Миллионер Ералиев: Рис – благородное дело

Forbes Kazakhstan поговорил с владелецем товарищества «Абзал и Компания» Абзалом Ералиевым о сельхозпереработке, фонтанах и о часах в родном ауле

фото: Андрей Лунин

«Когда в 90-х годах все остановилось, некоторые люди продолжали ходить на работу еще лет 10, при этом не получая зарплату. Они надеялись, что все наладится, что у них снова будут рабочие места и с ними наконец-то расплатятся по долгам», – вспоминает основатель, владелец и директор полного товарищества «Абзал и Компания» Абзал Ералиев. Мы сидим в небольшом кабинете в здании отремонтированной автобазы и разговариваем об истории создания крупнейшей в Казахстане компании по производству риса. За окном проезжает КамАЗ, и Ералиев на несколько секунд задумывается, глазами провожая самосвал. По лицу видно, что он пытается распознать, кто, откуда и что везет. Этому человеку, долларовому миллионеру, всегда до всего есть дело и для всего есть время: создать крупнейшего в стране несырьевого экспортера, поднять из руин родной аул, получить звезду Героя труда Казахстана (за всю историю страны эта награда была вручена лишь 15 гражданам) или собственноручно завести ключом часы-ходики в приемной.

Казахский рис для Nestle

В минувшем январе ПТ «Абзал и К» исполнилось 20 лет. Редкое явление для новых реалий – юридическое лицо просуществовало два десятка лет и не было закрыто. Начиналась компания с капитала примерно в $10 тыс., а сегодня это крупнейший в стране производственный холдинг полного цикла по производству риса, с активами около $50 млн и годовым оборотом в $60 млн. Предприятие возделывает, перерабатывает и продает рис-сырец на 7 тыс. га собственными рисосеющими хозяйствами «Магжан и К» и «Бесарык», расположенными в Сырдарьинском районе Кызылординской области. Всего в объединении работают около тысячи человек. «Треть нашей продукции – 10 тыс. тонн – идет на экспорт в страны СНГ и дальше. Основной потребитель – страны Центральной Азии и Россия. Рис мы экспортируем под брендом «Элита», – рассказывает Ералиев, лихо выдернув шнур из звонящего настольного телефона.

Компанию знают не только частные покупатели, но и глобальные международные производители. По данным Forbes Kazakhstan, российское подразделение Nestle намерено покупать у «Абзал и К» рис для своего производства. Однако Абзал пока не хочет раскрывать детали переговоров, ссылаясь на коммерческую тайну.

У компании большая номенклатура товаров, но главный – это рис шлифованный и рис шлифованный дробленый. Продукт упакован в тару по 1, 2, 5, 10 и 25 кг. Предприятие имеет сертификаты халал, сертификаты соответствия Государственным системам технического регулирования Республики Казахстан, сертификат ИСО 9001-2009.

Виртуоз бартера

Изначально Ералиев не думал заниматься рисом. Он родился в ауле им. 50-летия Казахской ССР (сегодня – аул им. Наги Ильясова). После школы поступил в Джамбульский гидромелиоративно-строительный институт на специальность «сельскохозяйственное строительство». Окончил вуз в 1982 году и ушел в армию. После дембеля устроился на работу в домостроительный комбинат в Кызылорде. Проработав в ДСК 10 лет, поднялся по карьерной лестнице от мастера до начальника участка.

После развала СССР многое поменялось, в том числе стал чахнуть комбинат. «К 1994 году я понял, что наш ДСК дышит на ладан, работы не было совсем. Предприятия остановились, – вспоминает Ералиев. – Я осознал, что нужно создавать что-то свое, и в том же году зарегистрировал свою фирму – полное товарищество «Абзал и Компания».

С чего начинал практически любой бизнесмен середины 90-х годов? Тогда было два варианта – воровство или торговля. Абзал пошел по второму пути и начал наведываться в Узбекистан, где покупал растительное масло и перепродавал его в Казахстане. Попутно занимался и другими товарами, чаще всего продуктами.

Продовольственным челноком Ералиев был два года. Если бы не кризис с наличными деньгами, то, возможно, и не быть ему сейчас рисовым магнатом. Дело в том, что, когда объемы торговли начали расти, потребовались дополнительные деньги, которых неоткуда было взять. Он их выручил, продав строительные материалы, которые копил годами для постройки собственных дома и дачи. Продал все, получив $10 тыс., которые пустил в оборот.

Хотя легко сказать – продал. Для того чтобы получить деньги, отдал материалы строительной компании, которая возводила нефтяную инфраструктуру – поселки для рабочих. Нефтяники расплатились с ним дизельным топливом. Солярку он возил в аулы, где менял ее на рис. Схема наладилась: весной или летом предприниматель развозил дизтопливо по аулам, а осенью собирал с земледельцев урожай – шалы (неочищенный рис). Его сдавал на завод для переработки, где за часть урожая ему этот рис шлифовали. Готовый продукт Абзал возил по городам Казахстана и продавал в мешках. Таким образом к 1997 году он умудрялся за сезон реализовывать примерно по 120 тонн.

Так он крутился несколько лет, но потом отшлифованный рис стало все труднее забирать с перерабатывающего завода. Переработчики пользовались своей монополией и не спешили отдавать продукт. Спрос на быструю переработку родил предложение – в Кызылорде появились мини-заводы по переработке риса, которые завезли из Китая. Небольшие молотилки стоимостью около $3 тыс. ставили в ангарах, где шла переработка шалы. В час такие машины перерабатывали до тонны неочищенного риса. Если поставить, к примеру, 10 молотилок, то уже получалась приличная цифра в 10 тонн в час. «Летом 1998 года мы посоветовались с родственниками и решили, что на переработке шалы можно серьезно заработать», – рассказывает Ералиев.

Все на базу

На бывшей автобазе треста «Кызылордастрой», которая к тому времени прекратила работать, родственники взяли в аренду бокс и переделали его под переработку риса. В этом ангаре они поставили три молотилки и проработали так один сезон. Через год за 20 тонн риса они помещение выкупили. Абзал вспоминает об этом с некоторым смущением: мол, продавец сам-то купил автобазу за небольшие деньги. «Ну, как купил? Приватизировал», – уточняет он.

В течение трех лет Ералиев выкупил всю автобазу, и к 2002 году она уже полностью принадлежала ему. Несколько лет расплачивался деньгами, рисом. Помимо этого, взял на себя обязательство погасить рабочим долги по зарплате. Причем эти чужие долги исправно выплачивал бывшим сотрудникам несколько лет, хотя мог спокойно от них откреститься.

В 2002 году на собственном мини-заводе ПТ «Абзал и К» производило примерно 20 тонн белого риса в день. Объемы постоянно росли, проблем с продажами в Казахстане и за рубежом не было – товар расходился стабильно.

К 2003 году, решив увеличить посевные площади, компания взяла в аренду на 15 лет в ауле им. Наги Ильясова более 1,8 тыс. га земли. Конкуренты строили различные козни предпринимателю, в том числе мешали расширяться. Однако закончилось тем, что конкурирующее ТОО «Наги» в 2005 году обанкротилось, будучи не в состоянии выплатить 110 млн тенге долгов Банку ТуранАлем. Для того чтобы залоговая земля не ушла неизвестно кому, «Абзал и К» взяло на себя обязательства по выплате этого долга в нагрузку к купленным площадям. С банкирами земледельцы договорились о рассрочке на семь лет и ставке в 12%. Под эту сделку была создана новая компания ТОО «Магжан и К», где Ералиев является единственными учредителем. К слову, в ПТ «Абзал и К» он владеет долей в 50%, а вторая половина распределена между родственниками. Производство можно назвать семейным: в компании трудятся сын Магжан, дочь Гульнур, братья Мурат и Марат Сарсенбаевы.

Оформив сделку, бизнесмен решил взять еще один кредит – у Халык Банка – на покупку южнокорейского завода по переработке риса стоимостью $600 тыс. и мощностью 5 тонн в час. А к 2010 году приобрел китайский завод такой же производительностью за $0,5 млн.

После этих шагов цифры производства стабильно поползли вверх. Так, в 2011 году ПТ «Абзал и К» собрало 27 тыс. тонн риса. После того как объемы продаж окрасились зеленым цветом роста, компания предложила другим фермерам свои семена. Для этого в Германии была приобретена линия по очистке семян PETKUS Technologies GmbH, что в итоге обошлось более чем в $1 млн.

15 лет Абзал занимается рисом, и каждый год возникают какие-то проблемы. Например, сейчас предприятие, как уже говорилось, производит семена для фермеров. Попутно выяснилось, что необходимо уменьшать краснозерность семенного материала. Краснозерный рис не годится на посев, и урожай, который должен пойти на сев, должен быть очищен от брака. Для этих целей Ералиев собирается купить новейший завод в Германии. Как раз во время интервью в кабинет входит его брат Марат, только что прибывший из этой страны, и сообщает, что переговоры вступили в финальную стадию.

Не для печати

Ералиев без особого энтузиазма рассказывает об истории становления своей рисовой империи. Но когда речь заходит о его родном ауле, сразу подскакивает из-за стола и подсаживается поближе с красочным альбомом. В толстой, богато украшенной книге с яркими фотографиями рассказывается, как он и его компания обустроили село. «Вот, посмотрите, что было, а как сейчас стало красиво», – с искренним восторгом перелистывает страницы бизнесмен. На одном фото изображен ряд отремонтированных домов, выкрашенных в веселый цвет, на другой – баня, на третьей – большие часы в центре аула, чем-то похожие на Биг-Бен, фонтаны с подсветкой. Но больше всего в толстой книге живых цветов, которыми Абзал буквально засадил весь поселок.

«Взгляните – на днях пришли коробки с семенами, – улыбаясь показывает миллионер. – Мы их сами весной в теплице высаживаем, затем переносим на открытый грунт. А осенью луковицы назад выкапываем и складываем в теплом месте до весны». На столе возвышается приличная гора коробок, видимо, все с семенами. Оказывается, каждая стоит 5 тыс. евро. А в целом на все мероприятия по благоустройству своего аула Ералиев тратит в год около $1 млн. Просто так. В ближайшее время здесь начнется строительство настоящего спортивного комплекса, с большим стадионом и площадками для других занятий. Список добрых дел можно продолжать долго, их хватило бы на целую книгу...

К чему этот рассказ о цветах и часах? Сегодня социальная ответственность бизнеса – это в основном некая обязанность для состоятельного человека, который хочет выглядеть в глазах власти и общественности достойным сыном Отечества. Именно выглядеть, а не быть. Ералиеву же опять-таки просто до всего есть дело – однажды власть объявила, что в аулах проживает почти половина казахов и нужно поднимать село, он взял и начал с себя.

Разумеется, бизнесмен не все строит на собственные деньги, под проекты привлекаются бюджетные средства в рамках государственно-частного партнерства – половина на половину. Но это уже детали. Какая, в конце концов, ему выгода от бесплатной бани или футбольного поля? На потраченный в год миллион он мог бы купить себе еще один завод. «А как по-другому? Аул-то родной», – объясняет Абзал.

Он, настоящий крепкий хозяйственник, намерен в будущем наращивать посевные площади, усиливать комплекс обработки семян, улучшать семенной фонд и расширять географию продаж собственной продукции. Лозунги почти как у власти, правда, вполне себе ощутимые и реальные.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
17778 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
11 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить