Раимбек Баталов: Как нам реализовать «Нурлы жол». Часть 2

Forbes.kz продолжает публиковать цикл статей Раимбека Баталова, председателя совета директоров Raimbek Group. Известный бизнесмен дает советы людям из власти, что нужно сделать, чтобы государственные программы заработали, стали жизнеспособными и улучшили саму жизнь вокруг нас

Фото: Андрей Лунин
Раимбек Баталов.

Продолжение. См. здесь часть 1.

В прошлый раз Раимбек Баталов высказал мнение о том, что госпрограммам не хватает «вертикальной интегрированности» и привел пример, как тщательное планирование развития отрасли «сверху донизу» помогло Китаю победить в «томатной битве» даже Италию. В этот раз бизнесмен решил поговорить о деньгах и комбинации из трех пальцев.

Часть 2. Авторов госпрограмм - в поле!

Как бизнесмен по природе своей - я люблю рисковать, как бизнесмен успешный - всегда просчитываю риски. Высокорискованным занятием сегодня стала работа в пищевой промышленности. На нас давит девальвация, по нам бьют рикошетом антироссийские и российские санкции, нас прижимают конкуренты – транснациональные компании и сельхозпроизводители соседних государств. Однако одна из самых больших проблем вызревает у нас под боком – в любой момент мы можем остаться без качественного сырья.

Сегодня казахстанские производители лишь на 60-70% обеспечивают потребность страны в молоке. Только за счет того, что в сельской местности проживает 47% населения, которые содержат коров и потребляют своё молоко, там не ощущается острого дефицита. Но этот дефицит ощущают городские жители. На наших полках изобилие привозных молочных продуктов, что в денежном эквиваленте составляет порядка 1 млрд тенге.

Для завода Raimbek Agro часть сырья приходится завозить из Киргизии, остальное собираем в подсобных хозяйствах. Личные подсобные хозяйства производят 95% молока в Алматинской области. Малых, средних и крупных крестьянских хозяйств нет вовсе. Поэтому, когда в 2012 была принята Программа по развитию агропромышленного комплекса на 2013-2020 «Агробизнес-2020», производители молочной продукции вздохнули с облегчением.

Было чему радоваться - программа обещала создание и развитие молочно-товарных ферм, значит, проблема с сырьем должна вот-вот решиться. В 2014 должны были создать 36 ферм по 50 голов каждая (к дедлайну обещали построить 400 таких ферм), 18 по 100 голов (к 2020 их также должно стать 400), 22 по 200 голов (к окончанию программы должны возвести 400) и 2 по 600 голов (22 к 2020). И где же они? Возможно, где-то минифермы и построены, но мы - бизнесмены, прямо заинтересованные в таких фермах, не видим их ни одной!

Мы решили разобраться, в чем загвоздка, почему крестьяне не идут в «выгодный бизнес», почему молочные фермы в стране с самым дорогим молоком в мире (!) не растут как грибы после дождя.

Отчаявшись достучаться до «верхов», мы решили организовать пилотный проект «Молочная ферма», чтобы на примере конкретного крестьянина показать реалистичность этой госпрограммы.

Итак, мы наняли людей, подготовили проект и нашли «подопытное» крестьянское хозяйство.  

У нашего завода Raimbek Agro есть давний партнер - Марат Аманжолов (его КХ расположено в поселке Тлендиева Илийского района Алматинской области. - F). Почему выбор пал на него - легко объяснить. Аманжолов создал свое крестьянское хозяйство в 1996, получив после приватизации клочок земли и пару коров. Сегодня у него 160 голов КРС, уже в течение 10 лет ежедневно он поставляет на наш завод по 500 литров молока. Аманжолов занимается развитием водоснабжения (сейчас, помимо своего поселка, обслуживает еще два), является лучшим плательщиком налогов в районе. Словом, Марат Сагадатович из тех людей, которых принято называть крепкими хозяйственниками.

Но главное – он хочет и может развиваться дальше. Аманжолов решил по программе создать миниферму на 100 высокоудойных коров, построить современный коровник и оборудовать его. Почему нет? Ведь государство зазывает, обещает помочь льготными кредитами на покупку скота и оборудования, на пополнение «оборотки».

В программе по созданию молочно-товарных ферм есть отраслевой ориентир – затраты на одну корову составляют 7 тыс. Но наши специалисты помогли снизить эту цифру до €4 тыс. за счет того, что нашли оборудование подешевле: голландское заменили на российское, нашли оптимальную по цене строительную конструкцию самой фермы, отыскали на Севере Казахстана хозяйства, где можно купить местных племенных коров, а не везти их из Голландии. В итоге стоимость проекта для Аманжолова составила 65 млн тенге: около 30 млн - на оборудование и коров, еще 30 с лишним млн тенге - на строительство самой фермы. Срок окупаемости головокружительный – всего 5 лет.

Фактически мои сотрудники, предложив новую типовую модель фермы, показали Минсельхозу, как можно снизить CAPEX (капитальные расходы. - F). Если какой-либо фермер возьмет за основу эту модель, то у него будет больше шансов воспользоваться государственными инструментами. Это мы так наивно полагали, пока Аманжолов и мои специалисты не начали «крестовый поход» за финансами.

Первым делом пошли в Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства (ФФПСХ). Фонд является главным оператором по финансированию личных подсобных хозяйств и КХ, субсидирует поставку скота, оборудования для молочных ферм. Однако строительство самой фермы Фонд не имеет права субсидировать. А вот это серьезный просчет.

Дело в том, что крестьяне, которые хотят увеличить поголовье, нуждаются в финансировании всех затратных статей, включая строительно-монтажные работы. В строительство минифермы на 100 голов надо вложить 35-40 млн тенге. Для подавляющего большинства крестьян это неподъемная сумма. Поэтому непонятно, какого эффекта от программы по созданию молочно-товарных ферм ждет Минсельхоз, если не решен ключевой вопрос финансирования. В общем, мы посоветовали Аманжолову взять деньги под строительство в банке с помощью другой государственной программы - «Дорожная карта бизнеса-2020».

После этого начались мытарства нашего крестьянина с документами для финансовых институтов. На сбор бумажек ушло 4 недели, а затем еще 2 недели он вынужден был доносить необходимые материалы. Вот здесь стоит подключить портал электронного правительства, чтобы упростить процедуру сбора документов и не отпугивать фермеров бюрократическими проволочками.

Но самым большим камнем, о который споткнулся Аманжолов, стало залоговое обеспечение. Все финансовые организации потребовали от Марата залог, оцениваемый по ставке 0,5, то есть 50% от стоимости. Он заложил дом и земли - всё свое имущество в ФФПСХ на 7 лет, но ему не хватило залога даже на покупку оборудования и коров. Проект стоит 65 млн тенге, залог нужен на 130 млн тенге, а «по сусекам наскребли» лишь 45-50 млн тенге. Если бы коэффициент ликвидности увеличили до 0,9, если бы в качестве залога областные акиматы предоставляли имущество областного залогового фонда (а залоговые фонды надо создавать за счет республиканского бюджета), крестьянам стало бы уже намного легче.

Но вернемся с небес на землю. На кредит под строительство фермы у Аманжолова просто не осталось залогового имущества. Да если б и осталось, банк бы его не взял: там требуют только землю или недвижимость в Алматы и не берут в залог строительство новой фермы на стадии проектного финансирования. И такие проблемы у самого сильного фермера района! Что же говорить про остальных? Не потянут они строительство миниферм. Фактически государство фермеров пальцем поманило: мол, участвуйте в программе, - а потом показало комбинацию из трех пальцев.

Что делать? Ничего сверхъестественного: просто чиновникам надо выходить в поле, обкатывать программы на пилотных проектах, как это делаем мы с КХ «Аманжолов», прислушиваться к тому, что говорят сами участники рынка - и только потом запускать госпрограммы в массы.

В следующий раз поговорим о том, что нужно сделать, чтобы прутик не сломался.

Записала Татьяна Трубачёва.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13602 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
12 декабря родились
Мухтар Кул-Мухаммед
сенатор
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить