20 лет, а через 5-7. Если государство не хочет привязывать тарифы на электроэнергию к курсу доллара или евро, то должно компенсировать инвесторам потери в случае девальвации. Если этого не будет, в Казахстан инвестор с ВИЭ не придёт. И если мы весь мир будем убеждать, что будущее за возобновляемыми источниками энергии, а сами будем аутсайдерами в этой области, нам никто не поверит.

Куда инвесторы вкладывают миллиарды долларов

F: При этом в некоторых странах Европы, например, в Скандинавии ветряки дают уже более 50% от всей производимой электроэнергии. Казахстан – большая страна. Реально ли у нас развивать ветроэнергетику?

- Конечно, реально. Уже были проведены соответствующие исследования, причём за счёт ПРООН. Была составлена карта ветров в Казахстане. Но у государства нет денег, чтобы развивать эти технологии. А инвесторы, повторюсь, в нынешних условиях не придут. Получается, что через 10 лет весь мир будет на ВИЭ, а мы так и рискуем не узнать, что это такое.

F: Возможно, потому что эти технологии дороги?

- То же самое говорят энергетики-консерваторы. Но ничего подобного! Технологии дешевеют. Давайте посчитаем, сколько денег нужно, чтобы построить новую угольную электростанцию, чтобы содержать её, чтобы обслуживать и обеспечивать топливом. И сравним со стоимостью строительства ветряного или солнечного генератора. Генерация из ВИЭ обойдётся гораздо дешевле.

Так, стоимость 1 мегаватт-час новой ТЭЦ в Астане составляет $4-5 млн, а ветровой электростанции – максимум $2 млн. При этом ТЭЦ обслуживают сотни человек, а ветрогенераторы – 2-3 человека. И сырьё не надо покупать.

F: Технологии ВИЭ серьёзно развиваются в Европе. А в других регионах планеты, например, в Юго-Восточной Азии, где вы также ведёте бизнес?

- С сумасшедшей скоростью. Никто уже не хочет платить лишние деньги за углеводородное топливо. Рано или поздно энергетический рынок планеты изменится, и ничто его не сдержит – ни нефтяники, ни политики.

F: То есть вы считаете, что в будущем мы никому не сможем продавать ни уголь, ни нефть?

- Нефть будем продавать, но на производство пластмассы.

F: А что будет с атомной промышленностью?

- По крайней мере, она не будет расти. Вот увидите, через 10 лет АЭС и НПЗ во всём мире будут превращаться в памятники. В это не все верят. Но мало кто ещё два года назад верил и в нефть по $30 за баррель.

Посмотрите, в какие технологии сейчас вкладывают миллиарды долларов инвесторы со всего мира. Это – разработки генерации солнечной энергии. Наверное, инвесторы не дураки…

F: Да что там ВИЭ, некоторые алматинские ТЭЦ и частные дома до сих пор на газ не могут перевести, хотя экс-аким города Ахметжан Есимов обещал это сделать к концу 2013. А теперь он за «энергию будущего» на EXPO-2017 отвечает… 

- Да, подлетаешь к Алматы на самолёте, и сердце кровью обливается, когда видишь смог. Почему бы нынешнему акиму и правительству не спасти жителей самого большого города Казахстана? Надо полностью газифицировать город и запретить угольное отопление. Надо перевести на газ не только отопление, но и транспорт. Для начала - коммерческий. Прямо ввести требование на уровне закона: хочешь работать в городе – переводи транспорт на газ. Не хочешь - работай в другом регионе. А для автовладельцев-частников надо продумать свою отдельную мотивационную программу по переоборудованию машин на газ. Все же знают, что это – особенный город, который не проветривается. Но никто не хочет всерьёз браться за проблему.

В чём мы можем стать лидерами

F: Если Казахстану не стать лидером в области ВИЭ, то в чём мы можем быть впереди планеты всей? Как вообще диверсифицировать экономику?

- Мы уже пытались ради диверсификации запустить массу проектов в рамках ФИИР и карты индустриализации, когда баррель стоил $100. Где они? Сколько пользы приносят стране? А тем временем эффективность вложенных средств легко проверить, посчитав, как растёт их прибыль и сколько налогов с них заплатили.

Если не получается у нас создать конкурентный продукт, если не смогли завалить мир самолётами, надо находить ниши, где мы можем быть конкурентоспособными.

Мы не станем в ближайшем будущем выпускать лучшие электромобили, не будем первыми в IT‑индустрии, и, скорее всего, не совершим глобальные научные прорывы в лабораториях. Но у Казахстана есть несколько преимуществ. Во-первых, по соседству с нами большие рынки сбыта. Во-вторых, у нас есть сырьё. В-третьих, у нас чистая земля, которая не испорчена китайскими сельскохозяйственными технологиями. И эти преимущества надо использовать.

Имея сырьё, мы можем стать лидерами по производству промышленных полуфабрикатов. Можно, например, не металлическую руду задёшево продавать, а превратить её в прокатный лист и поставлять для тех же китайский автомобильных компаний.

С чистой землёй мы можем стать не сотыми в мире по выращиванию ГМО-культур, а первыми по производству органик-продуктов и по эко-туризму. Это гораздо реальнее, чем за бюджетные миллиарды запускать неконкурентоспособные проекты.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8938 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
25 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить