Как инвесторы оценили молодую казахстанскую платёжную систему в миллион долларов

По словам сооснователя, преимущество их проекта перед другими платежными системами – это подход к работе

Игорь Ем - основатель проекта OneVision
ФОТО: © Андрей Лунин
Игорь Ем - основатель проекта OneVision

Согласно исследованию международного агентства MarketsandMarkets, в прошлом году объем мирового рынка онлайн-платежей составил $79,3 млрд. Эксперты агентства прогнозируют, что до 2025 года рынок ежегодно будет расти как минимум на 14% и достигнет отметки $154 млрд. Ожидается, что это будет происходить благодаря дальнейшему росту проникновения интернета, распространению смартфонов, развитию мобильной коммерции и продвижению цифровых платежей во всем мире.

Не остается в стороне от тенденции и Казахстан. Помимо глобальных игроков Visa и MasterCard здесь действуют такие отечественные продукты, как WooPay, Robokassa, IOKA, Paybox, CloudPayments и другие. Игорь Ем, основатель нового проекта в этой сфере OneVision, убежден, что сможет успешно конкурировать со всеми ими. Вероятно, не без оснований: в сентябре 2021 года венчурный фонд MOST Ventures оценил OneVision в $1 млн, инвестировав в него $100 тыс. Чем же новая платежная система способна заинтересовать казахстанский бизнес?

Не та профессия

Игорь, которому сейчас 26 лет, вырос в большой алматинской семье. У родителей есть свой бутик на барахолке, старший брат работает в крупной строительной компании в Австралии. «Младшему 17, хочет стать физиком-теоретиком. В общем, интересы у всех разные», – улыбается собеседник. Сам Игорь с восьмого класса мечтал стать доктором, даже углубленно изучал человеческую анатомию и физиологию. Окончив школу, поступил в Санкт-Петербургский государственный университет имени академика Павлова на специальность «лечебное дело». «Сначала хотел стать кардио­хирургом, но после практики на первом курсе мне сказали, что я слишком крупный и мне лучше быть травматологом», – вспоминает предприниматель.

Возможно, это тоже сыграло свою роль, но в какой-то момент он осознал, что медицина - не по его части. Дело даже не в том, говорит Игорь, что нужно было учиться целых семь лет, а в том, что он слишком эмпатичен и не любит делать людям больно. «Кому-то на роду написано быть врачом, но, видимо, не мне», – разводит руками собеседник. В 2015 году, после третьего курса, он вернулся в Алматы и объявил о своем решении родителям. «Отец сильно ругался, меня все отговаривали, я переживал…» – вспоминает Игорь. Тем не менее юноша настоял на своем и устроился на работу в новостной портал Nur.kz, где занимался продажей онлайн-рекламы. «Год я там поработал, затем перешел в рекламное агентство. Крутился в этой сфере, потому что нужны были деньги, чтобы показать родителям, что я могу что-то делать и без образования», – признается Игорь.

Новая стезя

В 2017-м его подруга уходила из Сбербанка и искала на свою позицию менеджера по разработке инновационных программ. Хоть образования программиста у Игоря не было, он еще со школы неплохо обращался с компьютером. Кроме того, подруга знала его как человека, который ответственно относится к поставленным задачам. По словам Игоря, как только его приняли, он буквально на ходу стал изо дня в день учиться программированию. «Когда дошел вопрос до языка структурных запросов SQL, начал изучать и его. Затем приступил к изучению архитектуры – как строить базы данных. Все брал из интернета», – рассказывает стартапер. За то время, что Игорь проработал в Сбере, до 2019 года, ему удалось понять, как работает банк, как строятся системы, как устроены карточные продукты, как совершаются переводы и что такое администрирование баз данных.

Затем на позицию менеджера по платежным системам Игоря пригласил Алексей Назаров, основатель системы PayBox, впоследствии участник рейтинга Forbes Kazakhstan «30 до 30». «Это был молодой стартап, меня это заинтересовало. После банка – свобода и нет бюрократии», – объясняет собеседник. В Paybox он администрировал текущие платежные решения, где-то их совершенствовал или придумывал и разрабатывал новые способы приема платежей. «Сначала мне дали три страны – Россию, Кыргызстан и Германию. Затем доверили все остальные, включая Казахстан. Там я узнал, как устроена платежная система», – рассказывает Игорь.

Однако в конце 2020 года из-за профессиональных разногласий с Назаровым ему пришлось уволиться. Устроился в сеть спортивных товаров французского бренда Decathlon, только зашедшего в Казахстан, где занимался настройкой эквайринговых систем, то есть «пусконаладкой» e-commerce.

Место на рынке

Как рассказывает Игорь, к мысли о том, что он способен создать что-то свое, его подвигли друзья: «Встретились, пообщались и поняли, что всем стало тяжело на своей работе, всех ограничивают в свободе. Подумали, что можем сделать, и решили, что это будет платежная система». В январе 2021-го они приступили к разработке.

По словам Игоря, его друзья – эксперты из разных сфер: финансы, юриспруденция, проектный менеджмент, и именно это помогло им успешно запуститься. К тому же он сам уже изучил, как устроен e-commerce и как в него интегрируются системы онлайн-платежей. «Я знал всех своих конкурентов в лицо – новых и старых, знал, как поделен рынок, плюс подсобили отчеты Нацбанка, реестр платежных систем открыт. Поэтому понимал, что заходить на этот рынок еще не поздно, там есть где заработать», – объясняет собеседник.

ФОТО: © Андрей Лунин

С момента возникновения идеи до реализации ушло всего полгода, к июню OneVision уже была готова принимать и обслуживать платежи. Система работает достаточно просто: человек, покупая что-то на сайте, переходит на платежную форму, где вводятся данные карты. «Мы обрабатываем данные о магазине, где проходит покупка, собираем данные карты физического лица, подсчитываем сумму покупки и отправляем всю информацию в банк. Тот все проверяет и объявляет статус платежа. Мы в свою очередь отсылаем это физическому лицу», – рассказывает Игорь.

По словам сооснователя стартапа, их преимущество перед другими платежными системами – это подход к работе. «К клиенту есть определенные требования, но мы стараемся подстроиться под каждого. Кроме того, у нас есть мультиэквайринг, каскадные платежи, мы заботимся о безопасности данных», – отмечает Игорь. Процент, который они предлагают бизнесу, – от 2,5 до 3%, однако рассчитывают под каждого клиента индивидуально. «К примеру, есть льготный сегмент – аптеки, которым мы можем снижать процент. Или доставка еды», – говорит собеседник.

Тем не менее первые клиенты появились только в сентябре. Игорь объясняет это тем, что для проведения платежей им нужна была лицензия от Национального банка. Чтобы ее получить, нужно было предоставить финрегулятору данные об основном капитале в размере не менее 30 млн тенге. Получению лицензии предшествовала подача в июне заявки на инвестирование в венчурный фонд MOST Ventures. «Мы поняли, что собственных сил и средств нам не хватает. Новые IT-решения дорогие, да и разработчикам нужно было платить зарплату. Круто, конечно, что система работает, но нужно ведь поначалу как-то жить», – объясняет Игорь. В результате MOST оценил OneVision в $1 млн, инвестировав $100 тыс. и получив 10% проекта. «Спустя три месяца после получения лицензии мы имеем неплохую прибыль – более $10 тыс. в месяц. В конце 2021 года вышли на самоокупаемость», – отмечает предприниматель.

Набраться сил

Кроме того, рассказывает Игорь, деньги от MOST Ventures они инвестировали в расширение технических возможностей платежной системы, поскольку на разработку собственных решений уходит огромное количество времени и усилий разработчиков. «Не все решения можно сделать быстро. А клиенту нужно что-то именно сейчас. К примеру, сертификация, которая говорит о том, что мы храним данные клиентов в безопасности. На все это нужны деньги», – поясняет собеседник.

С момента запуска через платформу OneVision было проведено более 1 млн транзакций. Пока, признается Игорь, они обслуживают не так много клиентов, как им хотелось бы, однако первый крупный клиент уже подписан – премиум-реселлер продукции Apple компания iPoint. «Здесь есть где расти. Не могу сказать, что мы выглядим идеально, – признается стартапер. – Думаю, на формирование идеального варианта платежной системы уйдет как минимум год. Но OneVision ежедневно совершенствует свой функционал».

Платформа предлагает казахстанскому бизнесу ряд услуг в области онлайн-платежей, такие как прием и выплаты на карту, QR-оплата и токенизированные платежи. Также команда ведет работу по расширению сопутствующих услуг для клиентов: оплата электронными деньгами и криптовалютой, сплитование платежей, онлайн-кредитование и рассрочка. «Мы подключаем любого клиента, соответствующего требованиям законодательства. Однако, к примеру, не можем эквайрить «Форекс», потому что это потенциальный риск, не можем обслуживать благотворительные или социальные фонды», – говорит Игорь.

Комментируя проект OneVision для Forbes Kazakhstan, известный венчурный инвестор и сооснователь MOST Ventures Бахт Ниязов отметил, что, несмотря на, казалось бы, высокую конкуренцию в сегменте эквайринга, на рынках Центральной Азии, по сути, нет ни одного сервиса, который бы всех полностью устраивал. «Я тестировал, например, PayBox и понял, как сложно бизнесу приходится из-за низкой конверсии платежей и слабого сервиса. Я увидел, что Игорь и команда имеют видение, как сделать по-настоящему хороший продукт, и решил их поддержать. Тот «трекшн», который они показали за эти месяцы, меня порадовал. Думаю, текущая оценка уже на уровне $4–5 млн», – говорит эксперт.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
30835 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Казахи в Украине: бизнес в условиях войны Смотреть на Youtube